Sie sind auf Seite 1von 202

Europäische Fachhochschule

European Applied Sciences

#5 – 2013
Impressum
European Applied Sciences
Wissenschaftliche Zeitschrift

Herausgeber:
ORT Publishing
Schwieberdingerstr. 59
70435 Stuttgart, Germany

Inhaber: Konstantin Ort

Tel.: +49(711)50432575
Fax: +49(711)50439868

info@ortpublishing.de
www.ortpublishing.de

Die Herausgabe verfolgt keine kommerziellen Zwecke und wird durch die gemeinnützige Organisation „Zentrum der sozial-politischen
Forschungen „Premier“ (Krasnodar, Russische Föderation) unterstützt, www.anopremier.ru.

Chefredakeur: Editor-in-chief:
Dr. phil. Stephan Herzberg Stephan Herzberg

Redaktionskollegium: International editorial board:


Apl.-Prof. Dr. phil. Lutz Schumacher, Lutz Schumacher, Luneburg, Germany
Lüneburg, Germany Johannes Pinnekamp, Aachen, Germany
Prof. Dr.-Ing. Johannes Pinnekamp, Aachen, Germany Carsten Knockret, Heidelberg, Germany
Dr. phil. Carsten Knockret, Heidelberg, Germany Dietrich Pukas, Bad Nenndorf, Germany
Dr. rer. soc. Dr. phil. Dietrich Pukas, Bad Nenndorf, Germany Kristina Reiss, Munich, Germany
Prof. Dr. phil. Kristina Reiss, München, Germany Susanne Stark, Bochum, Germany
Prof. Dr. oec. Susanne Stark, Bochum, Germany Marina Savtchenko, Krasnodar, Russia
Prof. Dr. iur. utr. Marina Savtschenko, Krasnodar, Russia Alexey Kiselev, Krasnodar, Russia
Dr. disc. pol. Alexej Kiseljov, Krasnodar, Russia Saida Bersirova, Krasnodar, Russia
Dr. oec. Saida Bersirowa, Krasnodar, Russia
Editorial office:
Korrektur: ORT Publishing
Andreas Becker Schwieberdingerstr. 59
70435 Stuttgart, Germany
Gestaltung:
Peter Meyer Tel.: +49(711)50432575
Fax: +49(711)50439868
Auflage:
info@ortpublishing.de
№ 5 2013 (Mai) Volume 2 – 500
www.ortpublishing.de
Redaktionsschluss Mai 2013
Erscheint monatlich
European Applied Sciences is an international, German/ English/
ISSN 2195-2183
Russian language, peer-reviewed journal and is published monthly.
© ORT Publishing
№ 5 2013 (May) Volume 2 – 500 copies
Passed in press in May 2013
Der Abdruck, auch auszugsweise, ist nur mit ausdrücklicher Ge-
ISSN 2195-2183
nehmigung der ORT Publishing gestattet.
© ORT Publishing
Die Meinung der Redaktion oder des Herausgebers kann mit der
Meinung der Autoren nicht übereinstimmen. Verantwortung für die In-
halte übernehmen die Autoren des jeweiligen Artikels.
Section 1. Technical sciences 3

Section 1. Technical sciences


Gritsay Igor Evgenievich, Doktor der technischen Wissenschaften, Professor,
Leiter des Lehrstuhles «Maschinenbautechnologie»
der National-Universität «Lviv Polytechnic», Lvіv, Ukraine

Sinusoidale zahnradübersetzung als alternative zur traditionellen


übersetzung und die neue schneidemethode von zahnrädern
Stand im Bereich der Zahnbearbeitung
Das Schneiden der Zahnräder mit dem Schneckenfräser ist derzeit das wichtigste Herstellungsverfahren von Zahnrädern mittlerer und höherer
Genauigkeit, auch in Kombination mit der Herstellung von Präzisionsrädern durch das Schleif- und Honen-Verfahren. Diese Methode entspricht trotz
der kontinuierlichen Fortschritte in den Bereichen der Schneckenfräser-Konstruktion, der Werkzeugmaterialien und der Schutzbeschichtungen, der
Schmier- und Kühlstoffe und der Konstruktionen von Schneckenfräsern nicht vollständig den Anforderungen, die an die modernen technologischen
Prozesse  im Bereich der Herstellung  von Maschinenteilen gestellt werden. Die Qualität der Zahnräder wird durch hohe  Investitionen und
Aufwendungen (Kosten) in der Produktion erreicht. Das Fräsen der Zähne von Zahnrädern mit dem Schneckenfräser ist sehr arbeitsintensiv und
hat eine eingeschränkte Produktivität. Die Zahnräder sind auf Grund der hohen Kosten der Schneckenfräser ziemlich preisintensiv.
Die Forschungsarbeiten, die am Lehrstuhl/Fakultät für Maschinenbau der National-Universität „Lviv Polytechnic» über eine längere Zeit
durchgeführt wurden, zeigen, dass das Schema des Schneidens mit dem Schneckenfräser unvollkommen ist. Die Mängel, wie Heterogenität
der Verteilung der Aufmaße zwischen den verschiedenen Zähnen des Fräsers und der einzelnen Klingen, unregelmäßiger Schneideprozess
und hohe dynamische Belastungen, beschleunigte Abnutzung einiger Zähne des Fräsers, die die Beständigkeit begrenzen, können durch
keine Verbesserungen beseitigt werden.
Stand der Zahnradübersetzung
Die Grundlage einer Zahnradübersetzung  im Maschinenbau  ist die evolvente  Verzahnung, die eine Geschwindigkeits- und nicht
Kraftübersetzung darstellt. Trotz der bekannten  Vorteile (definierte technologische  Vielseitigkeit, mögliche Winkel-, Höhen- und
Längskorrekturen, konstantes Übersetzungsverhältnis), haben diese Übersetzungen bemerkenswerte Nachteile: begrenzte Kontakt- und
Biegefestigkeit der Zähne, zyklische Ermüdung, mangelnde Belastungsfähigkeit. Um den Lärm am Arbeitsplatz reduzieren zu können, werden
die modernen Evolventen-Räder mit der Genauigkeit von Eichmaß-Rädern hergestellt.
Andere Arten von Getrieben und Rädern (von Novikov, F. Boston, S. Bramley-Moor, E. Vіldhaber, A. Roano, gewölbte und zykloidale
etc.) werden begrenzt verwendet und sind nicht üblich.
Sinusoidale Zahnradübersetzung
Einen deutlich höheren Standard sowohl in Hinsicht der Radkonstruktion als auch derer Technologie weist die Zahnradübersetzung mit
sinusoidaler Verklingung auf. Unter Beibehaltung des grundlegenden Gesetzes der Verklingung und der konstanten Getriebe-Relation, haben
sie folgende Vorteile:
— Niedriger Geräuschpegel. Der Geräuschpegel der sinusoidalen Zahnradübersetzung im Leerlauf ist im Durchschnitt um 3,35 dB
niedriger als der Geräuschpegel bei der evolventen Verzahnung und mit Last — um 3,9 dB (10–15%);
— Minimale Geschwindigkeit der gegenseitigen Zusammenstöße der Zähne in der Übersetzung, minimale Geschwindigkeit des relativen
Gleitens der Zähne, dadurch — größere Verschleißbeständigkeit, geringere zyklische Ermüdung und längere Lebensdauer;
— das sinusoidale Profil und eine gleitende Übergangsfläche im Spanraum zwischen den Zähnen reduzieren die Spannungskonzentration
am Fuße des Zahns, und durch die Stärke des Fußes bekommen die Zähne eine zusätzliche Biegefestigkeit;
— Diese strukturellen Merkmale der sinusoidalen Zähne ermöglichen eine höhere Belastungsfähigkeit („Tragfähigkeit“) bei gleichen
Modulen, aber mit einer evolventen Übersetzung. Andererseits kann eine sinusoidale Übersetzung und ein sinusoidales Reduktionsgetriebe
bis zu 25 bis 30% weniger Gewicht und Größe bei einer gleichen Last und gleichem Drehmoment am Ausgang aufweisen;
— Im Gegensatz zu den evolventen Rädern haben die Sinusoidalen keine Zahnunterschneidung, so gibt es keine Beschränkungen für
die minimale Anzahl der Zähne, es können sogar 3 sein. Dadurch verringert sich die Drehzahl der Abtriebswelle des Getriebes und dem
entsprechend erhöht sich die Übersetzungsleistung der Maschine;
— Diese Übersetzungen lassen einen Verklingungswinkel im Bereich von 15° bis 40° je nach Anforderungen an die Übersetzungsfestigkeit
zu, da durch die Korrektur dieses Winkels die Fußstärke der Zähne kleiner oder größer werden kann.
Diese Vorteile wurden experimentell festgestellt und theoretisch nachgewiesen, die meisten von ihnen wurden durch die an der Fakultät
für Maschinenbau der „Lviv Polytechnic“ durchgeführte Studien bestätigt. Das o. g. verspricht für die sinusoidalen Räder und Übersetzungen
eine gute Grundlage für einen breiten Einsatz im Maschinenbau.
Unterschiede im Aufbau der Zähne und die zwei Arten von Rädern sind in der Abbildung 1 ersichtlich.

A B C
Abb. 1. A — Zahnprofile: 1 — evolvente, 2 — sinusoidale; Zahnräder des Moduls 4,5 мм: B — evolvente; C — sinusoidale
4 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

Neue Methode und Technologie der Zahnräder


Die technologische Grundlage für eine weit verbreitete Anwendung von sinusoidalen Rädern kann eine neue, einfache und universelle
Methode des Zahnschneidens werden. Dieses Verfahren ermöglicht, das Rad mit einem dünnen Scheibenfräser (Schneide- oder Schlitztyp) an
der üblichen Fräsmaschine zu schneiden. Der Fräser wird auf einer Werkzeugspindel anstelle des Schneckenfräsers mit Exzentrizität eingesetzt.
Wobei die geometrische Achse gegenüber der kinematischen versetzt ist. Der Prozess des Zahnschneidens läuft beim kontinuierlichen Einlauf,
wie im Falle des Einsatzes eines Schneckenfräsers.
Die Vielseitigkeit der entwickelten Methode zeigt sich in Folgendem:
— Mit Hilfe eines einfachen und kostengünstigen Werkzeuges kann durch  Veränderung der Exzentrizität des Fräsers auf der
Werkzeugmaschine eine breite Palette von Radmodulen, beispielsweise von 0,5 mm bis 5 mm zugeschnitten werden;
— Auf einer Fräsmaschine können mit einem Werkzeug fast alle bekannten Arten von Zahnrädern: zylindrische, konische, spiralförmige
(einschließlich globoidale), 1‑kranzige, gepfeilte, grad- und schrägzähnige, mit geraden und schraubenartigen Zähnen (einschließlich Hypoid)
geschnitten werden. Diese Arbeiten wurden am Lehrstuhl für Maschinenbau-Technologie durchgeführt, einige Muster dieser Räder sind auf
der Abbildung 2 dargestellt.

А B

C D
Abb. 2. Zahnradtypen, zugeschnitten mit einem Werkzeug auf der Fräsmaschine: А — zylindrische mit einem schraubenförmigen
Zahn; B — konische gradzähnige; C — pfeilige schräg zahnige; D — globoidales Schneckenrad mit Schnecke

Abb. 3. Einstufiger Multiplikator der Fräsmaschine: 1 — Achse der Werkzeugspindel;


2 — Multiplikator; 3 — Achse der Fräserspindel; 4 — Scheibenfräser
— Durch die Ausstattung der Maschine mit einem Multiplikator auf der Werkzeugspindelachse (Abb. 3) steigert sich die Drehzahl des
Fräsers um das 3,5‑fache. Dadurch wird eine Schnittgeschwindigkeit von ca. 300–350 m/min erreicht. Dies trägt dazu bei, dass gehärtete
Zahnräder mit Hilfe eines einbaubaren Scheibenfräsers mit Wendeschneidplatten aus hartem Guss bearbeitet werden können. Dieser Fräser
kostet 30‑mal weniger als ein Schneckenfräser (Abb. 4);
— Bei Verwendung eines zweistufigen Multiplikators kann eine Schneidgeschwindigkeit wie beim Schleifen erreicht werden, und selbst
der Zahnschleifprozess ist nach gleichem Schema wie das Zahnfräsen mit einer feinen Schleifscheibe zu realisieren.
— Wenn man das Gesetz der rück-translatorischen Bewegung des Fräsers ändert, kann das gleiche  Verfahren für evolvente
Zahnräder verwendet werden.
Section 1. Technical sciences 5

Abb.4. Schneiden eines sinusoidalen Rades auf einer Fräsmaschine mit einem
zusammengesetzten Fräser mit Wendeschneidplatten aus einem harten Guss
Vorteile dieser Methode
1. Verkürzung der Vorgangszeit, Erhöhung der Produktivität des Zahnfräsverfahrens: a) durch Erhöhung der Schneidegeschwindigkeit,
b) durch eine Erhöhung des Axialvorschubes. Die Trennscheiben können bis zu 100 Zähne haben. Bei einem gleichen Vorschub pro Zahn,
im Vergleich zum Schneckenfräser, ist der Axialschub des Scheibenfräsers 10‑mal größer. Als Ergebnis kann die Schneidezeit eines Rades
eines mittleren Moduls um das 10–15‑fache reduziert werden.
2. Vielversprechend, insbesondere für Reparaturbetriebe kann ein Hybrid einer sinus-evolventen Verklingung sein, in der das Zahnrad,
als mehr belastetes Teil, eine sinusoidale Form und das Rad eine evolvente Form bekommen.
3. Bei der Herstellung von Rädern für größere Module, die mit Schneckenfräsern in mehreren Durchgängen geschnitten werden, können
beide Technologien angewandt werden: die Spanräume mit einem Scheibenfräser mit Multiplikator schneiden und anschließend, wie gewohnt,
die Zähne mit dem Schneckenfräser auf der gleichen Werkzeugmaschine formen. Diese gemischte Technologie reduziert den Bedarf an teuren
Schneckenfräsern, bei gleichzeitiger Verbesserung der Produktivität des Prozesses.
Fazit
Die technische und wirtschaftliche Effizienz der neuen Methode des Zahnschneidens ist den Kennzahlen der derzeit verwendbaren
Produktionsmethoden überlegen. Bei minimalen Kosten für die Einführung dieses Verfahrens, kann Gewinn erwirtschaftet werden, in
dem man auf den Erwerb und Nutzung von teuren speziellen Verzahnungsmaschinen verzichtet. Dabei entfällt der Bedarf an einer großen
Bandbreite von komplexen und teuren Verzahnungswerkzeugen.

Gushchin Alexandr Nikolaevich, Ural State Academy of Architecture and Arts,


Cand. of Phys.-math. Sciences, Assoc. Prof., Head of Dep. of Information Technology
Dityatev Vladimir Pavljvich, Ural State Medical Academy
MD, Professor, Department of Professional Development and Retraining
Гущин Александр Николаевич, Уральская гос. архитектурно-художественная академия,
канд. физ.-мат.наук, зав.кафедрой инф.технологий
Дитятев Владимир Павлович, Уральская государственная медицинская академия,
д.м н., профессор, факультет повышения квал. и проф.переподготовки специалистов.

Computer training system of the «Electronic Patient»


Компьютерная обучающая система типа «Электронный пациент»
Бесспорно, что основой принятия решений является правильная оценка ситуации, основанная на приобретенном опыте и зна-
ниях. Бесспорно и то, что опыт и знания приобретаются в процессе обучения, который происходит вначале в учебном заведении,
затем в процессе практической работы и далее в процессе повышения квалификации. Исходя из этого, любые информационные
технологии и компьютерные обучающие системы (КОС), оптимизирующие процесс накопления знаний, ускоряют процесс станов-
ления профессионального специалиста.
На сегодня КОС в медицине могут претендовать лишь на функции, дополняющие традиционное обучение. Что объясняется
субъективностью слабоструктурированного врачебного опыта, опирающегося на реальную и динамичную среду ситуационно-
зависимых решений. Традиционно принято считать, что никакой компьютер не заменит талантливого преподавателя, реального
пациента и конкретную тактическую ситуацию со всей сложностью, присущей взаимодействию двух субъектов познания. Пока
большинство КОС, независимо от доли активной компоненты в процедуре обучения, моделирует так или иначе функцию «учителя»,
идет ли речь об «электронном учебнике» или о мультимедийной системе с полифункциональным интерфейсом. В медицине это,
возможно, оправдывается тем хрестоматийным положением, которое гласит: компьютерные технологии наиболее эффективны там,
где предметная область наиболее систематизирована и структурирована. Несомненно, что дидактика по своей сути предполагает
6 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

систематизацию представлений и структуризацию знаний в преподаваемой предметной области даже ценой возможного упрощения
неизмеримо более сложной реальности.
Уместно привести шутливый парадокс, именуемый законом Х. Л. Менкена: кто умеет — делает, кто не умеет — учит других, кто
не может учить — управляет, кто не умеет управлять — правит. Из первого положения парадокса можно извлечь уже лишенные
всякой иронии истины, иллюстрирующие проблематику разработки компьютерных систем профессионального обучения. В част-
ности: чем более квалифицирован эксперт (читай — учитель), тем менее он способен объяснить, как он приходит к определенным
выводам. В медицине с ростом профессионализма существенно возрастает удельный вес интуитивного постижения (инсайта),
не всегда поддающегося рациональным объяснениям. Именно поэтому в медицине так велико значение другого аспекта обучения-
практики, тренажа, включения подсознательных механизмов обучения. Другая истина заключается в том, что в угоду дидактике при
всяком обучении неизбежно ограничение «мира» учителя, провоцирующее упрощение и подмену сложной реальности учебными
стереотипами. В этих условиях может возникать некий «зазор» между слегка искусственной информационной средой обучения
(теории, схемы, таблицы, представления «школ» и т. п.) и реальной средой принятия ситуационно-зависимых решений.
В связи с вышеприведенными рассуждениями возникает принципиальный вопрос — что же все-таки должна моделировать ме-
дицинская КОС? В общем виде это понятно- реальную среду принятия решений. Но реальная среда в медицине — это контакт врача
и больного. Обратимся лишь к одной, но достаточно обстоятельной публикации М. Г. Крейнес и соавт 1., посвященной активным
обучающим системам в медицине. Авторы предлагают КОС, реализующую выбор диагностической альтернативы методом актив-
ного случайного поиска, эффективность которого далее оценивается путем сравнения с математическими моделями правильной
диагностики. Можно не оспаривать отказ авторов от попыток имитировать логику профессионала ввиду разночтений семиотики
и семантики заболеваний и согласиться с предпочтениями математических моделей принятия решений, если они близки логике
врачебного мышления. Можно и приветствовать и реализацию активного обучения в виде случайного поиска, ибо реальный процесс
диагностики не является строго последовательной процедурой и в каждом конкретном случае определяется персональной прагма-
тикой. Но остается вопрос — насколько близка моделируемая среда обучения реальной среде принятия диагностических решений?
Правоту высказанных сомнений подтверждает направление дальнейшего вектора развития информационных технологий в меди-
цине: упор сделан был на развитие информационное обеспечение учебного процесса. Так в стандарте СТО МОСЗ 91500.16.0002–2004
«Информационные системы в здравоохранении. Общие требования» дается следующая классификация: (цитируется по 2)
Медико-технологические ИС (МТИС), предназначенные для информационного обеспечения процессов диагностики, лечения,
реабилитации и профилактики пациентов в лечебно-профилактических учреждениях.
Информационно-справочные системы (БИИС), содержащие банки медицинской информации для информационного обслужи-
вания медицинских учреждений и служб управления здравоохранением.
Статистические ИС (СМИС) органов управления здравоохранением.
Научно-исследовательские ИС (НИИС), предназначенные для информационного обеспечения медицинских исследований в кли-
нических научно-исследовательских институтах (НИИ).
Обучающие ИС (ОМИС), предназначенные для информационного обеспечения процессов обучения в медицинских учебных
заведениях.
Разрабатывая КОС, мы пришли к убеждению, что обучающие системы в медицине должны моделировать не столько учителя
и врача, сколько реального пациента, точнее, реальный интерактивный контакт врача и пациента, в котором могут сталкиваться две
стратегии поведения с не полностью совпадающими интересами. При таком подходе обучающая система представляет собой трена-
жер, имитирующий проблемные диагностические и тактические ситуации во взаимодействии двух моделей — модели врача и модели
пациента с варьирующими стратегиями поведения в диалоге: КОС подобного типа мы условно обозначили «Электронный пациент».
В основу модели поведения пациента мы положили следующие принципы:
пациент — система с целенаправленным поведением;
цель пациента — предоставить врачу информацию, максимизирующую вероятность постановки правильного диагноза, что
с его точки зрения гарантирует возвращение (или возмещение) утраченных качеств жизни (исключая, разумеется, случаи пара-
нойяльного отношения к медицине);
пациент сам для себя — «черный ящик» (т..е не знает своего «внутреннего устройства»), поэтому пациент сугубо индивидуален
в интерпретации своего заболевания и своих симптомов.
Модель врача предопределяется двумя основными составляющими:
предварительным квалиметрическим тестом,
активно изобретаемой стратегией диалога.
В свете изложенного общая модель контакта врача с пациентом может быть представлена в виде кооперативной игры двух лиц,
цель которой — постановка правильного диагноза и выбор оптимальной тактики лечения. Обучение в рамках такой модели под-
разумевает выработку доминирующей стратегии, обеспечивающей «выигрыш», т. е. быстрый и наиболее «приемлемый» диагноз,
не зависимо от действий контрагента. Уточним позиции «играющих» сторон в отношении «приемлемости» диагноза. Для «врача» —
приемлемый диагноз равнозначен точному или по крайней мере, обеспечивающему эффективное лечение. Что касается пациента,
то для него «приемлемость» диагноза и точность могут не совпадать. Например, возможно различные психолого-поведенческие
стереотипы общения пациента с врачом, предопределяемые степенью невротизации и психопатизации личности пациента. Мы вы-
делили, в частности, такие стереотипы поведения, как «идеальный пациент», «аггравант», «дезаггравант», «симулянт», «дисимулянт».
Очевидно, что фобия, боязнь «опасного» с точки зрения пациента, диагноза может существенно повлиять на стратегию поведения
пациента в диалоге с врачом на этапе выяснения жалоб и анамнеза, побуждая пациента подсознательно приуменьшить, блокировать
или, наоборот, преувеличить определенную информацию. Именно данные особенности поведения «пациента» в диалоге позволяют
сформулировать задачу корпоративной игры со стороны врача как выработку доминирующей стратегии, т.е стратегии приводящей
к успеху независимо от поведения контрагента. Сформированная доминирующая стратегия представляет собой профессиональную
компетентность в постановке диагноза.

1 
Крейнес, М. Г. К задаче создания машинной обучающей системы для студентов‑медиков на основании математической модели диагностического
процесса [Текст]/М. Г. Крейнес, А. В. Сучков, В. И. Ершов//Вопросы применения экспертных систем : Сб. науч. тр./НПО «Центросистем»; Под общ.
ред. В. В. Соломатина, Е. В. Мраковой. - Минск, 1988. - С. 206–219
2 
«Информационные технологии в медицине. 2011–2012»/Под ред. Г. С. Лебедева и Ю. Ю. Мухина – М.: Радиотехника, 2012,c 42–62.
Section 1. Technical sciences 7

Если рассматривать диалог «врач-пациент» как кооперативную игру ради получения максимума необходимой информации,
то «игра» в данном случае есть последовательность поочередных «ходов», где «ходом» врача является очередной вопрос, а «ходом»
пациента — очередной ответ. Согласно принятой стратегии задача пациента при очередном «ходе» — предоставление информации,
максимально приемлемой в рамках его поведенческого стереотипа, стратегия врача — обеспечение доминирования в быстрой
и правильной постановке диагноза независимо от стратегии пациента.
Общая идея алгоритма
Общая идея алгоритма основана на следующих принципах: предположим, что имеется пространство признаков (симптомов) {S
(i)} (i=1… N), каждый из которых имеет j градаций (j=1… KG (i)), KG (i) — количество градаций i‑того симптома. Все параметры: N,
S (i), G (i) — задаются заранее. Безотносительно к пространству признаков существует множество событий (заболеваний — disease)
Dk (k=1… K). Будем считать, что заболевание Dk характеризуется набором признаков — «клиническим портретом» {G (i, j), P (i,
j)}, где G (i, j) — j‑тая градация i‑того симптома, P (i, j) — вероятность наблюдения j‑той градации i‑того симптома в клиническом
портрете (оценивается экспертами). Общая схема показана на рис. 1.

Рис. 1. Организация базы знаний для программы «электронный пациент»


Предположим далее, что перед началом работы алгоритма задано заболевание D0. Процесс обучения над представленной структурой
данных представляет собой кооперативную игру двух лиц — врача и пациента, которые поочередно делают ходы. «Врач» — обучаемый
может спрашивать (выбирать) симптом S (i), компьютер — «пациент», отвечать, сообщая номер градации j — симптома S (i). Предпола-
гается, что оба игрока заинтересованы в постановке правильного диагноза, т. е. в максимизации байесовской вероятности P (S (i, i)/D0).

Рис. 2. Дерево игры базы знаний на рис. 1. Желтый — ходы «пациента», серый — ходы
«врача» (обучаемого), при условии что начальное заболевание — «ангина».
8 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

В нашем случае множество стратегий «врача» (обучаемого) представляет набор (подмножество) {S (i)}, которое интерпретиру-
ются как вопросы, которые обучаемый задает в ходе сеанса, функция выигрыша — вероятность правильной постановки диагноза.
Функция выигрыша, в отличие от формальных математических моделей, здесь не формализуется. Сформировать свою функцию
выигрыша и есть задача обучаемого.
Функцию выигрыша можно модифицировать: определить правильный диагноз за минимальное число ходов. Множество стра-
тегий «пациента», представляет собой набор (подмножество) G (i, j) — градаций выраженности симптома, которые выбираются
таким образом, чтобы максимизировать байесовскую вероятность P (S (i, i)/D0), где D0 — предварительно заданное заболевание.
Исходя из сказанного, приходим к следующей блок-схеме алгоритма.
Для генерации ответов «пациента» необходима предварительно созданная и заполненная база знаний по определенному кругу
заболеваний. Заполнение базы знаний ведут специалисты по проблеме. Для заполнения базы знаний необходим специальный сер-
вис — «панель администратора», с помощью которого специалист заносит информацию в базу знаний.

Рис. 3. Алгоритм генерации ответов.


Вычисление байесовской вероятности
Важным моментом алгоритма является вычисление байесовской вероятности для требуемой градации симптома S (i). Для по-
строения вероятности воспользуемся наивным байесовским классификатором 1.

1 
К. В. Воронцов. Лекции по статистическим (байесовским) классификаторам информации. URL:http://www.cs.ru/voron/download/Bayes.pdf
Section 1. Technical sciences 9

Рис. 4. Пространство состояний для заболевания «ангина».


В простейшем случае наивный байесовский классификатор можно построить следующим образом. Пусть для заданного сим-
птома S (i):
T1 = количество вхождений j‑той градации симптома S (i), принадлежащей клиническому портрету N1,
T2 = Общая мощность пространства состояний,
Тогда значение наивного байесовского классификатора или апостериорная вероятность появления j‑той градации, равна
Р (j | S (i), Начальное_заболевание) = Т1/Т2
(Можно построить более сложные классификаторы).
Проектирование интерфейса
Правильное (психологически достоверное) проектирование интерфейса является важной составляющей успеха проекта в целом.
В процессе принятия решений обучаемый может просматривать материалы объективных исследований, а также задавать вопросы
об анамнезе заболевания, субъективных симптомах. Интерфейс программы допускает большое количество вариантов реализа-
ции, начиная от тривиального ответа на поставленный вопрос, и заканчивая демонстрацией специально подготовленного видео
с отчетом на поставленный вопрос. С нашей точки зрения наиболее естественным вариантом интерфейса является интерфейс,
в котором общение «врач-пациент» производится через посредника. Например, дается вводная о том, что позвонил врач скорой
помощи (центра медицины катастроф), который просит дать консультацию по поводу сложного случая — рис 5. Такое общение
через посредника делает психологически оправданным использование медицинских терминов в ответах «пациента», т. к. предпо-
лагается, что на медицинский язык все терминологию переводит посредник.

Рисунок 5. Первое окно диалога. (Web-интерфейс).


Заставка нужна для того, чтобы создать контекст ситуации и объяснить врачу, что он будут общаться не непосредственно с паци-
ентом, а опосредованно — через своего коллегу. Помимо этого «коллега» предлагает предоставить информацию об индивидуальных
особенностях поведения консультируемого «пациента».
Далее переходим непосредственно к работе. Согласно алгоритму, показанному на рисунке 3, «врач» (обучаемый) вправе задать
любой вопрос, который касается самочувствия «пациента». В имеющейся версии КОС вопрос выбирается из списка, как показано
на рисунке 6.
10 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

Рисунок 6. Выбор вопроса из списка. (Web-интерфейс).


Согласно блок-схеме, представленной на рисунке 3, КОС должна сгенерировать ответ, таким образом, чтобы максимировать
условную вероятность постановки правильного диагноза как показано на рисунках 2 и 4. Далее «врач» продолжает задавать вопросы
относительно «самочувствия пациента», результатом чего является диалог, представленный на рисунке 8.

Рисунок 8. Имитация диалога врач-пациент для выработки профессиональной компетенции в постановке диагноза.
Резюме
Большинство обучающих программ построено по принципу «натаскивания» обучаемого — ему остается слишком «свободы выбора». Как
правило, обучающая программа построена по принципу теста. Обучаемому предлагается серия вопросов, на каждый из которых имеются
один или несколько вариантов ответа. В предлагаемом подходе свобода выбора при принятии решения у обучаемого возрастает в разы, т.к
он может задать в произвольном порядке любой вопрос из тех, что занесены в базу знаний. По нашему мнению, именно данное обстоятель-
ство — увеличение степени свободы выбора является причиной, обеспечивающей формирование профессиональной компетентности в об-
ласти постановки диагноза и успешности применения компьютерных обучающих систем при выработке профессиональных компетенций.

Kirsanova Alena Andreevna, PhD student, tutor South Ural State University


Kramar Ludmila Yakovlevna Full professor (D.Sc) South Ural State University
Кирсанова Алёна Андреевна, Южно-Уральский государственный университет,
аспирант кафедры строительных материалов
Крамар Людмила Яковлевна, Южно-Уральский государственный университет,
доктор технических наук, профессор кафедры строительных материалов

Metakaolin accelerating additive for cement composites


Добавка-ускоритель на основе метакаолина для цементных композитов
На сегодняшний день для снижения энергозатрат при производстве бетонных и железобетонных изделий наиболее эффек-
тивным является применение добавок — ускорителей твердения. Они позволяют снизить сроки схватывания цемента и ускорить
Section 1. Technical sciences 11

рост набора прочности бетона, что приведёт к увеличению оборачиваемости опалубки, снижению металлоемкости производства
и уменьшению сроков строительного процесса, кроме этого применение таких добавок позволяет сократить время или понизить
температуру тепло-влажностной обработки. Таким образом, применение добавок-ускорителей схватывания и твердения является
эффективным технологическим приемом, позволяющим снизить себестоимость продукции и улучшить технико-экономические
показатели деятельности предприятия.
Многие исследователи 1 рассматривают возможность применения метакаолина в качестве добавки-ускорителя, так как он сни-
жает расход цемента в бетоне, ускоряет гидратацию и твердение цементных композиций, приводит к получению высокой ранней
и конечной прочности бетона. Метакаолин — это мелкодисперсный материал, который является продуктом дегидратации каоли-
на в результате направленного обжига при 650–8500 С 2, обладает пуццолановой активностью и повышенной водопотребностью,
вследствие чего его необходимо использовать совместно с водоредуцирующими добавками. Пуццолановая активность метакаолина
носит смешанный алюминатно-кремнезёмистый характер и в результате больших дозировок добавки могут происходить сбросы
прочности камня, свойственные алюминатным цементам 3, к тому же ПЦ с повышенным содержанием алюминатов имеют низкую
морозостойкость и сульфатостойкость, поэтому при применении МТК необходимы строго обоснованные дозировки.
Целью настоящего исследования является оценка возможности применения комплексной добавки на основе метакаолина (МТК)
в качестве ускорителя твердения тяжёлого бетона и изучить ее влияние на формирование структуры и свойств цементного камня.
Задачи исследования:
— оценить влияние комплексной добавки на основе МТК на физико-химические свойства и особенности структуры цементного
камня;
— исследовать влияние комплексной добавки на основе МТК на набор прочности цементных композитов и сделать вывод о воз-
можности её использования в качестве добавки-ускорителя.
В работе использовали матакаолин, производства ЗАО «Пласт-Рифей», с активностью 1460 мг Са (ОН)2/г, месторождение Жу-
равлиный Лог, ТУ 5729–095–51460677–2009; суперпластификатор на основе нафталинформальдегидных смол СП‑1, производства
ОАО «Полипласт» г. Новомосковск, ТУ 5870–005–58042865–2005; цемент производства ЗАО «Невьянский цементник» марки 500 Д0,
с НГ 24%; песок месторождение п. Белоносово фракции менее 1,25.
Физико-механические свойства оценивали по изменению прочности и открытой пористости. Влияние добавок на структурные
характеристики цементного камня оценивали: по изменению удельной поверхности гидратных новообразований, методом БЭТ; фа-
зовый состав изучали с помощью: дифференциально-термического анализа (ДТА) на дериватографе системы «LuxxSTA 409» фирмы
«Netsch»; рентгенофазового анализа (РФА), на дифрактометре ДРОН‑3 М, (модернизированном приставкой PDWin); электронной
микроскопии, на растровом электронном микроскопе JeolJSM–700 1F.
Введение в цементное тесто добавки МТК приводит к повышению водопотребности от 8 до 10%. Применение в комплексе с МТК
водоредуцирующий добавки СП‑1 в количестве 0,6–1% от массы цемента позволяет релаксировать этот эффект.
Введение комплексной добавки «1–3,5%МТК+0,6–0,9%СП‑1» сокращает начало схватывания на 60% и конец на 40% по сравнению
с бездобавочным составом, что вероятно связано с ускорением накопления ионов кальция в жидкой фазе и к активизации начала
гидролиза клинкерных составляющих цемента (рис. 1).

350
300
250
200
150
100
50
0
начало сх-я, мин. конец сх-я, мин.

бездобавочный состав
"1-3,5%МТК+0,6-0,9% СП-1"

Рис. 1 Влияние добавки-ускорителя на начало и конец схватывания


Использование добавки способствует сохранению диапазона времени между начало и концом схватывания, который составляет
около полутора часов (рис. 1). Уменьшение сроков схватывания влияет на сохраняемость удобоукладываемости смеси, что необхо-
димо учитывать при организации работ по бетонированию.
Для оценки прочностных характеристик цементных композитов изготавливали из теста НГ образцы-кубы с ребром 2 см, которые
твердели в нормальных условиях (рис. 2) и цементно-песчаные балочки размером 4х4х16 см составом цемент: песок = 1:3 (табл. 1).
Исследование показало, что введение комплексной добавки «1–3,5%МТК+0,6–0,9%СП‑1» в первые сутки твердения увеличивает
прочность в 3 раза (рис. 2, табл. 1), по сравнению с бездобавочным составом, что составляет около 50% от марочной прочности.
В марочном возрасте применение комплексной добавки позволяет получить цементный камень с прочностью почти в 2 раза выше,
по сравнению с бездобавочным составом (рис. 2).
1 
Дворкин, Л. И. Метакаолин в строительных растворах и бетонах/Л. И. Дворкин, Н. В. Лушникова, Р. Ф. Рунова и др. – Киев: Издательство
КНУБiА, 2007. – с. 215; Кузнецова, Т. В. Алюминатные и сульфоалюминатные цементы/Т. В. Кузнецова. – М.: Стройиздат, 1986. – с. 208; Ушеров‑Маршак,
А. В. Добавки нового поколения/А. В. Ушеров‑Маршак//Химические и минеральные добавки в бетон. – Харьков: Колорит, 2005. – с. 45–50.; Кузнецова,
Т. В., Талабер Й. Глиноземистый цемент/Т. В. Кузнецова. – М.: Стройиздат, 1988. – с. 272
2 
Платонова Р. А., Аргынбаев Т. М., Стафеева З. В. Влияние дисперсности каолина месторождения Журавлиный Лог на пуццолановую активность
метакаолина//Строительные материалы, 2012, № 1, с. 1–6.
3 
Кузнецова, Т. В., Талабер Й. Глиноземистый цемент/Т. В. Кузнецова. – М.: Стройиздат, 1988. – с. 272
12 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

100
80

Rсж, МПа
60
40
20
0
1 сут 3 сут 7 сут 28 сут 60 сут
время,сут.

бездобавочный состав "1-3,5%МТК+0,6-0,9%СП-1"

Рис. 2 Изменение набора прочности цементного камня во времени


Таблица 1. Изменение набора прочности цементно-песчанного раствора на 1, 3 сутки
№ п. п. Содержание добавки-ускорителя,% Прочность цементно-песчаного раствора, МПа
при изгибе при сжатии
1 сут. 3 сут. 1 сут. 3 сут.
1 Без добавочный состав 2 4 6 14
2 «1–3, 5% МТК + 0,6–0,9% СП‑1» 4 6 18 24
Согласно данным ДТА, введение комплексной добавки способствует формированию гидратных фаз с повышенным содержа-
нием химически связанной воды и снижает содержание гидроксида кальция в структуре цементного камня на 70% по сравнению
с бездобавочным составом (рис. 3).

Рис. 3 ДТА цементного камня на 60 сутки твердения, с модификатором «1–3,5%МТК+0,6–0,9%СП‑1»


РФА подтверждает данные дериватографии и  позволяют установить следующее. Применение добавки-ускорителя
«1–3,5%МТК+0,6–0,9%СП‑1» к 60‑ти суткам твердения способствует формированию цементного камня из: Ca (OH)2 (потери при
5100 С), высокоосновных ГСК типа C‑S‑H (II) (эндоэффект при 1400 С, 7350 С), низкоосновного геля С‑S‑Н (I) (эндоэффект при
2150 С, экзоэффект при 8400 С), стабильных кубических гидроалюминатов кальция C3AH6 (потери при 325–4000 С, эндоэффект при
5100 С), гексагональными С4  АН19 (с эндоэффектами при 140, 2150 С), низкоосновных ГСК типа С3S6  Н6 (эндоэффект при 7350 С),
(рис. 3,4). Для всех рентгенограмм характерен повышенный фон в области малых углов, что свидетельствует о присутствии в камне
слабозакристаллизованных гидратных фаз.

Рис. 4 РФА цементного камня на 60 сутки твердения, с модификатором «1–3,5%МТК+0,6–0,9%СП‑1»


Изучение структуры новообразований формирующегося цементного камня выявило, что введение добавки-ускорителя спо-
собствует изменению структуры цементного камня и приводит к получению более плотной упаковки, с увеличением удельной
поверхности на 60% и снижением открытой пористости на 25% по сравнению с бездобавочным составом.
Section 1. Technical sciences 13

Исследование цементного камня методом электронной микроскопии подтвердили результаты ДТА и РФА. В образцах бездоба-
вочного цементного камня был обнаружен гидроксид кальция на разных стадиях гидратации, слабозакристаллизованные высоко-
основные ГСК, структура материала неоднородная, много аморфной фазы (рис. 5, а). В образцах с применением добавки-ускорителя
были обнаружены высокоосновные и низкоосновные ГСК, гидроалюминаты кальция. Структура материала однородная, сложена
в основном из плотно спаянных пластинок (рис. 5, б).

а) б)
Рис. 5 Структура цементного камня: а) бездобавочный состав; б) с добавкой-ускорителем «1–3,5%МТК+0,6–0,9%СП‑1»
Выводы по работе.
1. Метакаолин является высокоэффективной добавкой-ускорителем гидратации и твердения цементного камня, а также моди-
фикатором структуры.
2. Добавка вызывает замедление кристаллизации гидросиликатных новообразований, формирование структуры камня предпо-
чтительно из высокоосновных гидросиликатов типа CSH (II), отличающуюся дополнительным присутствием стабильных кубических
гидроалюминатов типа C3AH6, не склонных к процессам перекристаллизации и сбросам прочности.
Список литературы:
1. Дворкин, Л. И. Метакаолин в строительных растворах и бетонах/Л. И. Дворкин, Н. В. Лушникова, Р. Ф. Рунова и др. — Киев:
Издательство КНУБiА, 2007. — с. 215
2. Кузнецова, Т. В. Алюминатные и сульфоалюминатные цементы/Т. В. Кузнецова. — М.: Стройиздат, 1986. — с. 208
3. Ушеров‑Маршак, А. В. Добавки нового поколения/А. В. Ушеров‑Маршак//Химические и минеральные добавки в бетон. — Харь-
ков: Колорит, 2005. — с. 45–50.
4. Кузнецова, Т. В., Талабер Й. Глиноземистый цемент/Т. В. Кузнецова. — М.: Стройиздат, 1988. — с. 272
5. Платонова Р. А., Аргынбаев Т. М., Стафеева З. В. Влияние дисперсности каолина месторождения Журавлиный Лог на пуццола-
новую активность метакаолина//Строительные материалы, 2012, № 1, с. 1–6.

Mamulaishvili Nora Dmitrievna, doctor of technical sciences, professor,


Batumi Shota Rustaveli State University, Georgia.
Salimova Nigar, Doctor of chemical Sciences, professor, Oil Academy, Baku.
Khitarishvili Tea, PhD student of Georgian Technical University, Georgia.
Мамулаишвили Нора Дмитриевна, доктор технических наук, профессор, Батумский
государственный университет им. Ш. Руставели, Грузия.
Салимова Нигар, доктор химических наук,
профессор, нефтяная Академия, Баку.
Хитаришвили Теа, докторант,
Грузинский технический университет, Грузия.

The study of the dynamics of the process of capillary wetting of


quartz sand oil in the presence of the test surfactant
Исследование динамики процесса капиллярного смачивания
кварцевого песка нефтью в присутствии исследуемых ПАВ
В нефтяных коллекторах существенное влияние на процессы движения нефти и распределение зон водонефтяного контакта
оказывают капиллярные силы. В связи с этим использование растворов ПАВ является эффективным методом увеличения филь-
трационной способности рабочих жидкостей через пористые среды и повышения фазовой проницаемости для нефти.
Опиты по исследованию влияния ПАВ на капиллярное смачивание и степени нефтенасыщения пористой среды были про-
ведены на лабораторной установке, представляющей собой стеклянную трубку диаметром 20 см., один конец которой был закрыт
трехслойной марлей. Трубки были заполнены кварцевым песком фракции 0,01–0,25 мм на высоту 80 мм. Скорость капиллярного
смачиваний пористей среды нефтью определяли по времени капиллярного проникновения нефти по высоте столба песка. Опиты
были проведены при температуре 24–25 0 С и концентрации исследованных ПАВ в нефти 0,1% и 0,05% масс.
В исследованиях было использована нефть месторождения Супса, отобранная из скважин № 15, а в качестве ПАВ — сульфонал
и алкат‑202. В начале проведения опыта конец трубки закрытый марлей, опускали в чашку испытуемой нефтью, а трубку закрепляли
на вертикальном штативе и наблюдали за подъемом нефти до тех пор, пока нефть достигает верхней отметки песка. При этом с помощью
секундомера отмечали время капиллярного проникновения нефти по высоте столба песка через определенное, равное количество мм.
Значение скорости капиллярного смачивания кварцевого песка ингибированной нефтью при концентрации ПАВ в нефти 0,1% масс
в сравнении со скоростью поднятия нефти в контрольном опыте, проведенном с неингибированной нефтью, представлены в таблице 1.
14 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

Таблица 1
Капиллярное смачивание кварцевого песка нефтью в присутствии ПАВ
Скорость смачивания, мм/мин
Высота поднятия Содержание ПАВ в нефти% масс
нефти% масс Нефть без ПАВ контроль сульфонал алкан 202
0,1 0,1
20 9,2 10 9,5
40 9,1 9,8 9,3
60 8,6 9,4 9,0
80 4,2 4,5 4,3
100 2,4 3,3 3,1
Средняя скорость
6,7 7,4 7,0
мм/мин
Анализ пространственно-временного распределения нефти в пористой среде показал, что в случае применения ПАВ в качестве
смачивающего агента скорость капиллярного смачивания песка нефтью на каждом этапе процесса и средняя за весь процесс выше,
чем для чистой нефти в контрольном опыте, при этом сравнение ПАВ анионного и неионогенного класса показало, что скорость
смачивания песка реагентом Сульфонал превосходит действие Алкан‑202. Так, средняя скорость смачивания кварцевого песка
не ингибированной нефтью составляет 6,7 мм/мин; нефти ингибированной Алкан‑202–7,7 мм/мин, а нефти ингибированной Суль-
фоналом в аналогичных условиях‑7,4 мм/мин. Отмечено также, что нефтенасыщенность кварцевого песка при применений ПАВ
значительно выше, чем для нефти не ингибированной.
Таблица 2
Влияние ПАВ на нефтенасыщенность кварцевого песка в процессе капиллярного смачивания

Концентрация ПАВ Нефтенасыщенность


№ Наименование ПАВ
в нефти% масс Кварцевого песка г
1 Нефть без ПАВ‑контроль – 8,6
2 сульфонол 0,1 9,1
3 Алкан- 202 0,1 9,0
Известно 1, что составы ПАВ различной молекулярной структуры превосходят по эффективности свойства отдельных компо-
нентов смеси. Последнее обусловлено, видимо, образованием более компактно упакованного межфазного слоя ПАВ. В связи с этим
представляло интерес исследовать эффективность влияния совместного действия Сульфонала, принадлежащего к классу алкила-
рилсульфонатов и неионогенного ПАВ‑Алкан‑202 на скорость капиллярного смачивания и нефтенасыщенность кварцевого песка.
В таблице 3. приведены результаты исследования смачивающих свойств указанных ПАВ при концентрации отдельных реагентов
в нефти 0,05%масс, а также их композиции в соотношении 1:1 и общей концентрации ПАВ в исследуемой нефти 0,1%масс.
Таблица 3
Капиллярное смачивание кварцевого песка нефтью ингибированной композицией ПАВ различных классов.
Скорость смачивания мм мин при содержании ПАВ в нефти в% масс
Высота поднятия нефти% масс кварце-
вого песка. Сульфонал –0,05% Алкан- 202
Сульфонал- 0,05%
Алкан- 202–0,05% масс 0,05%
20 10,8 9,4 9,1
40 10,0 9,2 8,8
60 9,5 8,8 8,1
80 4,8 4,9 4,2
100 3,5 2,9 2,7
Средняя скорость мм/мин 7,7 6,9 6,6
Сопоставленный анализ результатов проведенных исследований (таблицы 1. и.3.) показывает, что средняя скорость смачивания
кварцевого песка композиционным составом ПАВ при одинаковой концентраций реагентов в обрабатываемой нефти (0,1%масс)
превышает аналогичное действие, как Сульфонала, так и Алкан‑202. Средняя скорость смачивания кварцевого песка нефтью ин-
гибированной композицией ПАВ составляет 7,7 мм/мин против скорости, равней 7,4 мм/мин для Сульфонала и соответственно
7,0 мм/мин для Алкан‑202 в идентичных условиях.
Сравнение результатов исследования влияния отдельных ПАВ и их композиции 2 на нефтенасыщенность кварцевого песка
в процессе капиллярного смачивания пористой среды вышеуказанными реагентами представлено в таблице 4.
На основании результатов проведенных исследований (таблица 4.) установлена возможность повышения эффективности воз-
действия на скорость капиллярного смачивания пористой среды и ее нефтенасыщенность путем применения композиций ПАВ
на основе реагентов различных классов.

1 
М. А. Силин, Л. А. Магадова, Л. Ф. Давлетшина и др. - ПАВ различного типа в составе технологических жидкостей, применяемых в процессах
нефте- и газодобычи – Нефтепромысловое дело, 2010.- № 10.- с 22–24.
2 
Чжи Цюань- Опытно-промышленное испытание технологии воздействия на пласт композицией щелочей, ПАВ и полимеров на нефтяном
месторождении Туден (Китай) Нефтепромышленное дело, 2002, № 9, с 43–53.; М. А. Мурсалова, Н. Г. Мамедов – перспективные направления научных
исследовании в области сознания композиционных реагентов в нефтедобыче – Материалы научно-практическогосеминара – тенденция развития
в Республике научно-исследовательских работ, Баку изд. Наука, 2006, с 65–67.
Section 1. Technical sciences 15

Таблица 4
Нефтенасыщенность кварцевого песка нефтью ингибированной композицией ПАВ
Концентрация ПАВ Нефтенасыщенность
№ Наименование ПАВ
в нефти% масс Кварцевого песка г
1 сульфонал
0,05 8,9
2 алкан- 202
0,05 8,7
3 Композиция ПАВ сульфонал + алкан
0,1 9,4
202 соотношение (1:1)
Список литературы:
1. М. А. Силин, Л. А. Магадова, Л. Ф. Давлетшина и др. — ПАВ различного типа в составе Нефтепромысловое дело, 2010.- № 10.-
с 22–24.
2. Чжи Цюань- Опытно-промышленное испытание технологии воздействия на пласт композицией щелочей, ПАВ и полимеров
на нефтяном месторождении Туден (Китай) Нефтепромышленное дело, 2002, № 9, с 43–53.
3. М. А. Мурсалова, Н. Г. Мамедов — перспективные направления научных исследовании в области сознания композиционных
реагентов в нефтедобыче — Материалы научно-практического семинара — тенденция развития в Республике научно-иссле-
довательских работ, Баку изд. Наука, 2006, с 65–67.

Mukhamadeyeva Railya Minibulatovna, Kokchetau University


docent of the department of professional education
Мухамадеева Раиля Минибулатовна, Кокшетауский университет
доцент кафедры профессионального обучения

Transfer of the technology Prototyping in Kazakhstan


Трансферт технологии прототипирования в Казахстане
В настоящий момент внедрение новых технологий является актуальной проблемой любого предприятия и организации. Еже-
дневно любому человеку, живущему в социуме, приходится сталкиваться с инновационными технологиями. При этом то, что еще
накануне было на передовых позициях инноваций, сегодня уже может стать «вчерашним днем».
Рынок диктует правила развития производства. Для повышения конкурентоспособности и для завоевания ведущих позиций
на рынке требуется высокая скорость реагирования. Освоение и главное эффективное использование новых технологий в регио-
нах — это не просто очевидная, это уже насущная проблема. Есть возможность ускорить не само производство, а сократить период
подготовки новых изделий. Как известно, период конструкторско-технологической подготовки производства занимает более 70%
времени. Новые или модернизированные изделия необходимо презентовать, одобрить, затем изготовить новую оснастку, апроби-
ровать опытный образец и только после положительных результатов начать производство.
Технология получения прототипов на специальных машинах прототипирования или 3D принтерах — это способ быстрого
и точного получения новых деталей и изделий. Технология Rapid Prototyping (RP) известна и давно широко распространена и в Ев-
ропе, и в США, и в Японии. Машины прототипирования уже выпускаются китайскими производителями и широко рекламируются
в социальных сетях.
С помощью RP-технологий возможно получение довольно прочных образцов, что является идеальным и для предприятий, вы-
пускающих малосерийную продукцию, и для предприятий крупных масштабов производства.
Что касается различных методов создания прототипов, то можно с уверенностью сказать, что уже нет довольно четкого раз-
деления. Выделяют наиболее распространенные на сегодняшний день:
— PolyJet — послойное распыление светочувствительного материала (фотополимера) с последующим отверждением каждого
слоя с помощью освещения ультрафиолетовой лампой;
— MIT — послойное склеивание частиц порошкообразных материалов;
— 3DP — послойное склеивание композитного порошка на основе гипса связующим веществом;
— FDM — послойное выдавливание расплавленной пластиковой лески;
— MJM — послойное распыление капель нагретого воска;
— SLA — отверждление фотополимерной смолы ультрафиолетовой лампой или лазером.
Стереолитография, или еще ее удобно называть SLA-технология была запатентована в 1986 году и в этом же году патентуется
SLS- технология. Разница заключается в способах образования слоев, в первом случае это затвердевание фотополимера, а во втором
случае спекание порошка. Считается, что эта технология давно известна и использовалась в области военно-космического произ-
водства и точного машиностроения, и только благодаря экономическому кризису была рассекречена.
В 1988 — фирма 3D Systems, образованная Чарльзом Халлом запустила в серийное производство машину прототипирования
для широкого круга пользователей. В течении последующих трех лет на рынке появились первый 3D-принтер серии Dimension
с экструдирующей печатающей головкой. Была продана первая машина на основе объектного ламинирования (технология LOM),
компания Stratasys выпустила машину на основе технологии FDM, а фирма DTM продала свою первую систему селективного ла-
зерного обжига (SLS).
Как только принцип прототипирования был сформулирован и озвучен, так началось совершенствование технологии и нара-
щивание темпов. В 90‑х годах появляются технологии получения моделей путем послойного склеивания, послойного напыления,
наплавления, уплотнения и даже замерзания. С 1995 года появился термин «3D-печать».
В настоящее время в Интернете есть информация о компании 3D Systems, которая выпустила на рынок первый персональ-
ный трехмерный принтер для домашнего использования 3D Cube, в Венском Технологическом Университете создали трехмерный
принтер печатающий микроскопические объекты разрешением до 100 нм со скоростью 5 метров в секунду. Прошли успешно ис-
16 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

пытания самолет и автомобиль, собранные из деталей, полученных на трехмерных принтерах. Последняя информация, связанная
с 3D-принтерами: распечатан пистолет, названный Liberator («Освободитель») в честь одноразового оружия, которым пользовались
бойцы французского сопротивления в годы Второй мировой войны. По словам оружейника 15 из 16 частей пистолета сделаны
из пластика и только боек выполнен из металла. Liberator может сделать до 11 выстрелов стандартными патронами калибра 9х17 мил-
лиметра. Печатают объемные модели шоколадом и даже презентовано трехмерное устройство для выращивания человеческих
органов, в котором используют стволовые клетки людей и животных.
Исходя из анализа информации, имеющейся в Интернете, можно коротко сформулировать основные выводы:
Технология послойного создания моделей прочно входит в жизнь;
Оборудование для быстрого прототипирования имеет тенденции к широкому использованию и дальнейшему совершенство-
ванию;
Материалы, а значит и методы получения прототипов, имеют перспективу развития.
В странах СНГ на достаточно крупных промышленных предприятиях технология быстрого прототипирования внедрена и даже
успешно используется. Надо отметить, что существуют дилерские центры по поставке данного типа оборудования. Можно выделить
Минск, где уже более 16‑ти лет при поддержке фирм MCP HEK (Германия) и 3D Systems (США) компания «МСП Технолоджи»
оказывает практическое содействие промышленным предприятиям в сокращении сроков подготовки производства новых изделий,
в изготовлении прототипов и небольших серий деталей. Также в Республике Беларусь зарегестрированно ООО «ГЕТЦ ТРЕЙД» —
единственный официальный дистрибьютор продукции компании Stratasys.
В России зарегистрировано достаточно большое количество небольших фирм оказывающих архитекруно-дизайнерские услуги
с использованием технологий послойного выращивания прототипов. Из серьезных инженерно-консалтинговых компаний, имею-
щих приличный стаж и репутацию на рынке можно выделить «Solver», которая является дистрибьютором Stratasys Ltd. На рынке
инновационного оборудования Stratasys Ltd не новое имя, в начале 2013 года мировые лидеры систем быстрого прототипирования
и производства, компании Stratasys и Objet, объединились и выбрали марку новой компании — Stratasys Ltd. Можно отметить ин-
женерную фирму «АБ Универсал», на сайте которой заявлено, что она является официальным дистрибьютором фирмы EOS GmbH
Electro Optical System на территории СНГ.
Фирма EOS GmbH была основана в 1989 году и на сегодняшний день является мировым лидером по производству систем по-
слойного синтеза, использующих технологию лазерного спекания (SLS) различных порошковых материалов для получения реальных
деталей. Преимущество моделей и прототипов, полученных на машинах фирмы EOS: эстетически привлекательный внешний вид,
высокую прочность и высокое качество поверхностей моделей. Также эти детали имеют способность материала работать на изгиб
т. е. возможно изготовление защелок, также важно, что физический образец из полиамида не трескается со временем, не ломается
и он не токсичен.
Что касается Казахстана, то на сегодняшний день в технопарке «Алгоритм» в Уральске числится установка фирмы Stratasys. Тех-
нопарк не использовал машину, приобретена она была в 2007 году и сразу предоставлена в аренду промышленному предприятию
с тридцатилетним опытом работы и развитой инфраструктурой АО «Западно-Казахстанская машиностроительная компания».
Это одно из ведущих предприятий в Казахстане по разработке и производству высокотехнологичного оборудования для добычи
и подготовки нефти и газа, также там изготавливают сложные металлоконструкции и строительную оснастку. После успешного
полуторагодичного использования машины произошла поломка, которая до сих пор не устранена. Наличие промежуточных звеньев
при поставке оборудования теперь являются препятствием для устранения неполадки.
Карагандинский технопарк «Сары Арка» на своем сайте предлагает услуги по изготовлению оснастки и созданию прототипов
на 3D Принтере Objet30. Кроме этого, есть информация в сети о наличии принтеров трехмерной печати в Акмолинской области,
в Актюбинской, Алмаатинской и Северо-Казахстанской областях.
Если попытаться провести анализ проблем трансферта технологии прототипирования в регионы Казахстана, то можно будет
найти пути повышения конкурентоспособности местной продукции на международном рынке.
Как было сказано выше, оборудование быстрого прототипирования было приобретено инновационными структурами — тех-
нопарками, это абсолютно правильная тенденция и она соответствует общей стратегии индустриального развития государства.
Уже давно создан системный механизм по диверсификации экономики (кластеры, технопарки, индустриальные и специальные
экономические зоны, СПК).
В 2012‑м году Правительством Республики Казахстан были выбраны восемь приоритетных направлений предоставления инно-
вационных грантов 1, среди них одно из направлений сформулировано как — прогрессивные технологии машиностроения, включая
использование новых материалов. Это означает, что внедрение технологии прототипирования имеет возможность и в дальнейшем
найти государственную поддержку.
При проведении SWOT — анализа можно выделить сильные стороны трансферта технологии прототипирования:
выявление ошибок на начальных этапах подготовки производства, позволяющее избежать дорогостоящих переделок;
значительное сокращение сроков подготовки производства;
выпуск и демонстрация опытных образцов изделий, без изготовления дорогостоящей оснастки;
эффективный маркетинг;
максимальное снижение себестоимости для мелких серий;
отсутствие инструментов;
высокий коэффициент использования материалов;
широкий спектр применения (автомобилестроение, изготовление товаров народного потребления, протезирование в медицине,
создание учебных макетов, сувенирная продукция и т. п.).
В качестве слабых сторон ключевыми факторами могут явиться:
отсутствие четкого понимания назначения оборудования и его неэффективное использование, что и происходит при покупке
больших машин;
потребность в расходном материале и зависимость от зарубежного поставщика, даже иногда проблемы таможенного оформ-
ления; и отсутствие опыта.
Возможности, которые дает новая технология:
оказание услуг не только крупным, но и средним и мелким предпринимателям;
распространение знаний и информации о возможностях информационных технологий, CAD/CAM систем и прочего.
Section 1. Technical sciences 17

Угрозами для внедрения технологии прототипирования, в первую очередь, могут явиться:


неграмотное обслуживание оборудования;
нарушение поставок расходных материалов и отсутствие заказов.
Необходимо отметить, что технология быстрого прототипирования изначально была предназначена для конструкторско-тех-
нологических разработок. Общая ситуация в машиностроительной отрасли Казахстана полностью зависит и складывается от со-
стояния нефте-газового сектора Республики. Рулевым является АО НК «КазМунайГаз». В Союз машиностроителей Казахстана
входит более 60 предприятий страны, среди которых Усть-Каменогорский арматурный завод, Петропавловский завод тяжелого
машиностроения, Западноказахстанская машиностроительная компания, завод «Белкамит», Прикаспийский машиностроительный
комплекс, завод «Мунаймаш», «Нефтегазмаш», «Мунайаспап», «TREI-Караганда», «Карашунгил» и многие другие. По имеющейся
информации, ни одно из них не владеет собственными машинами прототипирования.
Обнаруживается, что основным угрожающим фактором для трансферта технологии быстрого прототипирования выступает
человеческий потенциал. Какими специалистами будет проводиться адаптация новой технологии в регионе, таким и будет уровень
и темпы внедрения.
Проблему развития человеческого потенциала Глава государства предвидел 20 лет назад, когда организовал программу «Бо-
лашак», в рамках которой отучились тысячи студентов. Благодаря этой программе сейчас есть молодые менеджеры, работающие
по международным стандартам. Подготовка по программе идет по многим направлениям: политика, экономика, юриспруденция,
информационные системы, есть и выпускники университета Брэдфорда в Великобритании по специальности «инженер машино-
строения», которые, наверняка, не просто знают, но и пользовались технологией прототипирования.
На сегодняшний день 117 болашаковцев работают в национальной компании «КазМунайГаз», в «Қазақстан темір жолы» — 37 че-
ловек, в центральном аппарате фонда «Самрук-Казына» трудятся 20 выпускников, все это говорит о довольно высоком потенциале
и перспективах развития промышленности. В то же время большинство областных центров не имеют ни одного специалиста, под-
готовленного в рамках программы «Болашак».
Министерство образования и науки Республики Казахстан начало реализацию масштабной Государственной программы раз-
вития образования Республики Казахстан на 2011–2020 годы. В частности, в сфере технического и профессионального образования,
где функционирует 888 колледжей, подписано и реализуется 22,1 тыс. договоров между предприятиями и учебными заведениями,
предоставлено 170,3 тыс. рабочих мест для прохождения обучающимися практики. Обновляется материально-техническая база
системы ТиПО. По сравнению с 2010 годом объем финансирования возрос в пятикратном размере.
Для подготовки кадров в такой отрасли, как машиностроение выделяются дополнительные стипендии от работодателей, и обя-
зательным является прохождение преподавателями стажировки на производстве.
В настоящий момент в систему профессионального образования по поручению Главы государства внедряется дуальная система
обучения (учебный процесс плюс производственные навыки). При этом спектр специальностей с дуальной системой обучения,
в первую очередь, охватывает машиностроение, инженерное дело, строительство и другие технические направления.
Казахстанская высшая школа поменяла в корне свою концепцию, перешла на трехуровневое образование (бакалавр-магистр-док-
тор РhD) и получила признание на мировой арене. В 2012 г. два казахстанских вуза вошли в топ 400 вузов мира. В целях генерации
новых знаний и новых технологий по опыту Назарбаев Университета сейчас действуют 10 вузов инновационной направленности.
Этим вузам оказывается целевая государственная поддержка для развития науки и инноваций.
При ведущих вузах действуют 20 лабораторий коллективного пользования, которые служат для научных и учебных целей. В со-
ответствии с постановлением правительства все лаборатории являются субъектами базового финансирования.
Подводя итог в вопросе человеческих ресурсов, можно сделать вывод: — есть потенциал и есть все предпосылки для внедрения
новой технологии.
Таким образом, для регионов Республики необходимо принять решение о создании центров прототипирования и убедиться
в преимуществах этой технологии.
Что касается выбора оборудования, то уже нет такой острой необходимости в определении цели и назначения моделей и про-
тотипов. Учитывая, как говорилось ранее, способы и методы получения прототипов можно рекомендовать приобретение сразу
нескольких вариантов оборудования.
В первую очередь, чтобы определиться с терминами, следует сказать о различии между машинами прототипирования и 3D
принтерами. Основными преимуществами последних является то, что 3D принтеры компактнее и менее затратные. Одновременно
с этим, они и менее функциональны. Они идеально подходят для применения в офисах. Они потребляют меньше энергии и зани-
мают меньше места. Принтер прост в обращении и недорогой в обслуживании, его можно даже собрать самостоятельно в условиях
учебной лаборатории. Как и традиционные RP-машины, 3D принтеры изготавливают реальные модели по виртуальным, используя
в основном технологии струйного моделирования и технологии формирования детали из порошка, который затвердевает под
воздействием лазера или связующего вещества. И довольно важная характеристика — они недорогие. В Интернете имеются пред-
ложения, в которых цена составляет не больше двухсот долларов.
Современные 3D-принтеры можно условно разделить на персональные, профессиональные и промышленные. К их общим недо-
статкам можно отнести тот факт, что 3D принтеры имеют меньшую точность, но машины для быстрого прототипирования также
могут иметь шероховатость, не совсем соответствующую техническим требованиям. У большинства машин прототипирования при
наращивании модели один слой составляет 0,25 мм, таким образом, на 1 мм детали помещаются четыре слоя. Если деталь имеет на-
клонные стенки, которые располагается не перпендикулярно, а наклонно столу, то на ней через каждые 0,25 мм будут заметны ступени.
При подборе оборудования важное значение имеет расходный материал и для некоторых технологий еще и поддерживающий
материал. Надо отметить, что на сегодняшний день, рынок 3D принтеров представлен довольно широким диапазоном выбора.
Система прототипирования Objet может предложить 107 модельных материалов. Для 3D-печати прототипов и реальных объектов
могут быть использованы: АБС-пластик, PLA-прастик, полиамид (нейлон), стекловолокно полиамида, эпоксидные смолы (в сте-
реолитографии), серебро, титан, сталь, воск, фотополимеры и поликарбонаты, композиты, алюминиевые порошки и даже бумага,
металлическая фольга и полиэтиленовая пленка.
В зависимости от выбранной технологии прототипирования и количества создаваемых деталей, цена 1 кубического сантиметра
модели может иметь различную цену от 0.4 евро до 1.5 евро за 1 см:
Прототипирование на оборудовании FORMIGA P100 производства Германии, компания EOS, стоимость 1 см³ готового из-
делия — от 0.9 евро до 1.3 евро с НДС.
18 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

Прототипирование на оборудовании 3D SYSTEMS производства США, компания DTM Corporation, стоимость 1 см³ готового
изделия — от 0.4 евро до 0.8 евро с НДС.
Прототипирование низшей ценовой категории (от 0.4 евро до 0.65 евро с НДС) относится к изготовлению прототипов с пони-
женной точностью от (0.17 мм до 0.2 мм), из многократно переработанного сырья с помощью рекуперации отработанного материала.
Может доходить цена и до 10 долларов, но это на машинах старого поколения. Невысокая себестоимость моделей является са-
мым главным аргументом при выборе оборудования для оснащения и испытательных, и учебных лабораторий, а также уже можно
говорить и об оснащении школьных мастерских и центров индивидуального предпринимательства.
Необходимо обратить внимание на программное обеспечение 3D принтеров. Этот вопрос может стать проблемным для регионов.
Связанно это с общей образовательной и подготовкой по информационным технологиям. Обучение в школах, в колледжах и профс-
сионально-технических лицеях предполагает использование лицензированного программного обеспечения в рамках стандартных
пакетов программ. Для внедрения технологии прототипирования необходимо владеть технологическими знаниями и навыками
начального черчения и трехмерного моделирования.
Анализируя результаты единого национального тестирования обнаруживается, что на специальность 5 В071200 — «Машино-
строение» в 2012 году было выделено 228 грантов на республику, а на специальность 5 В07500 — «Математическое и компьютерное
моделирование» 52. Что касается проходного балла на эти специальности, то они составили 63 для машиностроения и 74 для
математического моделирования, при максимально возможных 100. Проходные баллы говорят о невысокой популярности этих
специальностей, но гранты выделяются т. е. потребность в кадрах есть и это регулируется государством. Можно сделать вывод, что
успешный трансферт технологии прототипирования может быть осуществлен в ближайшее время.
Ускорению процесса внедрения технологии прототипирования способствуют темпы появления новых предложений на рынке обо-
рудования. Если провести аналогию с двухмерными принтерами, то совсем в недалеком прошлом стоимость печатающего устройства
могла достигать шестизначного числа. За полтора десятка лет двухмерный принтер стал самым распространенным и доступным средством
получения печатной продукции. Сегодня уже не является проблемой приобретение цветных принтеров для домашнего использования.
Надо полагать, что трехмерные принтеры в самом скором будущем станут обычным атрибутом учебных заведений, офисов
и даже жилых помещений, а в качестве программного обеспечения будет графический редактор из стандартного пакета Microsoft.
Как известно организация эффективной системы трансферта технологий является ключевым фактором роста экономики любой
страны. Приоритет отдается высокотехнологичным и интеллектуальным производствам, активность в регионах растет, понятны
стали бизнес-процессы, изменился менталитет местных властей и в образовательной среде, и у населения, активнее стали инве-
стиционные процессы. Все это дает возможность для успешного внедрения технологии прототипирования по всему Казахстану.

Normirzaev Abducayum Rahimberdievich, the Namangan


engineering — pedagogical institute, dostent.
Nasritdinov Axmatjon Abduxamidovich, the Namangan
engineering — pedagogical institute, dostent.
Tuxliev Gayratali Axmadalievich, the Namangan
engineering — pedagogical institute, assistent
Нормирзаев Абдукаюм Рахимбердиевич, Наманганский
инженерно-педагогический институт, доцент.
Насритдинов Ахматжон Абдухамидович, Наманганский
инженерно-педагогический институт, доцент.
Тухлиев Гайратали Ахмадалиевич, Наманганский
инженерно-педагогический институт, ассистент

Influence of cross displacement disk skim coulter concerning


field cut of the case on parameters of job of a plough
Влияние поперечного смещения дискового предплужника относительно
полевого обреза корпуса на показатели работы плуга
Для улучшения технологический процесс работы оборотного плуга мы применили сферический дисковый предплужник и об-
текател, они установленны на полевом обрезе лево‑и правооборачивающих корпусов. Отвальные поверхности которых соединены
между собой, ее технологический процесс заключается в следующем. Растительные остатки на поверхности почвы и корни в верхних
слоях пласта, разрезаются сферическим дисковым предплужником и вместе с верхним слоем почвы сбрасываются в борозду, обра-
зованную предыдущим корпусом, очищая от них зону движения полевого обреза последующего корпуса с установленными на нём
обтекателями. Корни, поднимаемые по полевому обрезу из нижних слоев пласта, перемещаются на обтекатель, который исключает их
надлом и способствует соскальзыванию надломанных корней частью полевого обреза, расположенного ниже обтекателя. При этом
обтекатель не увеличивает тяговое сопротивление плуга, так как движется по борозде, образованной дисковым предплужником.
При установившемся технологическом процессе работы плуга с дисковым предплужником, заданной глубине (h1) хода диска,
радиусе (R) и угле (α) его атаки площадь, вырезаемая диском из сечения пласта, обрабатываемого корпусом, будет одинакова, неза-
висимо от расположения диска относительно полевого обреза корпуса в поперечном к движению плуга направлении. Следовательно,
площадь сечения пласта срезаемая корпусом, при одинаковой глубине (hк) его хода и ширине (bк) захвата, будет одинакова, т. е. как
видно из рис. 1 площади сечений (заштриховано) aobocodoeofo, a1b1c1d1e1f1, a2b2c2d2e2f2 будут равны и корпус плуга будет об-
рабатывать одинаковый объем почвы во всех трех рассматриваемых случаях. Тогда, наиболее рациональным является тот вариант
расположения диска, когда полевой обрез корпуса заглубляется в почву на наименьшую глубину, равную hk-h1, т. е. наиболее глубоко
расположенная в почве точка (b1) диска (вариант в) должна находиться на линии 2 (см. рис. 1) траектории движения полевого об-
Section 1. Technical sciences 19

реза корпуса. Это расположение дискового предплужника делает минимальной высоту (а1b1) стенки борозды, которая зачищается
полевым обрезом корпуса соответственно с меньшей энергоемкостью, чем при большей ее высоте (a0b0, a2b2) в вариантах (а) и (с).
Следовательно, при одинаковом объеме почвы, вырезаемом корпусом, технологический процесс работы плуга будет проходить
с меньшей энергоемкостью, когда диаметральное сечение (AD) плоскости окружности лезвия диска вертикальной плоскостью,
проходящей через его ось вращения, будет находиться в плане на линии траектории движения полевого обреза корпуса, т. е. в про-
дольно–вертикальной плоскости, содержащей линию его полевого обреза.
Варианты расположения дискового предплужника относительно полевого обреза корпуса

а, с — с поперечным смещением диаметрального сечения (AD) плоскости окружности лезвия вертикальной плоскостью соот-
ветственно в сторону невспаханного и вспаханного поля;
в — при расположении диаметрального сечения (AD) в продольно-вертикальной плос
кости, содержащей линию полевого обреза корпуса;
1 — дисковый предплужник;
2 — траектория движения полевого обреза корпуса плуга;
 — сечение пласта, вырезаемого корпусом плуга.
Рис. 1
Такое расположение дискового предплужника будет соблюдено если центр (т.Оd) диска (рис. 1) будет смещен (в плане) отно-
сительно полевого обреза поперек направлению движения плуга в сторону невспаханного поля, т. е. в сторону противоположную
бороздному обрезу корпуса, на величину (b), которая определяется как видно из рис. 1, по формуле

где r — радиус сферы диска, м.;


( )
b = r − r 2 − R 2 cos α , (1)

R — радиус диска, м;


α — угол атаки диска, град,.
Анализ выведенной зависимости, удовлетворяющей выше принятому условию расположения дискового предплужника, в техноло-
гически приемлемом диапазоне изменения его конструктивных параметров (R, r) и параметре расположения (α), показывает, что с уве-
личением радиуса (R) диска значение смещения (b) увеличивается, а с увеличением радиуса (r) сферы и угла (α) атаки — уменьшается.
Расчеты показывают, что гладкий диск от дисковой бороны (R = 32,5 см, r = 60 см), установленный на плуг в качестве пред-
плужника под углом атаки α = 40˚ (для исключения заклинивания почвы между диском и корпусом значение α принято равным
углу установки лемеха корпуса ПОТ 01.000 оборотного плуга к стенке борозды), должен быть смещен относительно полевого обреза
корпуса в сторону невспаханного поля 7,3 см (рис. 1, б), а при рациональном значении радиуса (R= 34 см) диска b = 8,1 см.
В полевых опытах поперечное расстояние от продольно-вертикальной плоскости, проходящей через полевой обрез корпуса
до центра вращения диска b и продольное расстояние в плане от центра диска до носка лемеха l изменялись соответственно в преде-
лах — 20…10 см и –10…20 см с шагом 10 см (см. рис. 2). Угол атаки α = 40˚, принят равным углу γк. установки лемеха корпуса к стенке
борозды. При исследованиях поступательная скорость агрегата была 2,4 м/с.
Результаты исследований приведены на рисунках 3 и 4, из которых видно что тяговое сопротивление корпуса и диска+корпуса
минимальны при продольном расстоянии l = 15…20 см, и поперечном смещении диска b = — 6…-12 см. В диапазоне значений b на-
ходится точка экстремального минимума, что видно из рис. 3. (кривая ƒ (b)). Анализ характера изменения тягового сопротивления
Р=ƒ (l) показывает, что минимум этой функции, учитывая её непрерывность может находится при l > 20.
Характер изменения тягового сопротивления Р=ƒ (b) объясняется влиянием места расположения борозды образованного дис-
ковым предплужником на тяговое сопротивление корпуса. Если наиболее глубокая точка борозды расположена на линии пути
движения полевого обреза корпуса, то он зачищает стенку своей борозды с меньшей глубиной и следовательно его тяговое сопро-
тивление будет меньше. Смещение этой точки в сторону от линии движения полевого обреза приводит к увеличению глубины его
хода и тягового сопротивления корпуса плуга. Кроме того зачистка пути движения полевого обреза при этом ухудшается и масса
растительных остатков нависающих на него увеличивается, что так же приводит к увеличению тягового сопротивления корпуса
и вероятности возникновения забоев корпуса.
20 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

Влияние l и b на тяговое сопротивление корпуса Р

 — корпуса;  — общее
Рис. 3.
Влияние продольного расстояния (l) от центра диска до носка лемеха на характер изменения тягового сопротивления Р=ƒ (l)
объясняется тем, что приближение дискового предплужника к корпусу ухудшает условия прохождения почвы между ними, диск
при этом работает в деформированной корпусом почвенной среде, из-за чего увеличивается его скольжение и уменьшаются обо-
роты, увеличивается масса почвы находящаяся на рабочей поверхности диска и её перемещение в направлении движения плуга.
Характер изменения глубины заделки Нз = ƒ (b) рис. 4 объясняется тем, что в диапазоне b =-10…-20 см диск отбрасывает почву
с растительными остатками на дно борозды образованной предыдущим корпусом или на откос пласта срезанный предыдущим
диском, которые далее по откосу сползают на дно борозды. Это даёт более глубокую заделку, чем в диапазоне b = –10…+10 см когда
происходит интенсивное уменьшение глубины заделки из-за сбрасывания почвы на откос борозды.
Влияние l и b на глубину заделки (Нз) растительных остатков

Рис. 4.
Влияние продольного расстояние l на характер изменения глубины заделки Нз =ƒ (l) рис. 4 объясняется тем, что при увеличении
l улучшаются условия прохода почвы между дисковым предплужником и последующим корпусом и, пласт не заклинивает между
ними; почва с растительными остатками отбрасываемая диском успевает упасть на дно борозды прежде, чем пласт вырезаемый
корпусом накрывает её.
Из рис 4 видно, что функция Нз = ƒ (b) и Нз = ƒ (l ) имеют максимум соответственно при b ≈ –15 см и l ≈ 15 см. Незначительное
уменьшение глубины заделки, при изменении b от –15…-20 см, объясняется недобросом почвы до откоса вырезанного у пласта
предыдущим диском, а при увеличении l от 15 см до 20 см — диск отбрасывает почву с растительными остатками на заднюю по-
верхность отвала предыдущего корпуса. При этом из-за трения и адгезионного прилипания увеличивается суммарное время их
движения в сторону дна борозды которого они не достигают, так как борозда частично завалена почвой пласта перемещаемого
последующим корпусом.
Анализ результатов (рис 3, 4) показывает, что принимая рациональные значения l и b полученные расчётным путем при теоре-
тических исследованиях, можно добиться снижения суммарного тягового сопротивления (диск + корпус) и увеличения глубины
заделки растительных остатков.
Section 1. Technical sciences 21

Serebryanskiy Aleksey Ivanovich, Voronezh State Forestry Engineering Academy,


Associated Professor, the Department of timber industry, metrology, standardization and certification
Kanischev Denis Aleksandrovich, Voronezh State Forestry Engineering Academy, student
Kaptsov Vitaliy Nikolayevich, Voronezh State Forestry Engineering Academy, student

Constructive exception of friction reversibility based on the analysis


of the operating characteristics of joint manipulators
Machines with manipulator technological equipment are widely applied in the industry. The weakest point of manipulators, from reliability
and durability point of view, is articulated joints. During operating time up to 3000 machine hours, they become unserviceable 1. Low durability
of these friction joints is mainly explained by their high operating load. Heavy-loaded analysis of joint manipulators is carried out in order to
determine operating load regimes of these joints, which include load and unit area pressure. They can be determined on the basis of kinematic
operating schemes of separate joint manipulators. As an example, the determination of loading regimes of «handle — operating bodies» joint is
considered, kinematic schemes of which is depicted in Fig. 1. Recommendations are taken as the basis of computation algorithm 2.
The operating body is effected by the following forces and moments: Qx, Qy and Qz — components of space stress Q of interaction of
operating body with timber; Gg — gravity force of the operating body; Rh. c. — reaction from the hydraulic cylinder of the operating body in
х у х у z
the plane «уАх»; Р h .c . and Р h .c .  — component stress on the hydraulic cylinder rod; М А , М А and М А  — moments from side forces,
effecting the joint «А»; β — inclination angel of hydraulic suspension cylinder axis to the horizontal; α — angle between axis «У» and vector
of space stress of Q; γ — angle between axis «Х» and vector of space stress Q; δ — angle between axis «Z» and vector of space stress Q.
To determine the reaction in joint «А», six equilibrium equations are drafted.

∑Y = R + P − G − Q = 0
y
A
y
г .ц . п y


∑ X = −R −Р + Q = 0
x
A
х
г .ц . x 

∑ Z = −R + Q = 0
z
A z 
 (1)
М А = −Q z × а = 0
y


М A = −Qz × а ′ = 0
x

М A =Р г .ц. ×в + Рг.ц. × в ′ − G п × c − Q y × а + Q x × а ′ = 0 
z у х

Figure 1 — Kinematic scheme of joint «handle — operating organ»


From the obtained equations, taking into consideration the equations
1 
Shevchenko V. P. Restoration of articulated joints of forest harvesting machines with electric arc spraying. Dissertation abstract. Candidate of engineering
sciences. Khimki, 1986. 20 p.
2 
Artamonov Yu. G. Designing of technological equipment of manipulator timber machines. Leningrad. 1985. 86 p.
22 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

Рhх..c . = Рh ..c . × cosβ


Рhу..c . = Рh ..c . × sinβ
Q x = Q × cos γ (2)
Q y = Q × cos α
Q z = Q × cos δ
the constraint reactions of the operating organ with the handle are determined:
R yA = Gп + Q × cosα + Ph.c. × sinβ
R Ax = Q × cos γ − Рh .c . × cosβ
R Az = Q × cos δ (3)

М Ау = −Q × cosδ × а
М хА = −Q × cosδ × а ′
The biggest load in the bushing and pin will be:
2 2
 Rx М у   Ry М х 
R max =  A + А  +  A + А  + R zA (4)
 2 в′′   2 в ′′ 
where в ′′  — the distance between the midpoints of the bushings in the joint.
At the moment of the beginning of lifting tree on the joint, apart from the above mentioned forces, inertial forces are implied. The constraint
reactions can be determined by the formulas:
 V 
R xiA = R Ax ×  1 + 
 t ×q 
 V 
R Ayi = R Ay ×  1 +  (5)
 t ×q 
 V 
R Azi = R Az ×  1 + 
 t ×q 
where: V — average speed of suspension lifting; t — acceleration time; q — gravity acceleration.
Then:
2 2
 R xi М y   R yi М x 
R i
=  A + A  +  A + A  + R ziA (6)
в′′   2 в′′ 
max
 2
The pressure in the bushing is determined as follows:
Rmax (7)
Р=
0.2 × r ×l ×1000
where: Р — pressure in the bushing, mPa; Rmax - maximum loading on the bushing, kN; l — bushing length, m; r — bushing radius, m.
Coefficient with the value of 0,2 in equation denominator (7) is obtained on the basis of effective value of half contact angle of operating
surfaces, articulated joints. As 1 Pa=1 Н/m2, then unit area pressure Р is the ratio between unit load R to the area of operating surface within
half contact angle.
Half contact angle is determined according to a known chart, transformed into a formula suitable for calculation of articulated joints1:
2 2
4 (1 −ν1 ) + (1 −ν 2 )×ψ Ра (8)
φ0 = 0.317( × + 1)×
π 0.117 Рα + Е1ε / d2
where ν1, ν2 — Poisson’s ration of the shaft and bushing material; ε — radial clearance with interference; d2 — shaft diameter;
Е
ψ= 1 (9)
Е2
where Е иЕ - elastic modulus of shaft and bushing material.
1 2
On the basis of the analysis of operation of manipulator type machines, it is required to increase the obtained values of loads and pressure
by 1,6…1,8 times in order to determine maximal pressure on the edges of the bushing, i. e. take into account the magnification factor 1. During
the calculations under the indicated algorithm, load regimes of manipulator timber machines, shown in Table 1, were obtained as an example.
1 
Artamonov Yu.  G. Designing of technological equipment of manipulator timber machines. Leningrad. 1985. 86  p.; Smogunov  N. S.,
Serebyanskiy A. I. Influence of friction nature n wear capability of articulated joint of universal hydraulic manipulators. All-Union Institute of Scientific and
Technical Information. № 1417 – И99, 10 p.
Section 1. Technical sciences 23

Table 1
Values of loads and pressure in the joints «handle — operating organ»
Indicators Machine make
ЛП–18 А, ЛП‑17 А,
ЛП‑19 А
ЛП–49. ТБ‑1 М

Maximal load, Rmax , (kN). 13,5185 17,0807 9,7


i
Same, taken into account inertial force, R max , (kN). 14,4724 20,668 10,177
Average pressure in the bushing, Рaverage, (mPa). 24,14 21,09 29

Same, taken into account inertial force, Р


i
, (mPa). 25,84 26,7 30,59
average
Pressure in the bushing, taken into account the dynamic load, Рd, (mPa). 41,344 42,72 49,95
As the table shows, the values of loads and unit area pressure affecting the articulated joints are quite high. It can be explained by friction
reversibility, specific of work and work objects, imperfect selection of construction and oiling materials. If grease lubricant is applied, it is
pressed out of the zone of friction under loads, which leads to burrs and sticking, and eventually to high wear of articulated joint details.
On the basis of the conducted analysis of loading, construction and technological characteristics and operating conditions of joint
manipulators, recommended kind of anti-friction material, contributing to increase of operating resource of the observed friction knots was
determined 1. However, proposed anti-friction plastic cannot operate effectively under friction reversibility; moreover the negative effect of
reverse reduces wear capability of rubbing parts by at least two times. This leads to the need to change constructions of articulated joints in
order to exclude friction reversibility.
To exclude the impact of negative effect of reverse on wear capability of articulated joint parts of manipulators, it is proposed to change
construction of joints as it is depicted in Figure 2. This construction is confirmed with a patent 2.

Figure 2 — Articulated joint with two friction zones


Proposed articulated joint includes wrapping eye 1, wrapped eye 2, two anti-friction bushing 3, with internal and external working surfaces,
four blocks of spring semi-ring that compose washer spring 4 — two with right and two with left direction of composing cylindrical spiral, spacing
bushing 5, bushing 6 with internal working surface and pin (shaft) 7. Anti-friction bushings 3 are made with possibility of turning both towards
bushing 6 and pin 7. Blocks composing washer springs 4 include 2 (1… n) of ring sector. Two blocks 4 with different side direction of composing
cylindrical spiral are attached to end surfaces of spacing bushing 5, installed fit in bushing 6 and two blocks 4 with different side direction of
composing cylindrical spiral are attached to the internal sides of wrapping eye 1. On bushings 3 there are grooves on the end surfaces, which look
like ratchet teeth and are directed as free ends of semi-rings blocks composing washer springs 4with possibility of their sticking.
In the proposed construction of articulated joint reverse friction is transformed into interrupted rotation through blocking mechanisms
consisting of blocks that compose washer springs 4 and grooves that look like ratchet teeth on the end surfaces of bushings 3.
The proposed articulated joint operates as follows. At the turn of the wrapped eye 2 towards the wrapping eye, blocks composing of washer
springs 4, attached to spacing bushing 5, throw into gear with ratchet sector on the internal end surfaces of anti-friction bushings 3 and inform the
latter about the movement. At the same time, blocks composing washer springs 4 on the internal end surfaces of wrapping eye 1 slide towards the
ratchet teeth looking grooves on the internal end surfaces of anti-friction bushings 3 because of different direction of the composing cylindrical
spiral in the blocks composing washer springs 4 and grooves. In this case, there is friction between internal surfaces of anti-friction bushings and
external surface of pin 7. At the reverse motion of wrapped eye 2 towards wrapping eye 1, blocks composing washer springs 4 and attached on the
end surfaces of spacing bushing 5 throw out of gear with ratchet teeth looking grooves on the internal end surfaces of anti-friction bushings 3 and
during further movement slide relative to one another. Simultaneously, blocks composing washer springs 4, attached on the internal end surfaces
of wrapping eye 1 throw into gear with grooves on the external end surfaces of anti-friction bushings 3 and inform them about the movement. In
this case, the process of friction happens between the external surfaces of anti-friction bushings 3 and internal surface of bushing 6.
Thus, at the expense of blocking mechanism, reverse movement is transformed into interrupted rotation by turns on the internal and
external surfaces of anti-friction bushings 3, which allows increasing wear capability of articulated joint parts by 1,7…2,1 times.
The given variant of construction of articulated joint is more preferable for medium loaded (≈30 mPa) friction knots of manipulators.

1 
Serebyanskiy A. I. Influence of static loads on wear capability of plastic of AMAN type//Dep. Manuscript. Voronezh, 2002. № 975‑В2002. 34 p.
2 
Patent 34661 RF, МПК 7 F 16С11/06. Articulated joint [Text]/F. V. Posharnikov, N. S. Smogunov, A. I. Serebryanskiy; applicant and patent holder VGLTA.
- № 2003123320/20; applied as of 28.07.03; published as of 10. 12.03.
24 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

Reference:
1. Artamonov Yu. G. Designing of technological equipment of manipulator timber machines. Leningrad. 1985. 86 p.
2. Patent 34661 RF, МПК 7 F 16 С11/06. Articulated joint [Text]/F. V. Posharnikov, N. S. Smogunov, A. I. Serebryanskiy; applicant and patent
holder VGLTA. — № 2003123320/20; applied as of 28.07.03; published as of 10. 12.03.
3. Serebyanskiy A. I. Influence of static loads on wear capability of plastic of AMAN type//Dep. Manuscript. Voronezh, 2002. № 975‑В2002. 34 p.
4. Smogunov N. S., Serebyanskiy A. I. Influence of friction nature n wear capability of articulated joint of universal hydraulic manipulators.
All-Union Institute of Scientific and Technical Information. № 1417 — И99, 10 p.
5. Shevchenko V. P. Restoration of articulated joints of forest harvesting machines with electric arc spraying. Dissertation abstract. Candidate
of engineering sciences. Khimki, 1986. 20 p.

Sloboda Kateryna Olegovna


Postgraduate at Lviv Polytechnic National University,
Department of Social communications and information activities
Peleshchyshyn Oksana Petrovna
Postgraduate at Ivan Franko National University of Lviv,
Department of Mathematical modeling of socio-economic processes

Peculiarities of positioning and online marketing of Lviv


Polytechnic National University in social networks
Online communities are valuable for the university in terms of marketing in two major aspects:
1. As a communication medium with the outside world;
2. As an information source about the marketing object, users reactions, the competitors activity and the industry conditions.
Nowadays there exist many different online communities in the World Wide Web. It is well known that online marketing cannot be
maintained in all of them or even in a large part of them. Therefore, an important task that precedes the active online marketing actions is
to define multiple communities in which marketing actions will be carried out. Definition of communities is based on the analysis of their
content, especially on discussions in the community and the communities’ rankings.
Let’s define the number of concepts that characterize the community and discussion in terms of the appropriateness of their usage for online
marketing of the university. It’s important that the specific concepts meaning is defined by the nature of marketing strategy. Each feature of
strategy is encapsulated in basic terms of relevance and importance. It enables to develop universal methods that will be based on these concepts.
Relevant discussion is such in which the university is being discussed or evaluative judgments about the university, its services, or related
competitive universities are given, depending on the strategy requirements.
Relevant online community is assumed to be a community in which relevant discussions exist.
An important discussion is called that relevant discussion, which for some reason has precedence over the other relevant discussions
during its trial.
An important community is called that relevant community which for some reason has precedence over the other relevant communities
while working with it.
The university title, names of its departments and majors, other words and phrases which describe the subject of marketing, are included in
the set of marketing terms which is used in the search and analysis of messages for definition of relevant and important discussions and online
communities is conducted. The set of marketing terms is linked to the chosen strategy of online communities, which are used in marketing.
Let’s distinguish basic strategies of online communities’ usage in the online marketing of the universities:
• Monitoring strategy;
• Analytical strategy;
• Representative strategy;
• Active strategy;
• Hyperactive strategy.
Figure 1 shows approximate correlations of strategies using online communities, based on the features of “activity and analysis depth» and
the zone of distribution of information technology for these strategies implementation.
Specific strategies (e. g. monitoring, analytical) practically do not involve actions in most online communities, but they are based on a
deep analysis of the content and processes of communication in these communities. In addition to the above strategies, combined or modified
strategies with another correlation of activity and analyticity can be used.
University may implement at the same time different strategies to solve various marketing tasks (e. g. the representative task (for presentation
of basic information) and analytical (for in-depth analysis of the reaction of society on the university’s activities).
Monitoring strategy reduces marketing activities of university to implementation of monitoring system of online communities in terms
of the valuable information emergence: users’ reviews and criticisms about university, its activities, work with students, and so on. In fact, the
monitoring strategy should provide for universities the solution of issues in identification of problem areas in informational activities and
work with audience.
Relevant to this strategy is the discussion, in which the university, its major subdivisions and units are discussed.
Important to this strategy is the discussion in thematic online communities with high commenting activity.
The set of marketing terms to conduct the search of relevant discussions is based on a variant spelling of university name and several of its
most important structural subdivisions and units. Additional specifying words may be terms that characterize the attitude of society to the
university (e. g. “reviews on … “, “Department of … “, “university…” etc.).
The strategy implementation requires relatively limited resources. This are trained personnel for search and accounting of relevant
discussions. Monitoring system requires computer support on the search level and basic accounting review, namely:
• Means for deed and parameterized information retrieval;
• Analytical database of communities, discussions and posts.
Section 1. Technical sciences 25

Ana lysis o f effectiven ess


Hiperac
tive

technology of
management
Information

Criticality analysis

Active

Users support

Representative
Monitoring Analytical
Analyticity

Intelligent content
analysis

Information search
technology and
accounting

Figure 1. Correlation of the online-communities’ usage strategies


Analytical strategy is an extension of the monitoring strategy through in-depth account and analysis of market information that is
available in virtual communities.
In addition, the following information is monitored:
• Users’ needs for information and requests for services provided by the university;
• Informational materials of competitors;
• Temporal and geographical aspects of posts and authors;
• Definition of additional factors of interest in the services;
• Identification of potential threats to the university from the point of view of marketing.
Relevant for this strategy is discussion in which the university, its competitors and partners, the features of learning and teaching, advantage
and disadvantages are discusses.
Important to this strategy are discussion in thematic communities with high commenting activity.
In the marketing terms set the main types of university courses, names of competitors are included. Additional keywords are phrases that
are used to compare the quality of education in different universities and subjective characteristics.
For implementation of analytical strategies are used:
• Means for advanced and parameterized information retrieval;
• Analytical database of communities, discussions, posts;
• Means of intelligent analysis of the online communities content.
An example of the latter mean is computer-linguistic analysis tools for analysis of discussions in communities, identification of evaluative
judgments, emotions, demographic characteristics of users and others.
Resources and costs in the implementation of this strategy are the same as for monitoring strategy implementation, but the amount of
work and the requirements for qualification of personnel are higher.
Representative strategy, unlike previous ones, involves actions of the active presentation of marketing  information  in online
communities. The aim of the strategy is primarily to deliver to users in major thematic online communities’ information about the
university and its educational services, in particular, contact information and general information about the university, descriptions of
courses and departments.
The peculiarity of this strategy is the ability to implement it with rather limited resources and low risks of discrediting and negative
reactions of users. The strategy is to create passive streams of messages with a small number of active (those related to general issues regarding
the activities of universities).
Relevant in the case of this strategy implementation is the discussion, which discusses the university in general, the most important types
of its activities.
Important to this strategy is the discussion in thematic communities with high visitors view activity.
The set of marketing terms to find relevant communities and discussions is based on a variant of spelling university name and its major
subdivisions. Additional specifying words may be terms that characterize the individual attributes of universities (e. g. “address …”, “phone
…”, “branch …” etc.).
During the implementation of representative strategies there is small risk of being discredited by unqualified discussions. Risk eliminating is
based on the use of a formalized approach to communication, which should provide accounting and analysis of online community’s rules.
26 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

Another type of developed representation strategy is the strategy of customers support when the main purpose is to create “e‑office” and
support students and all interested people in online communities. This strategy requires higher activity of universities in online communities.
The active strategy is the development of a representative strategy towards the transition from passive to active discussions. The aim of
the strategy is to deliver more information to the user about the university and its products in the thematic online communities, establishing
a system for getting feedbacks from customers, and responding to important posts of users.
Strategy implementation requires quite a lot of resources, including trained personnel to create and conduct discussions in online
communities. Also are needed:
• Means of advanced and parameterized information retrieval;
• Analytical database of communities, discussions and posts;
• Analytical means for detection of important discussions and communities.
Analytical data, among other things, are used to distinguish and prioritize important for marketing and community discussions.
Relevant for this strategy is the discussion, in which the university, its competitors and partners are discussed.
Important to this strategy is the discussion in thematic communities with high review and comment activity. To determine the critical
debate in this strategy, special techniques should be used.
In the set of marketing terms names of educational services of the university and names of main competitors should be included. Additional
keywords contain queries about the cost and the educational services basic characteristics (e. g. “price …”, “features …”).
During the implementation of active strategy, like the previous one, the risks are that the university may be discredited in unqualified
discussion. It is quite high due to higher activity in online communities, and a much larger number of discussions about university and its
activities.
It is possible to avoid these risks, by using formalized approach to communication, which should include computer records and analysis
of online communities’ rules and characteristics, some discussions and accompanying information.
Hyperactive strategy is a special case of the active strategy that considers online communities as a sole or main communication environment,
because, in addition to the functions provided by active strategy, information interaction with partners, competitive intelligence, etc. are
available too. Functions of responding to posts of users and interested people are implemented much more intensive.
Implementation of hyperactive strategy requires significant resources, including trained personnel to create and conduct discussions in
online communities. A common mistake when implementing this strategy is to attract personnel without special qualifications and usage of
primitive automation means.
Relevant for this strategy is the discussion, in which the university, its competitors and partners, most types of training and activities of
universities and competitors are discussed.
Important to this strategy is discussion in thematic communities with high review and comment activity, however, the importance factor
can be ignored in view of the strategy specification.
The set of marketing terms  includes the university name and  its  variants, the names of major competitors. Usage of additional
keywords is impractical in this case because their goal is to narrow the search results what is not typical for hyperactive strategy.
Hyperactive strategy requires for its implementation:
• Means for advanced and parameterized information retrieval;
• Analytical database of communities, discussions, posts;
• Staff efficiencies analysis system.
The level of analysis is not as deep as in the active strategy, because all relevant and not only the most important communities and discussion
should be taken into consideration.
Risks of using this strategy are the highest in comparison to all other possible strategies. They lie in a possible discredit of universities
provided by unqualified discussions and aggressive positioning, direct discussion with unsatisfied users, violations of community’s rules and
creation of an image of spammers in the users’ eyes.
As in the previous case, in order to avoid these risks, formalized approach to communication should be used. It should include computer
records and analysis of the rules and characteristics of online communities, some discussions and accompanying information, as well as
computerized posts verification before their publication and in-depth analysis of the staff performance in online communities.
The term positioning has many definitions. F. Kotler (2000) in his works  in marketing defines positioning as “the process of
making service, product and  image creation, which are based on the consumer’s perception of competitive goods and services”
D. Aaker (2010) defines positioning as “the process of creating the image and values of ​​ product for consumers from the target audience”.
The main principles of universities positioning in social networks are:
1. formation of convenient network for internal informational exchange between university subdivisions
2. formation of the account moderators team only for social networks
3. usage of existing information and reference materials about university
4. commitment to free and uncontrolled distribution of materials
5. variety of content, which published in accounts
6. implementation of active communication and getting feedback from the universities audience in social networks
7. building of team of people, responsible for information and requests processing, which are received from the university audience in
social networks
8. multilingualism of content
9. planning of strategies for positioning, coordination of the moderators groups work
10. analysis of the results
Positioning in the Internet involves creation of interconnected channels to provide information to the audience of the university in order
to raise awareness, interest and its credibility in society.
Positioning strategy of university in the Internet includes:
1. Analysis of the university position in terms of marketing, competition, qualitative and quantitative representation indexes in online
communities and online media
2. Development of an effective positioning strategy of the institution in the Internet to attract public attention to the university’s positive
qualities
3. Performance of the positioning strategy
Section 1. Technical sciences 27

An important task in the process of the university positioning is to create a recognizable brand. Internet branding strategy involves the
development of fast and quality information providing to the target audience with the help of Web 2.0 means.
Positioning of the university should be carried out through various means such as social networks, online advertising, online media, etc.
Social Media is an online media where news, photos, videos, and podcasts are presented to the user audience, which in turn votes for a
particular kind of content and reveals the level of commitment.
Since social networks provide a direct connections between users and the possibility of direct communication and exchange of ideas and
experiences, the process of online marketing depends not only on the success of marketing, but also on the reactions of users that can enhance
or destroy beneficial positioning effect. Communication through social networks provides communication between people according to
their interests, and is based on the exchange of thoughts, ideas, and experiences of the communicative process participants.
Extremely important in the process of the university positioning through social networks is to manage the behavior of users in such a
way that the available audience helps in positioning and attracting people who represent potential audience. Tracking the users’ reactions on
the content by analyzing the «users track», namely the reviews, comments and rating assessments, polling data. It helps to make conclusions
about what actually social network users think. To manage the user community effectively not only the analysis of their behavior should be
conducted, but also moderators should respond to this behavior. Key feature of distribution of content through social networks is a complete
or partial loss of control over its distribution among the users. In order to create a positive image of the university through social networks
one of the main tasks is to ensure publishing of such content, which provokes a positive reaction of users.
With the emergence of Web 2.0 concept, Internet has become a tool for direct communication between users. The most popular social networks in
Ukraine are Facebook and VKontakte. These data suggest that usage of social networks can not only serve for communication and finding friends for
what they were originally intended, but also expand opportunities for marketing and sphere of influence on the potential audience.
Social networks can distribute information in a very short period of time, creating the effect of “viral marketing”.
Social network Facebook allows registering of user, group and page of specific type. For universities there is a possibility to choose page
for companies or organizations and category University. Social network VKontakte allows creating user and group.
Before the development of university’s positioning strategies in social networks, its position, status, existing image in society as well as
competitors should be analyzed.
The next step is setting short-term and long-term goals which are to be achieved.
The types of relationships that must be established between the audience and the university are to be defined.
Extremely important is to determine what kind of content should be published in different social networks, and also within user pages,
pages of university and groups. In addition, the main characteristics of the target audience should be accurately described. According to these
data is to be determined how the content should be presented in different social networks.
Methods
The strategy of positioning in Facebook
To create a page of the university the user must be first created and activated, the user automatically becomes the administrator and can add
an unlimited number of other page’s administrators. It is therefore necessary for the first administrator of the page to create a user with the name
of university as a username. After registration the page immediately becomes active, so that work on content and audience building can be started.
Stages of positioning strategies implementation in Facebook:
• Creation of user with the name of the university
• Complete user profile with necessary information
• Building an audience by inviting users of social networks to become friends of the university
• Creation of university’s page
• Filling page with necessary information
• Building audience through invitations to friends of user to like the page
• Taking the official page of the university to the highest position by the number of “likes” compared with unofficial pages of the
university
• Creation of the group of university
Table 1. Types of university content, published in Facebook
Types of content in Facebook
User
Descriptions of new specialties
Albums with photos
Contact information
General information about university
Information about events in the university
Information about conferences and grants
Information from departments and institutes
Videos about the university
Page
Information for entrants
University rules
Descriptions of specialties
Links to information resources of the university
General information about university
Information for foreign students
Group
Information for entrants, which is available for download
Discussions on the audience issues of interest
28 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

The strategy of positioning in Vkontakte


To get the possibility to create the group, first of all the user with name of the university as nickname should be registered, after that it is
possible to create the group.
Stages of positioning strategies implementation in VKontakte:
• Creation of user with the name of the university
• Complete user profile with necessary information
• Building an audience by inviting users of social networks to become friends of the university
• Creation of the group of university
• Filling group with necessary information
• Building audience through invitations to friends of user to like the page
• Taking the official group of the university to the highest position by the number of users compared with unofficial pages of the
university.
Table 2. Types of university content, published in Vkontakte

Type of content Vkontakte
User
General information about university
Information about events in the university
General information about university
Contact Information
Albums with photos
Group
Discussions on the audience issues of interest
Information for entrants, which is available for download
Information for entrants
University rules
Descriptions of specialties
Links to information resources of the university
General information about university
Information for foreign students
Videos about the university
Information from departments and institutes
Information about conferences and grants
Contact information
Albums with photos
Descriptions of new specialties
For each university an important factor that affects its credibility in society is the possibility of direct contact with its target audience. In
the process of university positioning segmenting of the target audience is crucial task.
Target audience of the university should be divided into several main segments:
1. Pupils from schools and colleges that are interested in studying at the university
2. Students who already study at the university
3. Parents of students and pupils
4. Universities employees and teaching staff
5. Employers who are interested in the selection of well-trained workers.
6. Foreign students who want to study at the university
In addition to the major segments secondary segments should be identified:
1. Governmental organizations that are interested in the unpaid workforce and want to provide space for practice.
2. University graduates
3. Foreign students which graduated from the university and want to continue their studies at the higher educational qualification level.
The competition in the education market and a significant rise in the number of universities have led to the emergence of necessity to
create strategies for positioning among potential audiences, users attention and interest attracting as well as enabling direct contact between
the university and its departments with the university’s audience.
The techniques required to increase the trust level among users of social networks.
One of the main problems that appear in the process of university positioning is the large number of unofficial pages and unofficial groups
of people which represent the university, and have a large number of followers or friends. Unofficial page or group is considered to be a page
or group, which activities and actions in social networks are not controlled by representatives of the university or authorized moderators.
Existence of unofficial pages and groups cause the appearance of lack of trust among social networks users to the newly created official
groups and official pages. This makes the positioning process much more complicated for moderators. To eliminate the negative effects of this
phenomenon it is necessary to increase the level of social networks users’ trust to the newly created groups and pages with special methods, such as:
1. Publication of exclusive content, such as photos or videos from private events in the university, information about the subdivisions,
departments and institutions, etc.
2. Improvement of the quality and speed of response to user requests
3. Development of the effective communication techniques between moderators and users.
4. Publication of banners and links to official pages and groups in social networks on the official sites of the university, such as a main
site of university, library sites, site of virtual learning environment, sites of publishing houses, etc.
Section 1. Technical sciences 29

Monitoring of the positioning strategies effectiveness


Monitoring and analysis of the positioning strategies effectiveness  is  important for both the  initial and the  intermediate stages of
strategies implementation and the stage of achieving major goals. Analysis should be performed in the following areas:
1. Analysis of achievement of long-term goals
2. Analysis of achievement of short-term goals
3. Analysis of the main characteristics account yet in social networks
The main characteristics of accounts in social networks are the audience’s interest, loyalty, and reactivity, which have different criteria for
the analysis, presented in the table.
Table 3. The main characteristics of accounts in social networks

Analysis goals Criteria for analysis


Audience Number of friends
Number of readers
Number of followers
Age of users
Gender
Place of living
Language
Interest Number of “likes”
Number of clicks on “Share” button
Number of views
Loyalty Ratio of positive comments to all comments
Number of friends recommendations
Number of tagged photos
Number of links on content
Ratio of positive messages to all messages
Reactivity Number of comments
Number of messages
Number of “likes”
Results
All proposed in the article methods and means of positioning the University through social networks have been applied and tested during
the process of formation of positive image of Lviv Polytechnic National University through social networks Facebook and Vkontakte in the
period from 2011 to 2013 years. During that period the following results were achieved: Number of friends and funs of page in Facebook is
bigger than in Vkontakte, average age of users, which are friends and funs of the university in social networks, is from 18 to 25 years. It means
that main audience of the university in social networks consists of students, in Vkontakte the second large group is of people from 14 to 18 years,
what means that it consist of pupils, which want to study at the university, but in Facebook the second large group is from 25 to 34 years, what
means that it consist of former students of the university.
According to that data all content, published in social networks was separated so that it reflects informational demands of that three main
audience groups. As it is seen from the charts, main language, used by users of social networks is Ukrainian, however, in Facebook users use in
the process of communication with moderators also Russian language and English. It means that all important information, published in
Facebook should be translated into English and Russian language.

Figure 2. Number of friends and followers of Lviv Polytechnic National University in social network Vkontakte

Figure 3. Number of friends and followers of Lviv Polytechnic National University in social network Facebook
30 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

Figure 4. Comparison of number of friends and followers of Lviv polytechnic national university in both social networks

Figure 5. Age of users from the audience of Lviv Polytechnic National University in Vkontakte

Figure 6. Age of users from the audience of Lviv Polytechnic National University in Facebook

Figure 7. Languages used by users from the audience of Lviv polytechnic National University in Vkontakte
Section 1. Technical sciences 31

Figure 8. Languages used by users from the audience of Lviv polytechnic National University in Facebook

Figure 9. Growth of audience in social networks in 2010

Figure 10. Growth of audience in social networks in 2011


32 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

Figure 11. Growth of audience in social networks in 2012–2013

Conclusions
Proposed  in the article methods and techniques were successfully used  in the process of positioning of Lviv Polytechnic National
University in two most popular among Ukrainian internet users social networks. That helped to gain peoples interest to the universities
activities, helped to increase amount of students, in comparison to previous years, helped to create positive image if the university in the
society. One of main goals, achieved in 2010 year was that Lviv Polytechnic National University got first place in the whole Ukraine among
universities with number of entrants. With the help of account in social media students, their parents and university stuff, as well as pupils
and schools get information from the university very fast, what is very important in many cases, such as informing students about grants and
conferences, communication with people, which don’t know what profession to choose, giving information to foreign students and people
which want to study at the university, fast informing when emergencies occur, publication of information about work vacancies in firms, which
are partners of the university and so on.

Storodubceva Tamara Nikanorovna, Doctor of Engineering Science, Assoc. Professor;


Tomilin Andrey Igorevich, postgraduate of Strength
of materials and theoretical mechanic department;
Aksomitniy Alexey Andreevich, student: FSBEI HPE
«Voronezh State Academy of Forestry and Technologies»
Стородубцева Тамара Никаноровна, д‑р техн. наук, доц., профессор;
Томилин Андрей Игоревич, аспирант кафедры сопротивления материалов
и теоретической механики;
Аксомитный Алексей Андреевич, студент: ФГБОУ ВПО
«Воронежская государственная лесотехническая академия»

Technological methods to increase fracture toughness and endurance of composite


Технологические приемы для увеличения трещиностойкости и выносливости композита
Железнодорожный транспорт, в том числе и лесовозный, при крайне медленном строительстве на территории России автомо-
бильных дорог, в ближайшие десятилетия останется основным средством грузоперевозок.
Одним из главных, но и наиболее уязвимых, с позиции эксплуатационной долговечности, элементов верхнего строения железнодо-
рожного полотна является шпала. Как показывает статистика, в мировой практике строительства железных дорог самым распростра-
ненным материалом для шпал является древесина. Шпалы на ее основе составляют до 80% от их общего числа и имеют нормативный
срок службы при пропитке антисептиками 14…25 лет, который снижается в связи с интенсификацией грузопотоков и увеличением
нагрузок и скоростей, до 8…10 лет. В то же время известно, что для замены шпал и на развитие сети железных дорог необходимо вы-
рубать ежегодно до 12 млн. м 3 лесов, являющихся легкими планеты, причем ей подлежат деревья в возрасте 80…100 лет.
Интенсивная замена деревянных шпал на железобетонные ведет к большим, но, как правило, не учитываемым в условиях так
называемых «рыночных отношений» экономическим потерям, которые складываются из физико-технических и механических недостат-
ков железобетона — большой массы, электропроводности, хрупкости, ограниченной коррозионной стойкости и, главное, жесткости,
приводящей к износу рельсов и бандажей колесных пар подвижного состава. И все же, при отсутствии учета этих потерь службами пути
железных дорог, складывается ситуация, когда начальная стоимость железобетонной шпалы оказывается ниже, чем стоимость шпалы
из новых композиционных материалов, например, древесностекловолокнистого композиционного материала (ДСВКМ), созданного в Во-
ронежской государственной лесотехнической академии (ВГЛТА), и лишенного выше названных недостатков. ДСВКМ более чем на 70%
состоит из компонентов, которые могут быть получены на основе отходов лесного комплекса и деревообрабатывающих производств или
Section 1. Technical sciences 33

являются таковыми — это фурфуролацетоновая смола ФАМ (связующее полимерной матрицы), а также древесная щепа, срезы хлыстов
и т. п. (армирующие заполнители).
К настоящему времени в ВГЛТА получены составы и механические характеристики ДСВКМ, армированного, например, щепой
с длиной элементов 150…200 мм или каркасом из необработанных досок, получаемых из отходов шпалопиления. Изучены процессы
совместимости полимерной мастики на основе ФАМ и древесного заполнителя, ползучесть и выносливость этого материала. Однако
длительные эксплуатационные испытания шпал показали, что одной из причин появления трещин на их поверхностях явиляется
влага, диффузионно проникающая через слой полимерной матрицы к предварительно высушенному древесному армирующему
заполнителю, склонному к разбуханию, а также температура, усадочные процессы и их сочетания.
В связи с изложенным, представлялось важным изучить влияние различных физических факторов на полимерную матрицу из сте-
кловолокнистого композиционного материала (СВКМ), древесный заполнитель и, в целом, на ДСВКМ с учетом анизотропии их свойств.
Целью исследований, результаты которых излагаются в данной работе, является выработка на их основе материаловедческих,
технологических и иных приемов, гарантирующих трещиностойкость ДСВКМ в течение заданного срока эксплуатации шпал, в том
числе лесовозных железных дорог.
Обзор научных публикаций, посвященных влиянию физических факторов — температуры, усадки и воды на прочностные
и упругие характеристики главных компонентов ДСВКМ — полимерного раствора ФАМ и древесины, позволил установить наи-
более важные результаты проведенных исследований и частично использовать их. Было обращено внимание на то, что такие данные
в отношении ДСВКМ практически отсутствуют.
Попытки воспользоваться численными значениями модулей упругости и коэффициентов Пуассона древесины сосны с целью
введения их в уравнения обобщенного закона Р. Гука для ортотропного материала, приводимыми в различных источниках, привело
к установлению факта того, что три известных равенства, связывающие между собой эти постоянные, не соблюдаются.
В связи с этим, были проведены специальные исследования по определению упругих характеристик древесины сосны вырубки
Левобережного лесничества г. Воронежа при растяжении и сжатии с учетом анизотропии ее свойств. Получены статистически
обоснованные значения модулей упругости и коэффициентов Пуассона, что дало возможность считать эту конкретную древесину
ортотропным телом и использовать полученные постоянные при определении толщины полимерной оболочки из СВКМ, призванной
защищать ее от проникновения воды.
Изучены зависимости пределов прочности и модулей упругости при растяжении и сжатии древесины и СВКМ от температуры
в диапазоне 0…100 0 С. В результате аппроксимирования экспериментальных данных установлено, что эти зависимости линейны.
Температура 100 0 С является критической, т. к. при ней в древесине начинает происходить распад пентозанов, наличие которых
характеризует ее механические свойства, а в СВКМ — термическая деструкция полимера ФАМ. Получены значения температурных
коэффициентов по прочности и жесткости, которые использовали в дальнейших расчетах.
Предложена формула для подсчета температурных напряжений на поверхности изделия из ДСВКМ, уточняющая выведенную
В. В.  Патуроевым 1. В ней использованы новые результаты, полученные при исследовании влияния температуры на величины мо-
дуля упругости СВКМ и коэффициентов температурного расширения. Показано, что эпюры нормальных напряжений в сечениях
куба из ДСВКМ, перпендикулярных нормалям «a», «t», «r» ограничиваются параболой. Это позволяет подсчитать при известном,
например, напряжении на поверхности изделия, максимальные напряжения в его центре и наоборот.
Обращено внимание на то, что в известных исследованиях процесса усадки полимерных материалов их авторы учитывали только
факты роста прочности, модуля упругости и самой усадки при отверждении. При этом совершенно не принималось во внимание,
что этот процесс сопровождается повышением температуры, а это связано с понижением прочностных и упругих характеристик,
что и учитывалось нами наряду с анизотропией свойств древесины при исследованиях усадки ДСВКМ.
Для выявления напряженного и деформированного состояния, возникающего в ДСВКМ под влиянием физических факторов,
связанных с процессами отверждения олигомера ФАМ и увлажнения в период эксплуатации шпал, был принят за объект иссле-
дования куб из этого материала, представляющий собой кубик из древесины сосны, грани которого совпадают с плоскостями ее
упругой симметрии и который заключен в полимерную оболочку из СВКМ, а отношения площадей поперечных сечений матрицы
и древесного заполнителя в кубе из ДСВКМ и реальной шпале одинаковы.
Установлено, что процесс отверждения полимерного раствора ФАМ протекает по экспоненциальному закону, т. е. неравномерно
во времени Т. Вначале он достаточно интенсивен в связи с саморазогревом его при экзотермической реакции полимеризации. Затем
раствор густеет и с этого момента свободным деформациям его усадки начинают препятствовать элементы древесного заполнителя,
в конкретном случае — грани деревянного кубика. При этом у его ребер возможна концентрация напряжений.
Их рассмотрение позволило сделать вывод о том, что наличие остаточных температурных напряжений на поверхности изделия делают
в определенный момент напряженное состояние в кубе из ДСВКМ и, конечно, любого изделия из этого материала более опасным, чем
при его полном остывании. Аналогичное состояние может возникнуть, например, в железнодорожной шпале, в летнее время и, в особен-
ности, через рельсы на стрелочных переводах и в кривых, когда они разогреваются до температуры более 100 0 С при движении по ним.
В результате введения необходимых данных в ЭВМ и использования специальной программы произведен анализ двух вариантов
напряженного и деформированного состояния в кубике из древесины. Найдены величины главных напряжений, определены через
направляющие косинусы положения главных площадок, а затем величины главных относительных деформаций.
Наибольшую опасность представляет величина главной относительной деформации (расчет по второму предельному состоянию)
по направлению между осями «r» и «t», равная 0,01 или 1%. Она выше, чем максимальная относительная деформация при начале трещи-
нообразования, равная 0,0066 или 0,66%. Так как аналогичная деформация без учета действия воды составляла 0,48%, то это означает,
что, как и следовало ожидать, ее действие повысило деформативность СВКМ вдвое. Однако это не означает, что трещины в полимер-
ной оболочке после увеличения ее толщины должны появиться, т. к. снижение величины модуля упругости СВКМ при растяжении
под действием воды уменьшило и фактические напряжения в ней (такое утверждение потребовало экспериментальной проверки).
Следующим этапом нашей работы было исследование влияния воды на ДСВКМ без и с учетом одновременного действия по-
стоянной изгибающей нагрузки.
В частности, выявлена часть полных относительных деформаций, характеризующих влияние давления стесненного набухания
кубика из древесины на полимерную оболочку. Это позволило определить его абсолютные деформации, а затем — относительные
ребер куба из ДСВКМ, которые при толщине оболочки в 12,5 мм оказались выше предельной растяжимости ДСВКМ.

1 
Патуроев В. В. Полимербетоны/НИИ бетона и железобетона. М.: Стройиздат, 1987. - 286 с.
34 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

Сделан вывод о том, что простое увеличение ее толщины не решило полностью проблему защиты древесины от набухания,
поэтому необходимо одновременно производить обработку поверхности шпалы, например, гидрофобизирующими растворами.
Поставлен оригинальный эксперимент по определению абсолютных деформаций ребер куба из ДСВКМ, погруженного в воду.
Установлено, что в оболочке куба из СВКМ толщиной 12,5 мм, не обработанной гидрофобизирующим раствором, через два месяца
экспозиции в воде возникают трещины под углом, практически совпадающим с углом наклона главной площадки с наибольшим
главным растягивающим напряжением, что полностью подтвердило правильность теоретических расчетов.
Обработка поверхности куба растворами НМПЭ и ДСТ плюс канифоль в керосине уменьшает относительные деформации
в два-три раза. При одновременном увеличении толщины оболочки до 27,5 мм можно гарантировать трещиностойкость ДСВКМ
в течение 6 месяцев, т. е. в наиболее опасный осенне-зимне-весенний период и далее.
Поставлен эксперимент по выявлению стойкости образцов‑балок из ДСВКМ базового состава, погруженных в воду, которые
затем испытывали на чистый изгиб. Получены аппроксимирующие функции, с высокой точностью представляющие данные экс-
перимента и позволяющие определить величину коэффициента стойкости, равную, на конец заданного срока эксплуатации шпал —
40 лет, 0,47…0,48, а на 260 сут. — 0,50…0,51. Для ДСВКМ с армирующим каркасом — 0,76 и 0,76, соответственно 1.
Выполнены экспериментальные исследования процесса ползучести при чистом изгибе образцов‑балок из ДСВКМ базово-
го состава, погруженных в воду. По данным эксперимента получены высокоточные аппроксимирующие функции, позволившие
вычислить коэффициенты длительности, равные, на конец заданного срока эксплуатации 0,41 и на 260 сут. — 0,45 и длительные
деформационные коэффициенты, равные 0,37 и 0,46, соответственно. Абсолютное значение предела длительного сопротивления
может быть принято равным 9 МПа, а длительного секущего модуля деформаций — 0,36 *10 4 МПа и 0,45 *10 4 МПа на те же сроки
экспозиции в воде. Разница между коэффициентом стойкости (Кчи.в чи.в
ст) и коэффициентом длительности (К дл) в воде на 260 суток
(0,50…0,51 против 0,41) и пределами прочности на тот же момент времени (11 МПа против 9 МПа) может быть объяснена различ-
ными скоростями приложения нагрузки: при машинных испытаниях при определении коэффициента стойкости в воде — 10 мм/мин
и при деформациях ползучести — развивающимися со скоростью 0,5 мм/мин.
Необходимо учитывать также, что значения коэффициентов величины относительные, т. к. при их равенствах абсолютные
значения пределов прочности и пределов длительного сопротивления могут быть и более высокими,, например, при применении
армирующего каркаса, использовании гидрофобизирующих растворов, восстановлении прочностных и упругих характеристик
материала при высоких летних температурах и т. д.
В связи с изложенным, было сделано обоснование выбора компонентов водостойкого состава матрицы ДСВКМ и разработана
технология отливки из него железнодорожных шпал, например, в существующих цехах шпалопиления.
Так были рассмотрены достоинства и недостатки возможных компонентов полимерной матрицы СВКМ и ДСВКМ с позиций вклю-
чения их в ее состав с целью повышения водостойкости, предельной растяжимости, прочности и экологической безопасности, а именно:
— основным сырьем для получения смолы ФАМ является фурфурол, синтезируемый при переработке отходов лесопромыш-
ленного комплекса;
— при отверждении монодифурфурилиденацетона — одного из главных составляющих олигомера ФАМ выделяется вода, ин-
гибирующая процесс его полимеризации в целом. Для ее удаления рекомендовано сушить древесину армирующих заполнителей
до влажности 8%. При этом из раствора в древесину не только впитывается излишек воды, но и происходит ее пропитка ФАМ;
— рекомендовано не поднимать температуру прогрева изделий в сушильной камере выше 60…65 0 С, т. к. это может привести
к расплаву БСК и вызвать внутреннюю коррозию;
— присутствие свободной БСК в отвержденной матрице уменьшает ее прочность, т. к. ее кристаллы являются концентраторами
внутренних напряжений, поэтому следует стремиться к уменьшению ее количества в составе за счет введения в него каталитически
активного наполнителя — пиритовой муки, одновременно повышающий водостойкость ДСВКМ;
— получен патент РФ № 2098375, данные которого по составу полимерной матрицы практически полностью использованы
в предложенном теоретическом составе ДСВКМ, содержащем армирующий каркас из древесины, определены его основные физи-
ко-механические характеристики;
— разработана технологическая линия по отливке шпал, а также соответствующий регламент, в которых учтена возможность
налаживания их производства в существующих шпалопильных цехах. При этом целесообразно использовать не только имеющиеся
в них станки и оборудование, но и древесные отходы, которые шли ранее на изготовление тарной дощечки.
Результаты теоретических и экспериментальных исследований, изложенные в настоящей статье, вносят существенный вклад
в решение проблемы замены на ДСВКМ традиционных материалов — древесины и железобетона в железнодорожных шпалах раз-
личного назначения. Его внедрение должно помочь сохранить лес, использовать огромное количество отходов лесного комплекса
и деревообрабатывающих производств, улучшить экологическую обстановку и создать новые рабочие места.

Storodubceva Tamara Nikanorovna, FSBEI HPE «Voronezh State Academy of


Forestry and Technologies», Doctor of Engineering Science, Assoc, Professor
Стородубцева Тамара Никаноровна, ФГБОУ ВПО «Воронежская
государственная лесотехническая академия»д‑р техн. наук, доц., профессор:

Industrial wastes-based composite with prescribed qualities


Новый композит, основанный на отходах промышленности с заданными свойствами
Настоящая работа приобретает особую актуальность в свете ожидаемых глобальных изменений в атмосфере планеты, когда в ре-
зультате потепления и возможных наводнений будут гибнуть леса и сократится количество кислорода. Следовательно, уже сегодня
необходимо всячески сохранять леса, применяя цельную древесину для строительных изделий лишь там, где ее невозможно заменить

1 
Харчевников, В. И. Древесностекловолокнистый полимербетон – новый композиционный материал/В. И. Харчевников, О. П. Плужникова//
Строительство. Изв. Вузов, 1995. – № 1.– С. 48–51.
Section 1. Technical sciences 35

на другие материалы. Кроме этого, современные тенденции развития рынка изделий из древесины свидетельствуют об использовании
этого материала в более выгодных направлениях.
Вопрос о широком использовании промышленных и бытовых отходов приобретает особую актуальность в условиях ухудшения
экологической обстановки и возрастающего дефицита сырьевых ресурсов. Ежегодно около 60 млн. т. отходов образуется только в Рос-
сии, причем отходы полиэтилена и пластиковых бутылок составляют 8% от общего количества отходов. Отходы предприятий дерево-
обрабатывающего профиля сегодня составляют от 20 до 50% перерабатываемой древесины (тонкомеры, древесная стружка, опилки) 1.
Их модернизация должна быть направлена на более эффективную утилизацию сырья и энергоресурсов, а также улучшение технологий.
Железобетон в качестве заместителя древесины практически равен ей по начальной стоимости и более долговечен. В силу этих
свойств он может широко применяться на ж/д. Однако этот материал имеет ряд физико-технических и механических недостатков
(хрупкость, жесткость и большая масса изделий), негативно воздействующих на закладные болты в подрельсовой зоне, расшатывая
их и приводя к разрушению ходовой части подвижного состава. Эти факторы, и всё это, вызывают экономические потери. Задача
создания более современных материалов, обеспечивающих надежность эксплуатации и не имеющих перечисленных недостатков,
остается актуальной.
Сделанный анализ свойств материалов, применяемых для изделий специального назначения в РФ и за рубежом, выявил их се-
рьёзные недостатки. Он также позволил предложить использовать опыт создания композиционных материалов на основе фурфуро-
лацетоновой смолы ФАМ, имевшийся в Воронежской государственной лесотехнической академии 2.
Взяв за эталон природный композит — древесину, была предложена следующая концепция создания композиционных материалов
с заданными свойствами:
— смола ФАМ, в 2–3 раза дешевле других термореактивных смол, использовалась в качестве одного из базовых компонентов;
— древесные кусковые отходы лесоперерабатывающей промышленности применялись в качестве крупного заполнителя.
Предполагалось, что полученный в результате древесностекловолокнистый композиционный материал (ДСВКМ) будет обладать
заданным набором физико-механических свойств: повышенной прочностью, высоким химическим сопротивлением и износостойко-
стью. Для того чтобы решить поставленную задачу, нами была предложена математическая модель проектирования состава ДСВКМ.
Изучаемый материал представляет собой гетерогенную систему, включающую девять компонентов:
1) термореактивную смолу (ФАМ);
2) катализатор реакции полимеризации (БСК);
3) глицерин — замедлитель реакции кристаллизации;
4) песок сеяный;
5) песок молотый или андезит
6) графитовую муку;
7) хлорид свинца;
8) древесную щепу;
9) стекловолокно (в виде сетки).
Предполагается, что соотношение массовых долей этих компонентов, а также размер древесной щепы определяют закономер-
ности изменения физико-механических характеристик ДСВКМ, в частности, таких, как предел прочности при чистом изгибе — σ и
, модуль упругости при чистом изгибе — Eи , предел прочности при сжатии — σ сж , модуль упругости при сжатии — E сж , предель-
ная растяжимость – ε p , коэффициент стойкости — K ст .
Математическая модель проектирования состава ДСВКМ включает формирование шести линейных регрессионных уравнений
для перечисленных выше физико-механических характеристик композита и определение на их основе приемлемых составов, под-
держивающих на заданном уровне выбранные критерии качества материала.
{X } (i=1,..,62, j=1,..,11,
Уравнения регрессии построены на основе матрицы плана эксперимента

ij Χij=1) (с различными значе-
     
ниями входных параметров, шестьдесят два опыта). Соответствующие векторы измерений η = {σ , E ,σ , E , ε , K }
i и и сж сж p ст
(i=1,..,6) представляют собой результат статистической обработки серии экспериментов в каждом опыте.
Предполагается, что зависимость между входными и выходными параметрами носит линейный характер и может быть пред-
ставлена в виде

ηi (x ) = θi1 x 1 + θi2 x 2 + ... + θin x n , (1)


где θij (i=1,..,6, j=1,..,11) — коэффициенты линейной регрессии.
Коэффициенты регрессионных моделей (1) могут быть найдены методом наименьших квадратов. Алгоритм поиска θij реали-
зован с использованием пакета электронных таблиц Excel. Выбор данного программного средства обусловлен наглядностью пред-
ставления данных, а также эффективной поддержкой ряда численных методов их обработки. Все расчеты проведены для кодиро-
ванных (безразмерных) переменных:

x i = (x − x ср ) / (x max − x min ),ηi = (η − ηср ) / (ηmax − ηmin ). (2)


Здесь индекс «ср» относится к среднему значению величины.
В результате проведенных расчетов получены линейные регрессионные модели для шести критериев качества ДСВКМ. Их
коэффициенты приведены в табл. 1.

1 
Никишов, В. Д. Комплексное использование древесины. – М.: Лесн. пром-сть, 1985. - 224 с.
2 
Харчевников В. И., Бондарев Б. А. Композиционные материалы для шпал лесовозных и общего назначения железных дорог.– Липецк: изд.
ЛГТУ, 1996. – 256 с.
36 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

Таблица 1
Коэффициенты критериев качества ДСВКМ
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
θij
1 0,7134 1,1261 –0,31 –0,202 –0,663 –0,585 0,5749 0,1796 0,842 0,6462
2 0,3902 1,5815 –0,336 –0,523 –0,855 –0,847 0,8145 0,7025 0,0581 0,7944
3 0,2064 1,193 0,225 –0,704 –0,403 –0,615 0,261 0,9339 –0,191 0,1099
4 –0,113 –0,324 –0,366 –0,714 1,1403 1,153 0,0459 –0,181 0,1991 –0,049
5 0,8849 0,7342 0,4206 –0,194 –0,553 –0,381 0,4579 0,2187 0,5823 0,5231
6 1,269 –0,679 –0,293 –0,032 0,9349 1,2276 0,2268 0,8868 –0,267 –0,134
После вычисления коэффициентов уравнений (1) можно перейти к решению проблемы определения состава материала, удов-
летворяющего желаемым значениям параметров эффективности σи , Eи ,σсж , E сж , εp , K ст . Математическая формулировка за-
дачи включает 6 линейных уравнений с уже известными коэффициентами θij :
θij x j = ηi , ηi = {σи , Eи ,σсж , E сж , εp , K ст } , i=1 …6, j=1 …11, (3)
условие для процентных долей составных частей ДСВКМ
x 1 + x 2 + ... + x 9 = 100, (4)
а также систему неравенств
−1 ≤ x i ≤ 1,i = 1...9, (5)

0 ″ x 6 ″ 0, 5, (6)

x 10 ≥ 10, (7)
15 ≤ σи ≤ 24(МПа ), (8)
1, 0 ⋅ 104 ≤ Eи ≤ 1, 2 ⋅ 104 (МПа ) (9)
20 ≤ σсж ≤ 30(МПа ), (10)
1, 0 ⋅ 104 ≤ E сж ≤ 1, 2 ⋅ 104 (МПа ), (11)
0, 4 ≤ εp ≤ 0, 5, (12)
0, 45 ″ K ст ″ 0, 62. (13)
Неравенства (5) связаны определением кодированных переменных (2). Ограничения на содержание стеклосетки (6) и размер
древесной щепы (7) наложены для выполнения специальных требований технологии производства железнодорожных шпал, раз-
работанной в ВГЛТА, а (8–13) соответствуют рекомендациям научно-иследовательского института железнодорожного транспорта
(ВНИИЖТ).
Сформулированная математическая модель представляет собой задачу оптимизации, которая решается методом Ньютона
также с использованием пакета электронных таблиц EXCEL. В рамках алгоритма поиска решения, предлагаемого данным пакетом,
варьировались точность приближения к значениям целевых функций к оптимальным значениям ηi и максимальное количество
итераций.
В таблице 2 содержатся данные составов ДСВКМ, удовлетворяющие установленным выше требованиям, а соответствующие им
значения целевых функций приведены в таблице 3.
Таблица 2
Теоретические составы композита, полученные методом математического моделирования
Компоненты Возможные составы ДСВКМ,% по массе
1 2 3 4 5 6
Смола ФАМ 19,2 19,2 19,2 19,3 19,2 19,2
БСК 3,9 3,9 3,9 4,3 4,1 4,1
Глицерин 0,3 0,3 0,3 0,3 0,3 0,3
Песок 34,4 30,1 33,3 40,1 38,5 38,7
ПМ (андезит) 14,9 18,8 16,0 12,1 12,1 12,1
Графит 4,7 4,3 4,6 5,6 4,5 4,7
Хлорид свинца 0,1 0,1 – – 0,1 0,1
Стеклосетка 0,5 0,5 0,5 0,5 0,4 0,5
Древесная щепа 22,0 22,8 22,2 17,8 20,8 20,3
Длина древесной щепы, см 10,0 11,7 10,0 12,3 14,0 16,0
Итого: 100 100 100 100 100 100
Section 1. Technical sciences 37

Таблица 3
Физико-механические характеристики композита
Показатели физико-механических Значения характеристик
характеристик для выбранных составов (табл. 2)
1 2 3 4 5 6
Предел прочности при:
“чистом изгибе”, МПа 22,0 22,3 22,0 18,3 18,5 19,1
сжатии, МПа 20,0 18,9 20,0 20,0 19,8 20,0
Модуль упругости при:
“чистом изгибе” ·104, МПа 1,2 1.2 1,2 1,0 1,0 1,0
сжатии, × 104, МПа 0,9 0,9 0,9 1,0 0,9 1,0
Предельнаярастяжимость,% 0,40 0,43 0,45 0,42 0,37 0,39
Коэффициент стойкости,% 0,6 0,56 0,6 0,61 0,5 0,6
Для получения статистически обоснованных физико-механических характеристик ДСВКМ был выбран как наиболее прием-
лемый состав 6.
Сравнение полученных статистически обоснованных физико-механических нормативные характеристики выбранного состава
с заданными ВНИИЖТ МПС и теоретическими (таблица 4) подтвердило применимость разработанной модели.
Таблица 4
Экспериментальные, теоретические и заданные ВНИИЖТ физико-механические характеристики композита
Показатели Значения характеристик
физико-механических характеристик заданные теоретические экспериментальные
Предел прочности при:
“чистом изгибе”, МПа 15–20 19,1 21,5
сжатии, МПа 6,0 20,0 17,4
Модуль упругости при:
“чистом изгибе”, ·104 МПа 0,8–1,0 1,0 1,0
сжатии, × 104 МПа 1,0–1,2 1,0 0,99
Предельная растяжимость,% – 0,39 0,48
Средняя плотность, г/м3 0,9–1,2 – 1,2
Расхождение между ними составляет 13 …15%, что можно считать удовлетворительным для пределов прочности при «чистом
изгибе», сжатии и предельной растяжимости. Модули упругости практически совпали. Данная модель может использоваться для
проектирования составов композиционных материалов.

Bezvesilnaya Elena Nikolaevna, National technical university of Ukraine


“Kyiv Polytechnic Institute”, doctor of technical sciences, professor, Department of Instrumentation
Tkachuk Anrey Gennadevich, Zhytomir State Technological University,
postgraduate student, Department of automation and computerized systems
Kozko Konstantin Sergeevich, National technical university of Ukraine
“Kyiv Polytechnic Institute”, postgraduate student, Department of Instrumentation
Безвесильная Елена Николаевна, Национальный технический университет Украины
“Киевский политехнический институт”, д. т.н., профессор кафедры приборостроения
Ткачук Андрей Геннадьевич, Житомирский государственный технологический университет,
аспирант кафедры автоматизации и компьютеризированных технологий
Козько Константин Сергеевич, Национальный технический университет Украины
“Киевский политехнический институт”, аспирант кафедры приборостроения

System for airborne gravimetry


Авиационная гравиметрическая система
1. INTRODUCTION
A knowledge of gravity anomalies on a global scale is all that is required to determine the shape of the geoid and to map deflections of
the vertical through use of the formulas of Stokes and Vening Meinesz. The computations involved require a relatively dense and accurate gravity
net near the computation point, and less dense and accurate measurements over the rest of the world. The techniques of airborne gravimetry
seem particularly suited to the task of supplying coarse data on remote regions of the world for use in conjunction with more accurate local
nets established by surface measurements.
2. STRUCTURE OF SYSTEM FOR AIRBORNE GRAVIMETRY
A system for airborne gravimetry must consist of five functional subsystems for 1) specific force measurement, 2) geometric stabilization,
3) terrestrial navigation, 4) altimetry, and 5) computation. In determining the accuracy required of such a system, or in evaluating the utility
of a given system, we must recall that the only use for global gravity data is the computation of geoid heights and deflections of the vertical.
38 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

Overall system accuracy should than be evaluated in terms of the resulting accuracy in these computations. Although measurement accuracies
on the order of =1 to 3 mgal may ultimately be required, significant improvement in the existing gravity net would result from measurements
accurate to 10 gmal.
Even with a high speed data gathering system such as an airborne gravimeter, we cannot hope to obtain an infinitely dense measurement
net over the entire surface of the earth. The ultimate accuracy attainable in geoid heights and deflections of the vertical is limited by the
density of the gravity net if the net is ideal (i. e. zero measurement error). A method for computing the error in geoid heights and deflections
of the vertical due to a given measurement spacing is given in Appendix C, and results are quoted for ideal measurement profiles spaced 2°,
4°, 10° and 20° apart. The question which must then be answered is, «What measurement accuracy is necessary along these profiles in order
that no significant additional errors occur above those due to non-continuous gravity data cove rage? « The general steps in obtaining the
answer to this question are as follows:
The desired accuracy in computing geoid heights and deflections of the vertical must be specified by geodesists.
Based on the existing worldwide gravity net, an investigation as outlined in Appendix C and the economics of airborne system operation,
the spacing of measurement profiles must be specified.
Assuming perfect data in the form specified in b) to be available, an optimum interpolation scheme is used to predict anomalies at points
between the measurement profiles, and the average error in these interpolated values is evaluated.
The measurement errors along the profiles should then be small relative to this average interpolation error.
The average interpolation error in establishing a gravity anomaly profile between two data points:
σ

ε 2 = Ñ 0 1 −
d
( −1 
+ 2 e 2 d σ − 1 , )
 
where C — mean squared gravity anomalies over the whole earth, d — the distance between the two data points, σ – correlation length for
gravity anomalies.
The procedures and reasoning outlined above will, in most cases, be of only academic interest to the design engineer, since he will most
often be asked to provide the lowest overall system uncertainty possible within the state- of-the-art.
In attempting to determine surface gravity anomalies from measurements at altitude, two effects must be considered. First, gravity anomalies
are attenuated at altitude, and the downward extension of airborne anomaly measurements will result in a surface map on which small
amplitude variations have been filtered. Second, gravity measurements at altitude do not represent surface point anomalies, but give the weighted
average of gravity anomalies over an area whose diameter is about 18 times the flight altitude. If the gravimeter output is further averaged in
tune, this area will be extended along the ground track of the aircraft.
Gravity anomalies are caused by mass anomalies in the earth’s crust. Consider a hypothetical gravity anomaly Δgo, measured at the earth’s
surface, due to a mass excess at a depth d beneath the surface. The magnitude of this anomaly is proportional to d‑2. If we now move a height h
above the surface and again measure the gravity anomaly Δgh, the result will be proportional to (d + h)-2. Thus the gravity anomaly measured
at altitude is attenuated with respect to surface value by a factor of
∆g h d2 1
= = .
∆g 0 (d + h ) 2
1+ h ( d
) 2

It should be noted that this attenuation is not corrected by the free air correction, which only takes account of the variation of reference gravity
with altitude. The influence of this effect on an airborne gravimeter may be thought of in terms of an all-pass filter with variable attenuation
connected to the output. This attenuation cannot be accurately compensated since the depth compensation of the Airy-Heiskanen isostatic
system (-40 km), the attenuation factor becomes 0.64. In making this comparison, an attenuation correction was applied based on the known
surface data. Such a correction would, of course, not be available in an operational system. While downward continuation techniques can
be used to reduce the anomalies measured at altitude to a sea level datum, they cannot recover the detail in the gravity field lost through
attenuation into the noise level of the system. This then places a fimdamental limitation on the amplitude resolution obtainable wife airborne
gravimetry systems.
The spatial resolution of an airborne gravimetry system will also be limited due to the fact that anomalies measured at altitude are influenced
by anomalies over a sizable area on the sound. The gravity anomaly measured at an altitude h may then be thought of as a spatial average
of surface anomalies over a circular area centered directly beneath the aircraft. In order to gain some insight as to the area involved we may
analyze a simplified model.
3. THE GRAVIMETER STABILIZATION SYSTEM
In order in carry out a gravity survey from a moving vehicle some means of stabilizing the gravimeter along a reference direction is
required. Since it is ultimately necessary to deduce the specific force in the direction of the local geographic vertical, the direct instrumentation
of the vertical provides the most desirable measurement environment.
Instrumentation of the vertical on a moving base requires however, a rather complex subsystem using high-grade inertial navigation data. The
drawbacks of complexity are reduced somewhat by the fact that such a stabilization system can also serve as the heart of a geographic inertial navigator.
As an alternate to stabilization along the vertical, the gravimeter may be allowed to track the apparent vertical, provided the proper
compensation term is added to the gravimeter output. Stabilization along the apparent vertical also places a greater load on any gravimeter
output-filtering scheme due to the presence of components of short term horizontal acceleration in the gravimeter output.
An airborne gravimetry system may be thought of as the instrumentation of a single dynamic equation, relating the outputs of the required
subsystem to the indicated gravity anomaly. As this equation shows, the indicated gravity anomalies are obtained by compensating the output
of a specific force sensor (gravimeter) which is stabilized along a vertical or apparent vertical axis. Four types of compensation term appear:
1) vertical accelerations of the aircraft;
2) Coriolis and centrifugal force corrections, sometimes called Eotvos corrections;
3) free air gravity reduction terms;
4) the computed reference value of gravity at sea level.
If an apparent vertical stabilization system is used, the Browne correction must also be applied. All but the first of these compensation terms
can be easily computed from the outputs of the previously specified subsystems. The first term, aircraft vertical acceleration, is more difficult
Section 1. Technical sciences 39

to deal with, because it cannot be measured directly due to the indistinguishability of gravitational and inertial accelerations. There remains
the possibility of double differentiation of altitude data, separation by filtering and combinations of these techniques.
The sensitivities of the other, more readily computed compensation terms, to errors in the navigation and altimeter subsystem outputs.
Compensation error due a given velocity measurement error varies with, both aircraft heading and latitude, the minimum sensitivity for any
latitude occurring on a due west heading.
For a given specific force sensor uncertainty, the mini mum system uncertainty results when the sensor is physically stabilized along the
z axis (vertical axis) of an instrumented local geographic coordinate frame. Errors in the z axis alignment of such a frame result in 1.20 mgal
error for each arc minute of misalignment due to projection of horizontal Coriolis forces along the measurement axis, and a smaller second
order error which reaches 0.4 mgal at 3 arc minutes vertically error.
4. COMPENSATION OF VERTICAL ACCELERATIONS
In ground-based gravimetry, the term gravimeter has been applied to devices used to measure the difference between gravity at some
reference point and at the measurement point.
Although the term is still applied to these sensors when used in moving-base systems, they no longer indicate gravity changes alone, but
the net specific force acting on a test mass. They are thus more correctly referred to as specific force sensors.
Several sensors developed for land or sea use, such as the LaCoste-Romberg, the Askania-Graf, and the Worden, has been modified for
airborne use. These devices all have been successfully tested in an airborne environment, but they do have some disadvantages, primarily in
the areas of data readout and dynamic range.
There exists a large class of specific force sensors developed for use as accelerometers in guidance and navigation system. Several of these
sensors seem particularly well suited to use in airborne gravimetry systems. One of the more promising devices, the pendulous integrating
gyro accelerometer or PIGA, is currently being readied for flight tests by the MIT Experimental Astronomy Laboratory under Air Force
Cambridge Research Laboratory sponsorship.
It is probably neither economically nor technically feasible to choose a single navigation technique such as Doppler, inertial, etc. That can
fully meet the requirements of as airborne gravimetry system. The rather specialized requirements for continuous accurate position and velocity
output, together with the requirement for global capabilities, indicate the choice of a hybrid navigation system making use of both onboard
measurements and navigation aids such as satellites. Specifically, a Doppler-inertial navigator used in conjunction with position fixes from a
satellite navigation system would seem best suited. Such a system should be capable of indicating velocity to 0.5 knot or better and position to
0.5 mile or better for long duration flights at 500 knots.
An examination of the currently available sources of altitude data shows that a direct and continuous determination of sea-level altitude
to the accuracy required by an airborne gravimetry system is not possible using any single source of information. Radar altimeter appears
capable of supplying data on sea-level altitude to a sufficient accuracy, but only when over regular terrain or water of known elevation. Errors in
determining atmospheric parameters because prohibitively large errors in pressure altitude measurements relative to a sea-level datum,
Pressure measurements can, however, are used to compute with adequate precision, the altitude deviations from a nearby isobaric surface.
The hypsometer would seem to be the best-suited instrument for this measurement.
Combination of air-mass velocity measurements with ground velocity and heading information from the navigation system can, through
use of Henry’s correction, yield information on the slope of the isobaric surface being flown. Additional data on the height of this isobaric
surface can be provided by periodic radar measurements, and by measurements made at surface weather stations.
Data from various sources can be combined in a manner assigned to minimize the mean-squared error in the resulting estimate. This
estimate of isobaric surface height, together with the output of a hypsometer, can provide the required altitude data for gravimeter compensation.
The nature of the signal processing and filtering problem is, in most cases, such that post-flight data processing is possible. This allows the
design of a filter free of the usual readability constraints.
The noise present in the gravimeter output before filtering is mostly due to aerodynamic, wind, and turbulence loading of the airframe.
These interfering forces result in aircraft accelerative that are partially counteracted by the autopilot system. The characteristics of the airframe —
autopilot system will, in general, change with time, thus the truly optimum; filter should be adaptive in nature.
5. CONCLUSIONS
A system for airborne gravimetry must consist of five functional subsystems for
1) specific force measurement;
2) geometric stabilization;
3) terrestrial navigation;
4) altimetry;
5) computation.
In determining the accuracy required of such a system, or in evaluating the utility of a given system, we must recall that the only use for
global gravity data is the computation of geoid heights and deflections of the vertical.
From the results of the error analysis, we see that an airborne gravimetry system capable of measurement accuracy of the order of 10 mgal,
must be capable of nominal subsystem accuracy as follows:
• velocity over the ellipsoid 0.5 knot;
• latitude 1.0 mile;
• verticality 3.0 arc minutes;
• sea-level altitude 30 feet;
• specific force measurement 2 mgal.
For a system capable of accuracy on the order of 3 mgal, these subsystem requirements become:
• velocity:
• no heading restriction 0.18 knot;
• no westerly headings 0.4 knot;
• latitude 0.5 mile;
• verticality 1 arc;
• sea-level altitude 10 feet;
• specific force measurement 1 mgal.
40 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

Usenko Valery Grigorovich, Ph. D., assistant professor of descriptive geometry


and graphics of Poltava Yuriy Kondratyuk National Technical University,
Vorontsov Oleg Victorovich, Ph. D., assistant professor of descriptive geometry
and graphics of Poltava Yuriy Kondratyuk National Technical University,
Усенко Валерий Григорьевич, кандидат технических наук, доцент кафедры начертательной геометрии и графики
Полтавского национального технического университета имени Юрия Кондратюка,
Воронцов Олег Викторович, кандидат технических наук, доцент кафедры начертательной геометрии и графики
Полтавского национального технического университета имени Юрия Кондратюка.

General approach to the problem of technical control systems


Общий подход к задаче управления техническими системами
The processes of the various technical and information systems related to equipment failures. They are complex random processes
because it’s modeling results to the compilation and solving algebraic equations and differential equations of higher order. Small and visual
modeling tools for the study of the functioning of the reliability of technical systems (TS).
The structure of the TS is a large number of interconnected components and subsystems. Set of elements that have common properties
and also combined into subsystems. Complex technical system is not a common set of components and sub-systems, and complex algorithmic
structure of their operation over a period of time. Interaction of elements in the system at any given time is determined by the presence and
number of connections between them, different levels of hierarchy and order of importance of these relationships.
During the functioning technical systems are constantly changing their operation modes associated with the planned preventative and
then restoration, occasional emergency, we interchangeable requirement on their various options. Urgent is the need for restoration of TC and
timely regulation design decisions with taking into account the revised and new loads and other variables. The work of any technical system is
associated with the process control necessary to ensure the established characteristics and address a number of tasks. The problem of control
of the system is always appeared. The organization management process should not only be aimed at solving of a tasks, delivered to the system,
but also enhance the effectiveness of its functioning by reducing operating costs.
Mathematical Model process of the system is based approximation it’s unsteady on the functioning TC group of stationary processes. For creating the
model of the system must use all main information about the structure, parameters and physical processes occurring in the TS. Allocation of certain objects
of the system allows the decomposition of operation, identify controlled variables. Assume TS object control that function likely. Denote different influences
acting on the system of vectors whose presence is essential for the optimal design of the TC and the planning of its modes during operation.
Input parameters of tags IMO at some time t components of the vector x (t) inlet system and the components of vectors y (t) and y * (t) —
respectively the actual and desired output parameters of the system. The vector z (t) reflects a negative effect on the control item caused by
failures of its elements and subsystems. Components of the vector x (t + d), y (t + d) denote the predicted values ​​of the input parameters and
required some time d. U (t) — a multidimensional vector control, u 1 (t), u 2 (t), …, u m (t) — management options; B — matrix of parameters;
R (t, a, b) — the parameter vector output characteristic

Figure. 1. General scheme of the functioning technical system.


Structure management process is a closed system (Fig. 2). It has an input vector x (t), the output vector y (t), display the system status,
such as a matrix of parameters and feedback. In the most general formulation A Board of Management see algorithm: is expropriated study
the behavior of the actual output vector of system parameters y (t). When you receive the initial response does not satisfy the required value,
then the corresponding continuous using of model parameters of system managers actions aimed at changes in various parameters or method
of control.
In the geometric interpretation of the process trajectory vector and the actual output parameters y (t) in space deviates from trajectory vector
and planned outputs of the system y*(t). then s ystem management should take appropriate corrective action u (t) the object of control to
bring the trajectory vector and y (t) to the trajectory vector y*(t).
Deviation of output vector of actual parameters from y (t) the vector of actual outputs y * (t) can occur for the following reasons:
— Availability at certain limits of Resource Management and, consequently, the inability to various reasons apply for facility management
fully corrective action that would ensure the required object behavior management;
— Untimely or distorted use of system contained in it, or one’s ward to it about the parameters, the state of the object and the purpose of
the control;
— Stochastic or control vector and negative actions z (t), that affect the control item and its actual output vector of system parameters y ‌­(t).
Section 1. Technical sciences 41

Figure. 2. Control circuitry technology systems.


Since the input parameters Hector x (t) depends on many factors, tons of worthwhile to consider the process x (t) Discrete what gets you
random values. Powerful believe that at a certain range of control components of the input vector x (t) is a random variable s.
Consider the n — dimensional phase space (Fig. 3), in which the motion vector B (t) from the initial position B (t 0) to position B (t 3). If the
system is in a state of complete or un complete performance, subspace w displays a set of required parameters for the output of the process
and if the system is out of this condition in the control, the trajectory of a multidimensional vector B (t) is entirely in the subspace w (Fig. 3).
If in the process control in some time slots TS is in non-working condition, the trajectory of multidimensional vector B (t) get’s out limit
of multidimensional during space w.

Figure. 3. The transformation in multidimensional phase space


To control object put forward a number of requirements including specified target control. In any case, the control objective can be interpreted as the
achievement of an extremum of a functional F, which is the criterion for optimality, which defines various technical and economic indices in operation
of the facility management.
Assume optimality criterion Fk1 functional F1 [x (t), u (t)], which reflects the cost of funds for organizing process management in terms
of value. Then F1 [-] will the performance of the system at time t. If you select a different optimality criterion functional F2 [y (t), y * (t)], which
reflects the extent of the discrepancy between actual and desired values of output processes, F2 [-] reflects the quality of the system at time t.
Functional taken by the optimality criterion reflects both the quality and efficiency of the system at time t.
F (x (t), y (t), y* (t), u (t))=G (F1 (x (t), u (t)), F2 (y (t), y* (t)))
Let the time t = t0 the initial value of the vector y (t) = y (0). If the dimension of the vector y (t) is equal to n‑1, then y (t) corresponding
manifolds
y (0) = (y1 (0), y2 … yn‑1 (0))
in n‑dimensional space coordinate system y1, y2, …, yn
The result of the control action u (t) on the system interprytuyetsya some trajectory of geometric transformations in n‑dimensional space
and in time t = T manifolds up a new position y ‌­(T).
42 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

Let y (T) belongs to some subspace w phase n‑space. Subspace w displays a set of necessary parameters for the output vector x (t)
process operation. Depending on the requirements posed to the original process subspace w can be modeled by geometric objects of different
dimensions: points, lines, surfaces or manifolds in n‑dimensional space.
Let the performance limitations imposed by the vector control action u(t) ∈ Ω, where Ω - allowable space for control actions. Optimal
control problem is to find the vector control actions u (t) and the trajectory corresponding transformation y (t) of the object to its trajectory
in phase space, which moves from the initial position y (0) to the position y (t) and belongs to a subset of w give a minimum expectation
functional in the time interval [t0, T]:
t 
M  ∫ G ( F1( x(t ), u(t )), F2 ( y(t ), y *(t ))dt )  → min
t  u(t )∈Ω , y (t )∈w
0 
Problem simultaneous determination of extrema of functionals F1(x (t), u (t)) and F2 (y (t), y * (t)) of (1.1) in the general case is not resolved
as the point of extrema of functions do not match. Therefore, argument values that correspond to an extremum of one or more functional F1
(x (t), u (t)) and F2 (y (t), y * (t)) in general does not exist. One approach puts the problem of determining a functional extremum of imposing
conditions on the functional limitations of another. Another approach involves the use of a weighted consistency extrema of functions in
multidimensional space. Then the functionals F1 (x (t), u (t)) and F2 (y (t), y * (t)) represent respectively the efficiency and quality of the
system. Allowable space Ω and ω describes the system and inequalities, as well as various constraints that characterize the requirements for
vector control and the values of input and output parameters. Thus, to solve complex problems process control system operation, it is necessary
to formalize and detail in order to make the block diagram of the control and use the system handled the situation.
Список литературы:
1. Dhillon BS. Reliability Engineering in Systems Design and Operation. Van Nostrand Reinhold Company, New York, 1983.
2. Надежность технических систем: Справ./ Ю.К. Беляев, В.А. Богатырев, В.В. Болотин и др.; Под ред. И.А. Ушакова. М.: Радио и
связь, 1983. 608 с.

Sharafutdinov Ulugbek Ziyatovich, Navoi Mining and Metallurgical Combinate,


Chief of the laboratory Mining Administration 5
Romashkin Petr Lavrentevich, Navoi State Mining Institute,
Magister of the second year education
Bekmuratov Sherkuzi Shermamatovich, Navoi State Mining Institute,
Magister of the second year education
Burkhanov Ahmad Kahramonovich, Navoi State Mining Institute,
Magister of the second year education
Gaffarov Jurabek Ikramovich, Navoi State Mining Institute,
Magister of the second year education

Influence of the various ion-dispersants on the uranium’s sorption


and desorption processes by “in-situ leaching” technology
Republic of Uzbekistan is reach by mineral resources. Uzbekistan interiors are especially rich by rare, noble and nonferrous metals. One
of the most extracted metals in our country is uranium.
The uranium is extracted in our country by borehole underground leaching. The uranium takes a special place in modern. Development
of the uranium extraction at the Kyzyl-Kum region on the basis of physicochemical technologies inseparably linked with general trend at
the world mining industry and amid continuous changes of the economic conditions and in demand for raw material resources. Meanwhile
there are many unsolved problems at uranium production technology. One such problem is the factor of negative influence of the various ion-
dispersants on the uranium’s sorption and desorption process.
Literature data reviews show that in-situ leaching (underground leaching) technology has found widespread use in the uranium
leaching technology with subsequent sorption extraction on different marks of sorbents. The various types of sorbents are used in
the process of uranium sorption technology currently. But these sorbents are selective against uranium, however in each specific case
depending on the structure of the product solutions it is necessary to study depressants for suppression of the negative impact to the
sorption and desorption process.
After-treatment conditions of the solution (residual acidity, total dissolved salts, presence of the depressive components by sorption process)
are particularly considered in the leaching process. There at the sorption method of the uranium extraction from the solutions is used anionites.
Related substances of the pregnant solutions are acting unequal. Cations of the alkaline, alkaline-earth element as well as copper, iron (Fe),
cobalt, manganese ions are slightly sorbed. Sulfate-, nitrate-, chloride-, fluoride- and phosphate ions are depressors and fully sorbed. Also
there are anions, which are able to accumulate at the anion exchangers and “to poison” them, as their affinity with lasts are exceedingly hard.
Therefore the pregnant solutions are that it being not permitted the concentration of the nitrate-ions more than 0,1 mg/l, chloride- and
phosphate- ions more than 0,2 and 0,4 mg-eqv/l accordingly.
In the sulphuric-acid leaching process is accumulated up to 50–100 g/l sulphate-ions, which depressed ion-exchange sorption of uranium in
fully. For prevention of the salts accumulation at cycling solution over permissible level and normal maintenance of the uranium ion-exchange
extraction from pregnant solutions it is need to perform partial output for cleaning from main components with subsequent use in leach
technology. The simplest way of the cleaning of the sulfic asid solution is liming, where concentrations of the sulphate ions are reduced to
5–8 g/l and Fe ions are precipitated almost fully. Cleaned solutions are reapplied for preparation of the working solution after sediments
detachment. Sludges are buried. Henceforth sediments detachments are carried out on the exhausted stacks to achieve nonwaste technology.
Uranium sorption process from pregnant solutions by strong-base anion exchanger is described by ion-exchange and complex formation
equations as shown ‌­below:
Section 1. Technical sciences 43

(R4N+)2SO4+UO22++SO42-↔ (R4N+)2 [UO2 (SO4)2]


2 (R4N+)2SO4+UO22++2SO42-↔ (R4N+)4 [UO2 (SO4)2]+SO42-
2 (R4N+)2SO4+UO22++3SO42-↔ (R4N+)4 [UO2 (SO4)2]+2SO42-
Uranium low concentration  in pregnant solutions (6∙10–5÷4,5∙10–4 М) determines the sorption process characteristics using anion
exchangers. Depending on solution pH the time of sorption of ion tersulphate urannile by tri-methyl-ammonium anion exchanger varies
from 100 (рН=1,85) to 500 min. (рН=3,6). In practice contact time of the anion exchanger with in-process solution is 6–8 hours.
Uranium sorption process performances are extraction level, anionite capacity depending on in-process solution content, characteristics
of the anionite as well as quantity of the ions in solution — sorption depressors as sulphate-, nitrate-, chloride ions, Fe+3 and sulfuric acid. At
low concentration of uranium (1–2,5 mg/dm 3) coefficients of its partition Кр are higher than at high concentration (0,1–1,0 g/dm 3) (table 1).
Table 1.
Uranium partition coefficients at its sorption by anion exchanger from sulfuric pregnant solutions at рН=1,8
The uranium concentration in solution, mg/dm 3
Anion exchanger
1 10 25 100 1000
Ion-exchange resin 9,1∙10 2 6,6∙10 2 1,3∙10 3 5∙10 2 6,9∙10 1
Acidification of the pregnant solution resulting in fall uranium sorption (table 2).
Table 2.
Dependence of the uranium partition coefficients from acid intensity of solution at its
sorption by anion exchanger from sulfuric pregnant solutions
Кислотность раствора
Anion exchanger
рН=1,8 5 g/dm H2SO4
 3
10 g/dm 3 H2SO4 20g/dm 3 H2SO4
The uranium concentration in solution 50 mg/dm 3
Ion-exchange resin
3,4∙10 2 3,1∙10 2 2,3∙10 2 1,6∙10 2
The uranium concentration in solution 5 mg/dm 3
Ion-exchange resin
5,5∙10 2 5,1∙10 2 4,6∙10 2 2,6∙10 2
The ion-exchange resins have hard sorption isotherm (К=1) to provide deep cut of the uranium even from low concentration solutions.
Generally, the lowest waste concentration of uranium, not more than 1–2mg/dm3 is achieved in the sorption process.
Waste concentration of uranium containing pregnant solutions is determined by residual capacity of the ion exchanger of the uranium,
received at the desorption process. Average grade of the base components directed to processing of the pregnant solutions are listed below at
the table 3:
Table 3.
Average grade of the components at the pregnant solutions in the situ leach (underground leaching)
Solution type рН U H2SO4 CO32- CO3- H4+ Fe 2+ Fe 3+ Ca
Sulphate 1,2–2 0,015–0,1 1–7 - - - 0,2–1,5 0,15–0,9 0,3–0,6
suspended
Solution type Mg Al SO42- NO3- Cl- P SiO2
solids
Sulphate 0,3–1,6 0,3–2,5 10–25 0,06–0,6 0,2–0,15 0,1–0,5 0,1–0,5 0,01–0,2
Basically, there are both sulfuric and bicarbonate pregnant solutions. Productive sulfuric solutions have common mineralization
10–30 g/l and concentrations (g/l): ∑ SO4–8÷22; free acids 1–5; Аl –0,2÷1,5; Mp — 0,1÷0,5; Fе — 0,7÷2,0; Са — 0,5÷2,0; Мg — 0,2÷1,0;
Н4SiO4–0,1÷0,3; СI — 0,1÷1,5; Р — to 1,0. At the various concentrations there are Na, К, Rb, Сs, Ве, Sr, Ва, В, Тi, Тb, Со, Сu, Zn, Сd, Hg,
Аs, Рb, NO3, Ni and others.
Common mineralization of the pregnant bicarbonate solutions are 3–7 g/l, sometimes more, as well as concentration (g/l): НСО3–0,8÷2,0;
SO42- — 1÷3; NH4–0,4÷0,6; Na + К — 0,5÷1,0; СI — 0,8÷1,2; Сu+2–0,6÷1,0; Мg+2–0,1÷0,3; concentration of F; Рb; Сu; Zn; Сd; Ga; Н4 SiO4 is low.
Upon contact with sulfuric solutions the anion exchanger passes from chloride form to sulphate-bisulfate as below:
R4NCl+ H2SO4 → R4NH SO4 + HCl
2R4 NCl + H2 SO4 → (R4N)2 SO4 + 2HCl
From pregnant solution uranium is sorbed by anion exchanger according to the equation:
(R4 N)2SO4 + UO2 (SO4)-22 → (R4N)2 [UO2 (SO4)2] + SO4–2
2 (R4N)2SO4 + UO2 (SO4)-43 → (R4 N)4 [UO2 (SO4)3] + 2SO4–2
Simultaneously, to a lesser extent, goes the competitive sorption of the present anion exchangers SO42-; HSO4-; Fe (SO4)2-; Fe (SO4)33-; some
anion exchangers V; P; Мо; As; as well as СI — и NO3-.
At the uranium sorption extraction on the anion exchangers impurities presenting in solution acquit themselves unequal.
The behavior of impurities may be classified under three chief groups — inertial, depressing and poisons. Inertial are cations Fе+2; Мg+2;
Са+2; Na+; К+; Сu+2; Со+2; Sr+2, they are fertilizer additives and not sorbed.
Depressing impurities are anions, well sorbed by anion exchanger and compete with extracted complexes of the uranium ions. Such anions
are sulphate-, bisulphate, ions, nitrate-, chloride-, fluoride-, and phosphate ions.
Character of the uranium sorption depression by various anion exchangers are on the graph below.
On graph you can see reduction of the relative capacity of the anion exchanger against uranium from 10 to 80% during strengthening of
the depressing ions at pregnant solutions higher 0,1n for nitrate ion 0,2 n and 0,4 n for chloride- and phosphate- ions accordingly.
To be noticed is salient depressing characters of the sulphate ions, whereas repeated reversion of the sulfurous solutions at the cycle of
ground processing and in-situ leaching have been appeared their accumulation till 50–100 g/l depending on soluble sulphate alkali salts, as
well as magnesium, manganese, aluminum, ferrous iron and other substances content in extracted ore. ‌­
44 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

Poison impurities are ions possessed advance affinity with strong base anion exchangers. These anions presenting in-process solutions
can form strength joints with resin and are not bleeding in normal uranium desorption. As a result of the accumulation the capacity of the
resin falls, as the phrase goes — “resin poisoning”. Such anions are VO3-; VO43-; МоО42-; silicate anions. Studies conducted for definition of the
depressing anions dependence at the pregnant solutions shows following results, effected on uranium sorption:
1. Increasing of the CI- content from 0,5 g/l to 5,0 g/l leads to considerable reduction of the sorption capacity.
2. Quantity of the phosphoric ions, higher than 1,2 g/l reduces the equilibrium uranium content in resin from 50,5 to 35,0 mg/g; in case
of uranium content in pregnant solutions in quantity 0,1–0,12 g/l simultaneously there are occurred sorption of the uranium and phosphor.
3. Accumulation SiО4 2‑in resin till 12,8 g/l reduces its sorption capacity by 30%.
4. In case of nitrate concentration in pregnant solutions about 0,8 g/l and higher it is occurred metal breakthrough fraction in sorption
manifold, i. e. sorption capacity is reduced also.
5. With increase of the sulphate ions content from 10 to 40,0 g/l the anion capacity reduces from 37,0 to 17,0 kg/t.

Shpachuk Vladimir Petrovich,
Kharkov national university of municipal economy named A. N. Beketov,
Professor, doctor of engineering science, Head of the Department,
Department of Theoretical and structural mechanic
Nikitina Anna Aleksandrovna,
Kharkov national university of municipal economy named A. N. Beketov,
Postgraduate student, Department of Theoretical and structural mechanic
Шпачук Владимир Петрович,
Харьковский национальный университет городского хозяйства им. А. Н. Бекетова,
профессор, доктор технических наук, заведующий кафедрой
Теоретической и строительной механики
Никитина Анна Александровна
аспирант кафедры Теоретической и строительной механики

Research of effect of the second kind synergism in the


problems of relative motion of analyzed object
Исследование синергетичного эффекта второго рода в задачах
относительного движения анализируемого объекта
В наше время исследование параметров вибронадежности электрогидромеханических агрегатов (ЭГМА) машиностроения, ави-
ационной и космической техники, которые относятся к классу объектов пространственной структуры 1 и в процессе эксплуатации
подвергаются воздействию многокоординатных пространственных нагрузок, является актуальными во всем мире.
Узлы размещаются на корпусе ЭГМА снаружи, а также в его внутреннем рабочем объеме в местах, определенных их конструк-
тивными характеристиками, технологическими условиями изготовления, сборки и особенностями их взаимодействия в процессе
функционирования, это определяет различие центров масс рабочих элементов с центром СА масс самого агрегата. В результате про-
граммируемые движения элементов агрегата оказываются искаженными, что негативно влияет на их динамические и точностные
характеристики ‌­2.

1 
Shpachuk V. P. Analysis of freatures of multicoordinate vibration of three-dimensional objects//International Applied Mechanics, Springer US, 1994,
vol. 30, No.1. – pp. 82–89.
2 
Shpachuk V. P. The synergetic effect in space-structure objects under multicoordinate vibration loading//International Applied Mechanics, Springer US,
1999, vol. 35, No.10. – 108–112.
Section 1. Technical sciences 45

В данной работе зависимости и взаимовлияния между параметрами вибрационных состояний рабочих элементов узлов ЭГМА
и его корпуса рассмотрены с позиции синергетического эффекта, т. е. эффекта взаимноусиливающегося (взаимноослабляющегося)
действия компонентов пространственной вибрации корпуса, обусловленного связанностью уравнений пространственных колеба-
ний корпуса ЭГМА 1.
Эффект взаимноусиливающегося (взаимноослабляющегося) действия поступательно-угловой вибрации корпуса ЭГМА или
платформы пространственного вибростенда для узлов, закрепленных на платформе (корпусе ЭГМА), на параметры относительной
вибрации узла ЭГМА будем определять термином — синергетический эффект второго рода 2.
Известно, что относительная вибрация узла ЭГМА описывается уравнением 3
( ) ( )
W1 ωx , y ,z , ε x , y ,z ⋅ Q y = W2 ⋅ F кер + W3 ⋅ a x , y ,z ,ωx , y ,z , ε x , y ,z ⋅ r , (1)

где W1, W2, W3 — матрицы передаточных функций объекта испытаний; {
F кер = Fx , Fy , Fz }  — вектор сил управления узлом (или
рабочим элементом узла) агрегата; r  — радиус-вектор контрольной точки узла относительно контрольной точки корпуса ЭГМА.
Из уравнение (1) следует, что в условиях проявления синергетичного эффекта второго рода элементы матриц передаточных
функций W1 и W3 при ωx , y ,z ≠ 0 и  ε x , y ,z ≠ 0 становятся функциями времени, а исходное однородное дифференциальное урав-
нение переходить в класс квазилинейных (например, типа Матье-Хилла) уравнений, для которых условия стойкости и параметры
как общего, так частного решения зависят от характеристик векторов ω t , ε t . () ()
Исследование особенностей проявления синергетичного эффекта второго рода и его влияния на состояние объекта исследова-
ний проведем на примере механогидравлического преобразователя, рабочим элементом которого является втулка, расположенная
на золотнике. Механическая схема объекта испытаний показана на рис. 1, на котором принятые следующие обозначения: 1 — зо-
лотник 2 — втулка массой m; 3, 4 — рабочие окна золотника; 5 — приведенный упруго-демпфирующий элемент с коэффициентом
жесткости с и коэффициентом сопротивления b; КА — контрольная точка на корпусе агрегата; СВ — центр масс движущейся втул-
ки; rот = {x , y , z } = xi + yj + zk  — радиус-вектор относительного движения контрольной точки втулки Кв в системе коор-
динат Oxyz; rпер = {x 0 , y 0 , z 0 } = x 0 i + y 0 j + z 0k  — радиус-вектор переносного движения втулки относительно системы ко-
ординат O2x2y2z2; r = O3O1 – радиус-вектор полюса О1 в системе координат O3x3y3z3; СА, СВ1 — центры масс агрегата и втулки
2 в состоянии покоя соответственно; СВ2 — центр масс втулки 2 при rпер ↑ 0 ; O2x2y2z2 — система координат, полюс О1 которой
совпадает с точкой СВ1; O3x3y3z3 — система координат, полюс которой О3 совпадает с контрольной точкой КА корпуса агрегата;
O1x1y1z1  — система координат, полюс которой О1 совпадает с точкой СВ2; Oxyz — система координат, полюс которой О совпадает
с полюсом О1 системы координат O1x1y1z1.
Система координат O2x2y2z2 двигается поступательно относительно системы координат O3x3y3z3, система координат O1x1y1z1 дви-
гается поступательно относительно системы координат O2x2y2z2, а система координат Oxyz вращается вокруг системы координат
O1x1y1z1; соответствующие оси систем координат Oxyz и O3x3y3z3, а также O2x2y2z2 і O1x1y1z1 — коллинеарные. Действительные сече-
ния окон 3, 4, от величин которых зависит давление жидкости в рабочем пространстве агрегата, а соответственно и амплитудные,
частотные и временные характеристики его исходного сигнала, определяется положением втулки 2 на золотнике 1.
С учетом некоторых преобразований 4 дифференциальное уравнение относительного пространственного движения втулки,
которое устанавливает зависимость относительных вибраций рабочего элемента (втулки) электрогидромеханического агрегата
от сигналов управления примет вид:
mP 2 + bP + c − m ωy2 + ωz2

( ) (
−2mωz P + m ωx ωy − ε z ( )
)  x  2mωy P + m ωx ωz + ε y


(
 2mωz P + m ωx ωy + ε z ) mP + bP + c − m (ω + ω ) −2mω P + m (ω ω − ε )  ⋅  y  =
2 2
x
2
z x y z x

 2mω P + m ω ω − ε
 y x z( y ) 2mω P + m (ω ω + ε ) mP + bP + c − m (ω + ω )  z 
x y z x
2 2
x
2
y

 Fx 
 a   −ω 2 − ω 2 ωx ω y − ε z ωx ωz + ε y  rx  
  Ax   y z
 
 
= Fy  − m ⋅  a Ay  + ωx ωy + ε z −ωx2 − ωz2 ωy ωz − ε x  ⋅ ry   , ‌­(2)
 Fz     ω ω − ε ω y ωz + ε x −ωx2 − ωy2  rz  
 a Az   x z y


1 
Шпачук В. П., Нікітіна Г. О. Синергетичний ефект стосовно задач вібраційної активності об’єктів просторової структури//Вестник НТУ «ХПИ»:
темат. вып. «Динамика и прочность машин» .-2009, № 42.- С. 183–196 .
2 
Shpachuk V. P. Problem of Vibration Testing of Space Structures//International Applied Mechanics, Springer US, 2005, vol. 41, No.7, pp. 805–808.
3 
Шпачук В. П., Головченко М. О. Про особливості взаємопідсилювальної дії багатокоординатної вібрації при випробуваннях на вібронадійність//
Машинознавство. - 2000.- № 6.- С. 15–18.
4 
Shpachuk V. P. The synergetic effect in space-structure objects under multicoordinate vibration loading//International Applied Mechanics, Springer US,
1999, vol. 35, No.10.- pp. 108–112.
46 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

′ ′ ′
где aот = {x,  { } { }
y , z} – вектор относительного ускорения втулки; ω = ωx ,ωy ,ωz и  ε = ε x , ε y , ε z  — вектори угловой

скорости и углового ускорения втулки в системе координат Oxyz; V = {x , y , z}  — вектор относительной скорости втулки;

{ }
a A = a Ax ,a Ay ,a Az – вектор абсолютного ускорения корпуса агрегата в контрольной точке КА; P = .
d
dt

Рис. 1. Механическая схема исследуемого объекта

При недвижимом золотнике 1 и корпусе агрегата имеет место равенство O3O1 = O3O2 , а вектор переносного движения
втулки rпер равен 0.
Параметрами, которые контролируются и оказывают непосредственное влияние на точность и качество функционирования
( )
ЭГМА в условиях многокоординатной вибрации его корпуса являются координатные составляющие x , y , z радиус-вектора rвiд
относительного движения втулки 2.
Исследование особенностей проявления синергетичного эффекта второго рода проведем при таких условиях испытания: корпус
агрегата осуществляет поступательно-угловые вибрации по законам xA (t), yA (t), θA (t); втулка осуществляет поступательное дви-
жение в цилиндрических направляющих золотника в направлении оси Оy; вектор aA ускорения контрольной точки корпуса
агрегата КА a A = a Ax i + a A y j + a Az k (координатные составляющие вектора aA измеряются трьохкоординатним акселероме-

тром, установленным в точке А; радиус-вектор центра масс втулки при ее относительном движении rот = yj ; масса втулки m =
Н Н ⋅с
0,5 кг; коэффициенты жесткости и сопротивления обобщенного упругого элемента соответственно c = 2 ⋅ 104 , b = 10
м м
′ ′
; радиус-вектор r { }
= {0; 0, 4м ; 0} ; вектор сил управления F у = 0, Fy , 0 , Н; вектор угловой скорости корпуса агрегата и ‌­втулки
Section 1. Technical sciences 47

′ рад рад
ω = {0; 0;ωz } , ωz = 3 ⋅ sin (ωt + φω ) ; значение частоты вибровозбуждения ω = (50, 100, 150) ; переносное уско-
с с
′ м  π π
y A , 0} , a Ay = 60 ⋅ sin 80t 2 ; сдвиг фаз φω =  0, ,  рад; время исследования t = [0 ÷ 0, 5] с;
рение втулки a A = {0, 
с  4 2
начальные условия y ( 0 ) = 0 , y ( 0 ) = 0 .
С учетом обозначенных условий и параметров исследования, уравнение (2) приводится к виду

(mP 2
+ bP + cy − mωz2 ) y = Fy − ma Ay + mωz2ry . (3)
Из уравнения (3) следует, что синергетический эффект второго рода обуславливает появление в дифференциальном уравнении
относительного программного движения втулки таких дополнительных членов: −mωz y ; −myA ; mωz2R y .
2

С учетом заданных условий вибронагружения окончательно получим

y + 20 y + 4 ⋅ 104 y − 4, 5 − 4, 5 cos ( 2ωt + 2φω )  y = 40 sin 10t − 60 sin 80t +



(4)
4, 5 − 4, 5 cos ( 2ωt + 2φω )  ⋅ 0, 4.
Полученное уравнение относится к разряду уравнений с изменяющимися по гармоничному закону коэффициентами типа
Матье-Хилла 1.
Количественную и качественную оценку искажения заданного программного движения втулки вследствие проявления синер-
гетичного эффекта второго рода проведем, решив уравнение (4) численно с помощью пакету Maple 10.
Программное движение втулки определим из уравнения (4), когда дополнительные члены равны 0.
рад π
Результаты расчетов при частоте вибровозбуждения ω = 100 и сдвиге фаз φω = рад представлены на рис. 2, где по-
с 2
казанные графики 1 — программного движения втулки и 2 — движения втулки с учетом влияния синергетичного эффекта на па-
раметры ее относительного движения.

рад π
Рис. 2. Графики зависимости движения втулки от времени при частоте вибровозбуждения ω = 100 и сдвиге фаз φω = рад
с 2
В качестве меры оценки влияния синергетичного эффекта второго рода на параметры относительных колебаний втулки примем
коэффициент отклонения максимального значения сигнала y (t) — max ( y (t ) ) от его программного значения max ( y п (t ) )
, который определяется по выражению
max ( y (t ) ) − max ( y п (t ) )
δ y (t ) = ⋅100% (6)
max ( y п (t ) )
Анализ полученных результатов показывает, под влиянием синергетичного эффекта второго рода, программное движение
втулки yп (t) приобретает существенные изменения, которые проявляются в полигармоничности сигнала y (t) при одночастотном
‌­
сигнале управления Fy; отклонение максимального значения сигнала y (t)  — max ( y (t ) ) от  его программного значения
рад π
max ( y п (t ) ) , это отклонение особенно заметно на частоте віброзбудження ω = 100 и составляет 192,95% при φω =
с 2

1 
Мэтьюз Дж., Уокер Р. Математические методы в физике. Пер. с англ.. М.: Атомиздат, 1972. - 392 стр.
48 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

π
рад и 216,83% при φω = рад соответственно. Наблюдается зависимость отклонения δ y (t ) от частоты вибрационного влияния,
4
рад рад
оно составляет соответственно 186,79% при частоте ω = 50 и 184,37% при частоте ω = 150 ; варьирование угла сдвига
с с
фаз также вливает на отклонение между max ( y п (t ) ) и  max ( y (t ) ) . В результате исследования также выявлено, что при
рад π
постоянной частоте вибровозбуждения ω = 100 отклонение составляет 175,46% при φω = 0 рад, 216,83% при φω = рад
с 4
π
і 192,95% при φω = рад, т. е. максимальное значение y (t) соответственно в 2,75; в 3,17 и в 2,84 раза превышает соответствующее
2
максимальное значение yп (t).
Практическая значимость полученных результатов проявляется при решении задач определения и анализа силовых, точностных
и кинематических характеристик объектов пространственной структуры, которые эксплуатируются в условиях влияния на них
знакопеременных внутренних и внешних вибронагруженийц, что изменяются во времени; в задачах минимизации влияния си-
нергетичного эффекта на стойкость функционирования и показатели віброміцності ЭГМА как в условиях эксплуатации, так и при
стендовых испытаниях на вибронадежность; при разработке новых конструктивных схем ЭГМА.
Список литературы:
1. Shpachuk V. P. Analysis of freatures of multicoordinate vibration of three-dimensional objects//International Applied Mechanics, Springer
US, 1994, vol. 30, No.1. pp. 82–89.
2. Shpachuk V. P. The synergetic effect in space-structure objects under multicoordinate vibration loading//International Applied Mechanics,
Springer US, 1999, vol. 35, No.10. pp. 108–112.
3. Шпачук В. П., Нікітіна Г. О. Синергетичний ефект стосовно задач вібраційної активності об’єктів просторової структури//Вест-
ник НТУ «ХПИ»: темат. вып. «Динамика и прочность машин».–2009, № 42.– С. 183–196.
4. Shpachuk V. P. Problem of Vibration Testing of Space Structures//International Applied Mechanics, Springer US, 2005, vol. 41, No.7, pp.
805–808.
5. Шпачук В. П., Головченко М. О. Про особливості взаємопідсилювальної дії багатокоординатної вібрації при випробуваннях
на вібронадійність//Машинознавство. — 2000.– № 6.– С. 15–18.
6. Мэтьюз Дж., Уокер Р. Математические методы в физике. Пер. с англ.. М.: Атомиздат, 1972.  — 392 ‌­стр.

Yusupov Akhmajan Abduraimovich, International Kazakh-Turkish University,


undergraduate student, Department of computer and mathematical modeling and automation of processes
Юсупов Ахмаджан Абдураимович,
магистрант кафедры компьютерно-математического моделирования и автоматизации процессов

Problems of implementation biometric technologies in the Republic of Kazakhstan


Проблемы внедрения биометрических технологий в Республике Казахстан
Большинство из нас ассоциируют биометрию или c смарт-картами с идентификационными данными, или с системами управ-
ления контроля доступа на основе считывания отпечатков пальцев, или же с системами распознавания форм лица, но редко кто
задумывался о действительном значении биометрии. Оксфордский толковый словарь дает следующие определение, биометрия —
это «наука приложения статистических методов к биологическим проявлениям».
Целю биометрических технологий является создание механизма однозначной идентификации индивидуума, используя статисти-
ческие измерения определенных характеристик или поведения этого индивидуума. Такая уникальная биометрическая информация
может быть сохранена в электронном виде в базе данных, а затем извлечена из базы данных и использована для идентификации.
Теоретически биометрические системы должны всегда давать абсолютно точный результат, однако в действительности все не так уж
однозначно, как кажется на первый взгляд…
Несмотря на то, что целый ряд компаний был вынужден свернуть свои биометрические проекты из-за отсутствия финансовой
поддержки, в настоящее время проводятся интенсивные исследования, направленные на расширение возможностей биометрии
в таких методах идентификации, как:
• по отпечаткам пальцев,
• по геометрии руки,
• по отпечатку ладони,
• по строению кровеносных сосудов,
• по термографии лица,
• по форме лица в двух-, трехмерном измерении,
• по голосу,
• по подписи,
• по динамике печатания,
• по походке,
• по радужной оболочке глаза,
• по сетчатке глаза (в последние годы динамика исследований распознавания по сетчатке глаза несколько снизилась в силу воз-
никших опасений, связанных с необходимостью использовать для идентификации слишком яркий свет, однако сейчас разработана
технология идентификации по сетчатке с использованием инфракрасного излучения).
Section 1. Technical sciences 49

В настоящее время наибольшее применение находит сканирование отпечатков пальцев. Связано это с тем, что создано уже
большое количество устройств, эффективно использующих данную технологию. Кроме того, стоимость такой аппаратуры посто-
янно снижается. По данным аналитической компании Frost & Sullivan, технологии, основанные на считывании отпечатков пальцев,
занимают сейчас более 70,13% рынка биометрии.
Идентификация по форме лица, геометрии руки и радужной оболочке не находит широкого распространения в связи с тем, что эти мето-
ды более сложны в использовании и требуют существенных финансовых затрат. Кроме того, в отношении данных технологий еще не до конца
решены вопросы, связанные с законодательным разрешением их применения и с обвинениями во вмешательстве в личную жизнь граждан.
Биометрические технологии в Казахстане применяются как на государственном, так и на предпринимательском уровне. Даже
при очевидных преимуществах применения биометрических технологий, существуют в Казахстане ряд проблем и препятствий.
Это в первую очередь правовая и финансовая.
В 2002 году представители 188 стран мира подписали Новоорлеанское соглашение, признавшее биометрию лица основной тех-
нологией идентификации для паспортов и въездных виз следующего поколения. Инициатором введения биометрических паспортов
стало министерство юстиции США после террористической атаки 2001 года.
В Республике Казахстан биометрические паспорта выдают с 2009 года. Чип в паспорте содержит цифровое фото, анкетные
данные, индивидуальный идентификационный номер. Вопрос включения отпечатков пальцев или радужной оболочки глаза пла-
нируется после принятия закона «О персональных данных».
Республика Казахстан с момента обретения независимости присоединилась к целому ряду международных актов, касающихся
прав и свобод человека. Конституция Республики Казахстан устанавливает, что каждый имеет право на неприкосновенность частной
жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и достоинства.
Казахстан первым среди государств СНГ принял Национальный план действий в области прав человека в Республике Казах-
стан на 2009–2012 г. г 1., в котором содержится специальный раздел — «Право на частную жизнь и защиту персональных данных».
Именно во исполнение Национального плана разработан законопроект «О персональных данных», широко обсуждаемый се-
годня в казахстанском обществе.
Самой главной новацией, заложенной в проекте закона, является общий принцип согласия субъекта персональных данных
(то есть каждого из нас) на сбор, обработку и хранение персональных данных без нашего согласия. Проект закона содержит ис-
черпывающий перечень этих сведений: фамилия, имя, отчество (при его наличии), национальность, пол, дата и место рождения,
индивидуальный идентификационный номер, юридический адрес, место жительства, абонентский номер средства связи, номер
документа, удостоверяющего его личность, семейное и социальное положение, наличие движимого и недвижимого имущества,
образование, профессия и биометрические персональные данные.
Наиболее бурно в обществе, в силу новизны и «непонятности» самого понятия, обсуждаются «биометрические» данные. Люди
с богатым воображением уже провозглашают сценарии некого наступления эры всеобщего тотального контроля над человечеством
под лозунгом «Большой брат следит за нами!».
Но пока закон «О персональных данных» не принят. Мнения казахстанских независимых экспертов в области защиты прав
тоже разделились.
Анар Ибраева, столичный филиал «Международного бюро» по правам человека:
— Обоснована ли биометрия? Это как подать. А вы знаете, что граждане Чечни и Таджикистана, приезжающие в Астану, обя-
заны сдавать отпечатки пальцев в Департамент Внутренних Дел? Других иностранцев эта норма не затрагивает — налицо явная
дискриминация. На том этапе развития общества, что мы имеем, всеобщую биометрию ни в коем случае нельзя допускать, этими
данными обязательно воспользуются с коррупционной или откровенно криминальной целью.
Зауреш Баталова, общественный фонд «Гражданское общество»:
— Деятельность определенной категории людей должна быть, наверное, подконтрольна. Но если сделать такой контроль обя-
зательным для всех, распространить его на все общество, это будет, на мой взгляд, злоупотреблением. Да, Великобритания, Европа
идут на это, но там совсем другая ситуация. В Казахстане для введения всеобщей биометрии нет оснований. Думаю, в нашей стране
обязательно будут этим как-то злоупотреблять. Вспомните, в свое время проект закона «О дактилоскопии» вызвал в парламенте
очень неоднозначную реакцию. Такие вещи надо обсуждать всем обществом, а не предлагать однопартийному парламенту. В стране,
где нет демократии, где не работают законы, такие данные обязательно будут использованы против человека.
Александр Чаус, полковник полиции в отставке, бывший директор общественного фонда «Право», руководитель экологической
ассоциации «За чистый город»:
— В принципе, биометрия — это нормальное проявление технического прогресса. Насколько я понял, вас интересует это явление
с точки зрения злоупотреблений и возможности создания полицейского государства. На мой взгляд, биометрия здесь — не прин-
ципиальный момент. Полицейское государство можно построить без всяких отпечатков и современных криминалистических
методов. Просто оцепить все колючей проволокой, наделить спецслужбы неограниченными правами и отобрать права у граждан.
Противники всеобщей биометрии путают причину и следствие. Что плохого в том, что все граждане Казахстана будут сдавать
отпечатки пальцев? Я не могу понять — чем это угрожает правам граждан? Между прочим, у нас в стране за 15 лет было найдено
100 000 неопознанных трупов, представляете? А где-то мать ищет сына, который уехал на заработки и пропал. А он, возможно,
так и похоронен неопознанным. В первую очередь биометрия направлена на защиту прав граждан от преступных посягательств.
А будет ли она использована со злым умыслом — это уже вопрос политической системы. Кстати, некоторые страны Скандинавии
берут у всех совершеннолетних мужчин анализ спермы, для этого существует специальный банк данных. Нам бы тоже не помешало
так сделать. Пожалуйста, совершено изнасилование — сделали анализ, и через три часа известно, кто совершил это преступление.
Тимур Калиев, общественное объединение «Миссия по правам человека»:
— С точки зрения прав человека какое-то их ущемление в данной ситуации вполне возможно. И оно произойдет в любом слу-
чае, даже если все будет проходить самым добросовестным образом. Избежать злоупотребления подобной базой данных просто
не удастся. Права человека имеют определенные принципы, один из которых, наверное, главный, в том, что права и свободы — это
не вседозволенность. Права человека — это такие возможности, которые имеют пределы. Предел этот начинается там, где начина-
ется, образно говоря, нос другого человека, то есть его права. Сейчас угроза терроризма в Казахстане минимальна, и я считаю, что
введение всеобщей биометрии в нашей стране неоправданно и преждевременно.

1 
Резолюция Президента Республики Казахстан от 5.05.2009 г. № 32–36.125
50 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

Второй вопрос финансовый. Хотя за последние 10 лет на мировом рынке цены на биометрическое оборудование ежегодно сни-
жается, все равно для мелких и средних организаций разработка собственных биометрических систем остается большой финансовой
проблемой. В первую очередь это цена лицензирования и цены пакета для разработчика SDK. По сей день нет единого стандарта для
биометрических технологий. Соответственно каждый разработчик оборудования и разрабатывает свое программное обеспечение
и желающим разработчикам предлагает свой пакет библиотек для программирования.
Возьмем, к примеру, сканеры отпечатков пальцев. Каждый производитель помимо сканеров разрабатывает прикладные про-
граммы, в которых можно использовать эти сканеры, просто подключая их к компьютеру. Обычно это программы по учету рабочего
времени, авторизации в операционную систему и другие подобные. Если нужно использовать сканер в своей разработке, то нужно
использовать SDK от фирмы-производителя сканера. Обычно это набор DLL или COM-объектов. При этом стоимость SDK заоб-
лачная — от 1000 долларов США на одно рабочее место программиста. Помимо этого, если сканер используется не в штатном про-
граммном обеспечении производителя, а через SDK, нужно покупать лицензию на каждый сканер. Цены на лицензии в зависимости
от производителя на сканер стоит от 20–50 долларов США.
Обычно SDK делится на бесплатную и платную часть. Бесплатная часть позволяет только прочитать отпечаток пальца со ска-
нера. Платная часть содержит алгоритмы распознавания и защиты от муляжа. Понятно, что бесплатная часть не решает задачи
идентификации пользователей, для решения которой, собственно и покупается сканер.
Если организация планирует большое внедрение (более 100 сканеров), то ей приемлемо использовать SDK — получается
по 10 долларов на сканер. Но если организация маленькая и ей нужно всего 2–3 сканера, то 1000 долларов за SDK получается
по 500–300 долларов на один сканер. Ситуация не очень понятна — производители сами же препятствуют продажам своего сканера,
так как маленькие организации не могут позволить себе покупку SDK.
Разработчик собственных биометрических технологий в Казахстане тоже есть. В Казахстане единственной компанией разраба-
тывающая собственные биометрические технологии является ТОО «Латон». В течение двадцати лет «Латон» активно сотрудничает
с государственными органами, этой компанией создана и эффективно функционирует автоматизированная информационно-по-
исковая система Министерства Внутренних Дел, включающая в себя более 30 общереспубликанских систем и подсистем. «Латон»
имеет собственные уникальные запатентованные разработки, в том числе в области биометрической идентификации личности,
одна — по отпечаткам пальцев, другая — по изображению лица, которые интегрированы в эти системы. По признанию междуна-
родных экспертов в области биометрии, продукт ТОО «Латон» один из лучших на мировом рынке биометрии.
Первое в мире биометрическое водительское удостоверение для идентификации человека по лицу представлено в городе Ал-
маты еще в августе 2007 года на выставке «Сделано в Алмате‑2007». По словам директора ТОО «Латон» Александра Лобанова эти
технологии поставляется уже в десятки стран, в том числе в Украину, Грецию, Болгарию, США, Республику Корею, Объединенные
Арабские Эмираты, Китай 1.
Сейчас коллектив ТОО «Латон» вышел на разработку трехмерной биометрической технологии, новое направление в разработке
самых прогрессивных систем и программ по обеспечению национальной безопасности.
Подводя итоги, хотелось бы сказать, что Казахстан работает целенаправленно по решению вышесказанных проблем. 24 апреля
2013 года в Сенат Казахстана был предоставлен измененный законопроект «О персональных данных». Если данный законопроект
будет одобрен, то основная проблема развития и внедрения биометрических технологий в Казахстане можно будет считать раз-
решенной. Что даст стимулирующий эффект для компаний разработчиков на создание, применение и развитие данных технологий
в Казахстане.

1 
Махин В. Мы можем быть первыми!. Общенациональная газета «Казахстанская правда». 01.12.2007. С. 4.
Section 2. Physics 51

Section 2. Physics
Makeyev Alexander Konstantsinovich, member of the Moscow Society of Naturalists,
multidisciplinary researcher and inventor, section of planetonautics
Макеев Александр Константинович, член Московского общества испытателей природы,
мультидисциплинарный исследователь и изобретатель секции планетонавтики,

The topology of vacuum


Топология вакуума
Инструменты и методы наших научных исследований
Нам не требуется проводить на сверхмощных ускорителях пучков элементарных частиц или ионов тяжёлых элементов крайне
опасных для человечества и для всей живой материи экологической системы природы Земли вещественных экспериментов.
Наши исследования основаны на сочетании и взаимном прямом и обратном влиянии известных общих и частных научных зна-
ний, которые созданы интеллектуальным творчеством, наблюдениями и экспериментами множества учёных прежних эпох и совре-
менности. А также на наших наблюдениях, умозрительном невербальном интуитивном познании (догадался, понял) и вербальном
логическом описании познанного знания. С оценкой невербальных моделей и вербальных описаний познанного знания на наличие
или отсутствие противоречий здравомыслию и естеству вселенной, зафиксированному в достоверных научных наблюдательных
и экспериментальных фактах. С допустимым и даже желательным противоречием с такими общепринятыми в научном сообществе
представлениями, которые являются неполнотой, неточностью, ошибкой, заблуждением или лженаучным измышлением.
Некоторые представления, принятые в математике и естествознании
Люди Земли издавна осознали и применяли на практике представления о количествах, последовательностях, величинах, отноше-
ниях и формах объектов и полей из множества объектов и событий материальной реальности. К настоящему времени абстрактные
обобщения этих знаний относят к обширной области научного знания, называемой математика. Математика подразделяется на раз-
делы количественных и порядковых величин (теория чисел, арифметика, комбинаторика, алгебра, теория групп и т. д.), со статиче-
ским отражением пространственных форм (геометрия, планиметрия, тригонометрия, векторная алгебра, и т. д.) и с кинематикой
топологии трансформаций и перемещений 1.
Основой основ математики является теория чисел. На настоящий момент натуральный ряд чисел понимается как бесконечный
ряд расположенных друг после друга количественных величин, которые от понятия величины абсолютного ничто, называемого
ноль, последовательно бесконечно возрастают на величину единица. Помимо целых чисел люди осознали и научились применять
отрицательные числа, дробные числа, иррациональные числа и иные виды чисел. Операции с числами, которыми отображается
материальная реальность или умозрительные модели, ограничены условием, чтобы числа обозначали один и тот же тип (класс, вид)
реальных или выдуманных сущностей. Величины разнородных сущностей не подлежат математическим операциям.
Особая область математики, которая описывает неразрывные, не имеющие внутренней структуры пространственные формы,
называется топология. Но абстрактное представление об отсутствии внутренней структуры у математических топологических
объектов противоречит реальной материи и всей вселенной. Всё сущее, все материальные объекты и системы объектов всех мас-
штабных уровней имеют внутреннюю структуру. Всё сущее состоит из отдельностей: квантов, систем квантов, атомов, молекул,
молекулярных комплексов, деталей самих себя.
В математике и естествознании, в миропонимании почти всех людей применяется ложное абстрактное представление о 3‑х мер-
ности, как 3‑х взаимных перпендикулярных, прямоугольных мерностях пространства мирового эфира по Декарту (1637) и (или) 4‑х
мерности бесструктурного пространства-времени по Минковскому (1907) и об искривлении 4‑х мерного абсолютно пустого абсолют-
но бесструктурного пространства-времени по Эйнштейну (1907–1916). Также применяется в естествознании ложное представление
о дополнительных мерностях пространства и множественности вселенных, находящихся в разных мерностях пространства-времени.
Все направления и области современного научного знания не были объединены во всеобъемлющее естественнонаучное Всез-
нание. Вместо всезнания повсеместно в науке, образовании и практической жизни отдельных граждан, групп граждан и целых
государств всё ещё применяются сформулированные многие сотни и даже тысячи лет назад, не связанные друг с другом отдельные
научные дисциплины и антинаучные мистические и религиозные мировоззренческие системы. В которых отдельные положения
противоречат друг другу и реальности. В частности, ограниченного охвата тематика мировоззренческих доктрин политических
идеологий, сформулированных на основе не вполне научных и ненаучных представлений, либо блажи амбиций и волюнтаризма
лидеров малых или больших групп людей.
Результаты наших исследований
Мы считаем, что абстрактную математику следует преобразовать в физическую математику. Для этого натуральный ряд
чисел следует дополнять предполагаемыми нами недостающими понятиями до более полного натурального ряда величин и отно-
шений вплоть до построения теоретической модели корпускулярно-волнового каркаса голограммы вселенной из элементов‑полей
материи. Суть этих понятий нам может подсказать предполагаемый нами общий натуральный ряд элементов вакуумных, атомных,
молекулярных, биологических, интеллектуальных, информационных, технических и космических уровней материи. Величины по-
рядковых отношений мы увидим в этом натуральном ряде элементов материи. Комлементарные элементарные величины мы видим
в количестве протонов в ядрах атомов и количестве электронов в электронных облаках атомов.
Голографические объектные и полевые величины в их естественных одиночных, парных, коллективных линейных, плоскост-
ных, объёмных вихревых и сетевых конфигурациях мы видим в количестве и структуре нейтронов и протонов в ядрах атомов
и орбиталей оболочек слоёв электронных облаков атомов. В топологии исходящих и приходящих потоков квантов топологиче-

1 
Mathematics. Wikipedia. URL: http://en.wikipedia.org/wiki/Mathematics (дата обращения: 20.05.2013)
52 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

ского излучения вакуумных уровней материи относительно ядер атомов и каждого из их структурных компонентов — нейтронов
и протонов; и относительно электронов в орбиталях оболочек слоёв электронного поля-облака атомов. В топологии потоков вир-
туальных и реальных квантов вакуумных уровней материи. В функции и строении квантов электростатического поля и квантов
магнитного поля. В структуре потоков квантов электростатического и магнитного полей локальной области пространства материи
фотона и окружающего вакуума. В естественной конфигурации атомов в молекулярных структурах. В атомарно-молекулярных
конфигурациях в молекулярных ансамблях. В конфигурациях молекулярных ансамблей в органеллах живых клеток и в целых жи-
вых клетках. В конфигурациях живых клеток в составе колоний живых клеток и в многоклеточных организмах. В конфигурациях
живых организмов в коллективах живых организмов вплоть до планетарного масштаба экологической системе. В конфигурациях
разных агрегатных состояний материи в природной неживой материи и в неживой технической материи. В пространстве материи
космических объектов; в конфигурациях космических тел в системах космических тел.
Известен бесконечный ряд чисел Фибоначчи 1, где каждое число является суммой двух предыдущих чисел. Этот ряд чисел мы
дополнили: {…, ←1, 1→, 0, ↑1, 1↓, 0, ☼1, 1 ⃰,} 0, 1, 1, 2, 3, 5, 8, 13, 21, …Здесь показано, что перед числом 2 стоят две будто бы тождествен-
ные единицы. Перед этой парой единиц располагается величина ноль, в нашем понимании — предел. Перед этим пределом по-
вторяется через предел цикл из пар внешнего и внутреннего сверовекторов единицы; единиц-квантов, имеющих противоположно
направленные векторы-импульсы.
Натуральный ряд количественных величин не должен содержать ноль в качестве символа абсолютного ничто. Возможно, вместо
нуля должен быть символ синергии функции и структуры предела, первопричины всего сущего: величины абсолютной памяти
всего, как абсолютного зеркала с коэффициентом относительной величины космологического равного пропорционального роста
количества материи вселенной. Относительному ничто всего или чего-то, чтобы оставаться ничем всего или чего-то, необходимо
«знать» всё, чтобы знать каких качеств и свойств не надо проявлять, чтобы оставаться ничем всего или чего-то. Каждому вирту-
альному и реальному материальному объекту и полю материальных объектов надо «знать» всё, чтобы проявлять только присущие
себе качества и свойства, и не проявлять качества и свойства, чуждые себе.
В частности, каждому здравомыслящему интеллектуальному существу человеку надо стремиться интуицией и логикой постигать
всё обо всех виртуальных и реальных объектах и полях из объектов вселенной. Чтобы максимально полно реализовывать свой
потенциал самообучающегося в беспредельные глубины специального знания и умения талантливого специалиста; или универ-
сального мультидисциплинарного гения всеобъемлющего эволюционирующего естественнонаучного всезнания, техники, искусства
и культуры человеческого социума экологической системы планеты обитания и необъятного мироздания.
В математических формулах необходимо применять относительную величину космологического равного пропорционально-
го роста количества материи. Без этой относительной величины невозможно отображать беспредельно вечную жизнь реальной
вселенной. Поскольку невозможно будет построить теоретическую модель, отображающую неистощимый приток энергии бытия
материи объёма пространства, энергии и вещества для проявления качеств и свойств всего, что есть во вселенной. Для поддержания
градиента средних скоростей относительного движения или покоя квантов и квантовых полей материи между разными уровнями
масштабов, типов, форм и видов. Для обеспечения всех контактных и дистанционных взаимодействий.
Единица и предел есть чудесные понятия величин кванта-меры и качественных параметров, отображаемых этой мерой.
Единица отображает реальные объекты всевозможных уровней масштабов: виртуальные и реальные кванты, атомы, космические
объекты материи. Собственная неполнота до самодостаточности и одновременно двойственность или даже многозначность
единицы-кванта может пониматься как комплементарные пары сущностей, но не взаимно уничтожающихся плюс и минус знаков.
Например, интерференция умножения друг на друга двух или большего числа единиц, сфокусированных в общий малый объём бы-
стрым вращением в общем вихре. Или как некие аналоги женского и мужского пола. Или комплементарные внутренняя и внешняя
квант-мера данного уровня масштаба. Или комплементарная количественная квант-мера моно/мульти полярного сферовектора или
диполя фокуса истока и фокуса притока квантов‑мер меньшего масштаба, чем эти фокусы.
Единица и предел есть неистощимый потенциал беспредельно вечного равного пропорционального рождения всё новых и но-
вых количеств единиц-квантов материи всевозможных уровней масштабов, как бы постоянно повсеместно происходящим, никогда
нигде не прекращающимся много локальным многоуровневым объёмным Большим Взрывом.
Нет вектора-импульса без противоположно направленного реактивного вектора-импульса. Нет внутреннего без внешнего,
как нет внешнего без внутреннего. Единица лишь относительно самодостаточна, и имеет некоторые качества чётной величины
и вектора-импульса как к объединению с комплементарной единицей, так и к разделению на две или большее количество единиц,
из которых состоит единица, как фокус интерференции нескольких единиц в объёме сферовектора одной единицы.
Любое чётное число, равное или большее, чем 2, является суммой двух простых чисел. Вероятно, и величины, предшествующие
единице, являются суммой двух или большего количества аналогов простых чисел. Единица является больше чем простым чис-
лом — это чудесное простое число, имеющее вечную неполноту до абсолютной самодостаточности и потому имеющее неистощимый
потенциал рождения из неё комплементарных единиц, которых не хватает до её самодостаточности.
Натуральный ряд чисел не может быть монотонно бесконечным. Он обязательно должен иметь последовательность нижних
и верхних горизонтов масштабов бытия в виртуальной или реальной форме. Пределы, которые описывают реальные явления и со-
бытия или факты явлений. За пределами этих предельных величин располагаются уровни величин меньших или больших масштабов
реального бытия, чем доступно отображению в интервале величин рассматриваемого масштабного уровня материи.
Натуральный ряд чисел состоит из простых чисел, между многими из которых располагаются такие числа, которые являются
произведением-интерференцией из двух или большего количества одинаковых или разных простых чисел меньших масштабных
уровней. Мы считаем, что натуральный ряд простых чисел начинается либо с чудесного числа единица, либо с предела, начальной
величины натурального ряда величин и отношений — с синергии, как бы ничто всего, как зеркала-памяти всего, с коэффициентом
равного пропорционального космологического роста количества единиц-квантов материи.
Также мы должны в состав словаря понятий величин ввести фрактальные понятия тон величин, как реальных. Которые голо-
граммой инерциальной системы своего бытия уже вошли в синергию резонанса с пространством голограммы общей инерциальной
системы бытия некоторой текущей материальной реальности. И обертон величин, как виртуальных, фантомных форм голограммы
своей инерциальной системы бытия ещё не вошедших в синергию резонанса с пространством голограммы инерциальной системы
бытия некоторой текущей материальной реальности.

1 
Fibonacci number. Wikipedia. URL: http://en.wikipedia.org/wiki/Fibonacci_number (дата обращения: 20.05.2013)
Section 2. Physics 53

Огромное значение величины естественный масштабный предел мы видим в Периодической системе элементов (ПСЭ) атом-
ных уровней материи. Варианты правильной ПСЭ Мейера Ю. Л. (1862, 1864, 1870), Жанета Ч. (1928), Макеева А. К. (2000, 2010, 2013),
где периоды правильно оканчиваются на естественном предельном элементе группы щёлочноземельных металлов, радикально
отличаются от вариантов неправильной ПСЭ Менделеева Д. И. (1870, 1871, 1902, 1906), где периоды оканчиваются на противо-
естественном предельном элементе группы галогенов, а также неправильной ПСЭ Вебера А. (1905), где все периоды оканчиваются
на противоестественном предельном элементе группы благородных газов 1. А ведь все эти варианты Периодической системы элемен-
тов основаны на одной и той же правильной натуральной последовательности элементов атомных уровней материи. Радикальное
различие заключено в расстановке пределов окончаний периодов.
Пространство в нашем понимании есть не трёхмерная сущность и не чётырёхмерная сущность, а беспредельно многомерная
сущность. Поскольку нет в пространстве вселенной единых для всего сущего одного, двух, трёх, четырёх и т. д. конкретных миро-
вых векторов направления ориентации и (или) движения материальных отдельностей. Нет одного единственного мирового центра,
мировой точки-области — пупа вселенной. В макро масштабе все направления ориентации и движения равноправны относительно
любой конкретной точки бесконечного пространства вселенной.
Мерностью пространства вселенной мы считаем интросферовектор, как сферовектор истока из каждой точки-области всех
уровней масштабов; и экстрасферовектор, как сферовектор притока к каждой точке-области всех уровней масштабов потоков
векторов‑импульсов квантов материи. Количеством мер пространства можно условно считать количество векторов‑импульсов,
исходящих из поверхности точки-области, которые без проникновения друг в друга площадью их поперечного сечения плотно
умещаются своими основаниями на поверхности точки-области.
Относительно центра каждой точки-области мы можем представить фракталы беспредельного количества точек-областей всевозможных
масштабов большей и меньшей величины, совмещённых и не совмещенных с центром каждой конкретной области-точки. В то же время
мы понимаем, что неопределённо большое количество векторов‑импульсов могут интерференционно перекрывать друг друга, располагаясь
в пределах области пространства каждого из векторов‑импульсов потоков квантов материи. Аналогично взаимной интерференционной
упаковке, как бы перемножению множества единиц в пределах объёма пространства одной единицы. Структура пространства бытия-жизни
объектов и полей из множества объектов материи и среды их нахождения и всей вселенной фрактально сферовекторна: это комплементар-
ные и не комплементарные, совмещённые (интерферировавшие в общий фокус) и не совмещённые (дифференцировавшие на несколько
раздельных фокусов) интросферовекторы и экстрасферовекторы в их относительном движении и (или) относительном покое.
В нашем понимании время есть синергия инерции автоматизма корпускулярно-волновой функции истока (причины) и при-
тока (следствия) длительности циклов ипульсов‑шагов векторов‑импульсов и длительности волн-эпох фокусов‑сферовекторов
бытия-жизни материи и вселенной в целом.
То есть, время есть синергия-энергия инерции автоматизма относительного движения или относительного покоя, относительного
изменения или относительной неизменности индивидуального и (или) совместного (резонансного, диссонансного или относительно
независимого) виртуального (короткоживущего в реальности) или реального (долгоживущего в реальности) каждого конкретного
виртуального и (или) реального объекта и (или) полей из множества объектов материи и вселенной в целом.
Время, как функция бытия-жизни объектов и полей из множества объектов материи и среды их нахождения и всей вселенной,
сферически симметрично или сферически несимметрично сферовекторно. Это комплементаные и не комплементарные, совмещён-
ные (интегрировавшие, сфокусировавшие) и не совмещённые (дифференцировавшие, диссиципировавшие, расфокусировавшиеся)
интросферовекторы и экстрасферовекторы в их относительном движении и (или) относительном покое.
Синергия функции времени порождает и беспредельно вечно поддерживает синергию структуры бытия-жизни простран-
ства. Поэтому объём пространства есть синергия инерции автоматизма корпускулярно-волновой структуры протяжённости
циклов‑шагов векторов‑импульсов от их истока (причины) до их притока (следствия), и величины объёма внешних и внутренних
комплементарных и некомплементарных фокусов‑сферовекторов бытия-жизни материи и вселенной в целом.
Интеграция синергии функции времени и синергии структуры пространства беспредельно вечно порождает и поддер-
живает векторы-импульсы энергии, формирующиеся в интросферовекторы фокусов истока и экстрасферовекторы фокусов
притока энергии голограмм бытия-жизни объектов материи вселенной.
Голограмма виртуального или реального бытия-жизни квантов, объектов, полей из множества квантов и (или) объектов
материи и вселенной в целом есть проявление естественного автоматизма синергии-энергии времени, как функции бытия-жизни
и опорной структуры объёма пространства внешней среды своего нахождения и опорной структуры объёма пространства
внутренней среды собственного бытия-жизни материальных объектов. Голограмма проявляется во множестве разных уровнях
масштабов и форм. В форме квантов, объектов и полей из множества квантов физических полей и (или) объектов вещества:
электростатики, магнетизма, электромагнетизма (оптические образы и оптические голограммы), инерции-массы-гравитации
вакуума и вещества; и т. д. В форме вещества нейтронной плотности; атомарно-молекулярной плотности твёрдой, или жидкой,
или газообразной, или плазменной фаз; как осадок из вакуума неживой и (или) живой форм материи; или как раствор в вакууме
летучих элементов вещества (газ, плазма). В форме акустических голограмм, в частности, би квадрофонии. В форме невербальных
и вербальных информационных образов, схем, рисунков, моделей, теорий, мировоззренческих систем в вербальной кодировке
языка-всезнания и т. д.
Наше понимание материи
Всё существующее в реальности есть материя во всех масштабах, качествах, типах, формах, видах функции и структуры. Как
бытие каждого объекта, состоящего из множества отдельностей их внутренней среды бытия. Как полей, состоящих из множества
объектов и отдельностей объектов. Как внешней среды бытия всего сущего.
В нашей модели вакуум является активным участником всех контактных и дистанционных процессов, происходящих внутри
объектов, между объектами, внутри физических полей, между физическими полями, между объектами и физическими полями все-
ленной. Вакуум не препятствует движению любых объектов известных нам масштабов, поэтому надо признать, что вакуум состоит
из отдельностей материи много меньшего масштаба, чем протоны, нейтроны, электроны, фотоны. Частицы материи вакуума без
заметного нам сопротивления проходят сквозь все известные нам объекты и даже сквозь ядра атомов.

1 
The  INTERNET Database of Periodic Tables. Chemogenesis web book. URL: http://www.meta-synthesis.com/webbook/35_pt/pt_database.
php?Button=All (дата обращения: 21.05.2013)
54 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

Пространство вакуума космоса можно считать квантовым газом, который с течением времени занимает всё больший объём.
Материя вселенной всевозможных уровней масштабов сама себя творит беспредельно вечным равно пропорциональным рождени-
ем новой материи как бы в беспредельно вечно текущем Большом Взрыве. Синергия флуктуаций рождения виртуальных частиц
определённую часть из них в течение конкретного периода времени туннельным эффектом наполняет недостающей энергией ин-
дукцией от других виртуальных частиц. Такие частицы становятся реальными частицами материи по алгоритму Космологической
Постоянной Синергии времени и пространства бытия, проявляющейся в равном пропорциональном рождении и росте количества
материи объёма пространства вакуума, энергии физических полей и инерции-массы вещества вселенной. Авторами открытия этой
фундаментальной физической величины — первопричины реальности бытия объёма пространства энергии и массы всего сущего
являются американский астроном Эдвин Пауэлл Хаббл (1929) 1 и российский врач и мультидисциплинарный исследователь Алек-
сандр Константинович Макеев (1996) 2. Ниже приведены вербальная и математическая формулы Космологической Постоянной
Синергии рождения и роста функции и структуры бытия материи и всей вселенной.
Во всех инерциальных системах отсчёта синергия с обратной связью функции времени и структуры пространства беспре-
дельно вечно повсеместно индуцирует равный пропорциональный рост количества квантов внешнего и внутреннего объёма
пространства материи вакуума, энергии физических полей и инерции-массы вещества (1):
P (V, E, M)t = P (V, E, M)0 ∙ (1+КHM)t = P (V, E, M)0 ∙ (1+H)3t (1)
где P (V, E, M)0 — есть параметр материи в исходный момент времени 0; P (V, E, M)t — есть тот же параметр в искомый момент
времени t; V — есть мера объёма пространства; E — есть мера энергии изменения относительного движения или покоя материаль-
ных объектов; M — есть мера энергии инерции-массы опорного сопротивления изменению относительного движения или покоя
материальных объектов; t — есть мера — число, равное количеству применяемых в расчётах квантов‑циклов (секунд или лет)
исчисления количества времени бытия между исходным и искомым моментами времени бытия; H — есть Постоянная Хаббла,
как относительная величина наблюдаемой по лучу зрения синергии космологического автоматизма линейного прироста объёма
пространства за интервал времени, принятый за квант-период времени, численно равен (2):
H≈ 2,3 ∙ 10–18 sec‑1 (2)
КHM — есть Космологическая Постоянная Синергии Хаббла-Макеева — относительная величина синергии инерции авто-
матизма равного пропорционального роста количества материи объёма пространства вакуума, энергии физических полей и инер-
ции-массы вещества за интервал времени, принятый за квант-цикл времени (секунда, год, миллиард лет и т. д.), имеет следующие
численные значения (3; 4):
КHM (s) ≈ 6,9 ∙ 10–18 sec‑1 (3)
КHM (y) ≈ 2,1774744 ∙ 10–10 year‑1 (4)
2THM — космологический период времени удвоения количества материи объёма пространства вакуума, энергии квантов
физических полей и инерции-массы объектов и полей из объектов вещества, имеет значение (5):
2THM ≈ 3,18326 ∙ 109 year ≈ 1,00456 ∙ 1017 sec (5)
Синергия автоматизма бытия материи проявляется космологическим ростом количества материи, увеличивающим массу кос-
мических объектов (таблица 1). Синергия также увеличивает объём пространства между объектами. Столкновения космических
объектов друг с другом приводят к их делению, или дроблению, и (или) объединению.
Таблица 1.
Космологический рост массы некоторых крупных материальных объектов
солнечной системы (масса этих объектов указана в килограммах).
Прошлое (в миллиардах лет назад) Настоящее Будущее (в миллиардах лет вперед)
-50,9323 -25,4661 -12,733 -3,18326 0 +3,18326 +12,733 +25,4661 +50,9323
Солнце Солнце Солнце Солнце Солнце Солнце Солнце Солнце Солнце
3,05∙1025 7,81∙1027 1,25∙1029 1,0∙1030 2,0∙1030 4,0∙1030 3,2∙1031 5,12∙1032 1,31∙1035
Нептун Нептун Нептун Нептун Нептун Нептун Нептун Нептун Нептун
1,5∙1021 3,9∙1023 6,25∙1024 5,0∙1025 1,0∙1026 2,0∙1026 1,6∙1027 2,56∙1028 6,55∙1030
Юпи тер Юпи тер Юпитер Юпи тер Юпитер Юпитер Юпитер Юпитер Юпитер
2,9∙1022 7,4∙1024 1,19∙1026 9,5∙1026 1,9∙1027 3,8∙1027 3,04∙1028 4,86∙1029 1,25∙1032
Поле Поле Поле Поле астеро- Кольцо Поле Поле Поле Поле
пылинок песчинок камней идов Астероидов астероидов планеток планет планет
1,3´1017 3,3∙1019 5,31∙1020 4,25∙1021 8,5∙1021 1,7∙1022 1,36∙1023 2,18∙1024 5,57∙1026
Спут ник До-Марс Марс Марс Марс Марс Марс Марс Марс
пла неты? 4,51∙1022 4,1∙1022 3,3∙1023 6,6∙1023 1,32∙1024 1,06∙1025 1,69∙1026 4,33∙1028
Часть До- До-Земля Земля Земля Земля Земля Земля Земля
Марса? 6,8∙1023 2,99∙1024 5,974∙1024 1,19∙1025 9,56∙1025 1,53∙1027 3,92∙1029
Часть Земли Луна Луна Луна Луна Луна
5,5∙1022 1,1∙1023 5,3∙1023 8,48∙1024 2,17∙1027
Часть Луны Сын Луны Сын Луны Сын Луны
3,0∙1023 4,8∙1024 1,23∙10270
Часть До- До-Венера Венера Венера Венера Венера Венера
Земли 2,5∙1024 4,9∙1024 9,8∙1024 7,8∙1025 1,25∙1027 3,2∙1029

1 
Hubble’s law. Wikipedia. URL: http://en.wikipedia.org/wiki/Hubble%27s_law (дата обращения: 19.05.2013)
2 
Макеев А. К. За горизонтом познанного. Новая картина Мира: единство микро- и макро- космоса, разума, поля и вещества! М.: АО СОЛИД,
1996. 40 с., С. 9, 10.
Section 2. Physics 55

В дополнение к космологическому росту объёма пространства световое давление, давление истекающих во все стороны потоков
частиц вещества звёздного ветра и квантов топологического излучения от каждого из материальных объектов, обращающихся во-
круг общего центра масс, и другие топологические причины выдавливают спутники планет от планеты, поле планет от звёзды, поле
звёзд от ядра галактики — галактона. При этом эффективное гравитационное проявление массы уменьшается топологическим
дефектом массы с тем большей относительной величиной, чем дальше друг от друга расположены объекты, связанные гравитацией.
Поэтому ядра галактик в реальности имеют на много порядков, от тысяч раз до десятков миллионов раз, большую массу, чем это
вычислили астрономы по наблюдаемой ими орбитальной скорости движения звёзд вокруг ядер галактик.
Ту длину пространства, которую свет проходит за 1 секунду, синергия космологического роста количества материи за эту секунду
линейно увеличивает на величину ΔR (K)c (6):
ΔR (K)c ≈ 299792458 м ∙ 2,3 ∙ 10–18 ≈ 6,895 ∙ 10–10 м (6)
Для наблюдателя, который принимает информацию на носителях информации, всё более далёкие объекты будут восприниматься
прогрессивно всё в большей степени удалёнными от нас: в 1,5; 2; 4 и больше раз дальше, чем они реально находились от космо-
логической точки нашего расположения. Как в эпоху излучения, так и в эпоху регистрации сигналов от этих объектов. Это явление
космологической информационной линзы, прогрессивно удаляющей образы всё более далёких объектов от наблюдателя,
с иллюзией прогрессивного уменьшения наблюдаемой плотности вещества, по мере удаления от наблюдателя.
Мы предполагаем, что длину волны электромагнитного излучения, регистрируемого нами от далёких объектов, увеличивают
три космологических механизма:
1. Величина скорости взаимного удаления нас и излучающих объектов космологическим ростом объема пространства вакуума
между точками нашего нахождения на момент излучения фотонов и точками нахождения этих объектов на момент регистрации
сигналов на потоках этих фотонов.
2. Дополнительное удаление от нас фронта электромагнитного излучения космологическим ростом объёма пространства вакуума
перед приближающимся фронтом потоков фотонов за всё время их пути к нам.
3. Космологический рост объёма пространства системы материи в каждом фотоне за всё время пути к нам.
Вследствие этого реальная относительная величина космологического роста объёма пространства космоса по лучу зрения —
космологическая Постоянная Хаббла меньше, чем принято сейчас в науке. Значит, астрономы завышают расстояние до далёких
объектов с тем большей относительной величиной погрешности, чем дальше от нас наблюдаемые объекты. Соответственно, дей-
ствительная Космологическая Постоянная Синергии Хаббла-Макеева роста количества материи меньше, чем та величина, которую
мы отобразили здесь. Соответственно, действительный период космологического удвоения количества материи больше, чем
записанный нами выше.
Энергия синергии космологического равного пропорционального роста количества материи проявляется предположенным
нами топологическим излучением из объектов атомных уровней материи квантов физических полей-элементов вакуумных
уровней материи, истекающих во все стороны потоками квантов электростатического поля и (или) из двух магнитных полюсов
потоками квантов магнитного поля. В частности, проявляется истечением из протона потоков квантов электростатического поля
электрино el+- в форме малых масштабов вихрей материи, вращающихся по часовой стрелке относительно вектора своего дви-
жения, и притока антиэлектрино el-+, вращающихся против часовой стрелки. И из двух полярных областей вблизи оси вращения
протона и других микрообъектов излучаются потоки магнитонов magSN и антимагнитонов magNS — квантов магнитного поля,
истекающих полярно в противоположных направлениях и встречно текущих потоков, соответственно, антимагнитонов и магнитов.
Магнитоны состоят из летящих в общем направлении противоположно вращающихся и обращающихся вокруг друг друга вихрей
материи электрино el+- и антиэлектрино el-+. Магнитон magSN вращается по часовой стрелке, а антимагнитон magNS вращается
против часовой стрелки относительно вектора своего движения 1.
Вакуум мы понимаем как систему изотропных потоков виртуальных и реальных частичек материи, которые приблизительно
в равном количестве разлетаются во все стороны и прилетают со всех сторон относительно каждой точки вселенной. Летящие
в вакууме потоки частиц топологического излучения материи со всех сторон давят на каждый из объектов, группу объектов и поля
из множества объектов, как внешний фактор всех качеств и свойств всех уровней и форм материи, как внешний фактор инерции,
массы и гравитации. Как внутренний фактор инерции, массы и гравитации излучение каждым объектом во все стороны частиц
топологического излучения реактивно отталкивает каждый объект от всех сторон среды его нахождения, как бы внутрь объёма
пространства инерциальной системы собственного реального бытия 2.
Потоки квантов вакуумных уровней материи естественным топологическим автоматизмом материи форматируют объём про-
странства вселенной в каркас голограммы функции и структуры виртуального и реального бытия. Топология структуры этого фор-
матирования есть векторы-импульсы потоков виртуальных и реальных квантов энергии физических полей, которые растекаются ин-
тросферовекторно монопольно во все стороны и растекается двумя магнитными полярными потоками относительно каждой из всех
масштабных уровней точек-областей объёма пространства. А также притекающих встречных сходящихся векторов‑импульсов
потоков виртуальных и реальных квантов энергии физических полей экстрасферовекторно множеством векторов‑импульсов со всех
сторон и к двум магнитным полюсам относительно каждой из всех масштабных уровней точек-областей объёма пространства.
Это форматирование объёма пространства материи вселенной неотвратимо формирует потоки квантов вакуумных уровней
материи в интегральные фокусы истока и притока потоков квантов голограммы виртуальных (коротко живущих) и реальных (долго
живущих) объектов материи и полей из коллективов объектов материи. В том числе виртуальных и реальных элементарных частиц,
нейтронов, протонов, электронов и т. д.
Мы понимаем материю вакуума, как систему «форматирующих» потоков виртуальных и реальных частичек вакуумных уровней
материи, которые во всех инерциальных системах отсчёта приблизительно изотропно истекают во все стороны и притекают со всех
сторон относительно каждого масштабного размера каждой точки материальной голограммы пространства вселенной. Опираясь
на эти представления, мы построили упрощённую графическую схему материи вакуума и фотона (рис. 1; 2).

1 
Макеев А. К. Частицы электростатического и магнитного полей в системе материи фотона движутся намного быстрее, чем движется сам
фотон. Научная дискуссия: материалы IV международной заочной научно-практической конференции. Часть I. (20 августа 2012) Москва: Изд.
«Международный центр науки и образования», 2012. 142 с., С. 49–59.
2 
Макеев А. К. Топологическое излучение. Научно-техническая библиотека. 26 января 2012. 68 с. URL: http://www.sciteclibrary.ru/rus/catalog/
pages/11723.html
56 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

Квантовая физика материи вакуума

Рис. 1. Упрощённая схема потоков квантов материи вакуума; тон-фотона


и фракталов его обертон-фотонов большей и меньшей частоты.
Мы предполагаем, что в канале материи вакуума, в котором распространяется система материи фотона, активировавшиеся из вирту-
альности в функцию реального бытия кванты электростатического поля электрино и антиэлектрино и кванты магнитного поля магнитон
и антимагнитон движутся под углом около 45 градусов к вектору распространения фотона. По достижении ближнего горизонта событий
в сторону от оси фотона на четверть длины волны фотона, из вакуума попутно системе фотона, в своём качестве полевых плоскостях (гра-
нях виртуального куба электростатического и магнитного форматирования вакуума), проявляются-возбуждаются в функцию реального
бытия соответствующие фракталы потоков виртуальных квантов и антиквантов электростатического и магнитного полей. На ближней
границе горизонта событий фотона el+- передаёт энергию возбуждения в функцию реального бытия перпендикулярно попутно летящему
виртуальному el-+. А magSN передаёт энергию возбуждения в функцию реального бытия перпендикулярно попутно летящему виртуаль-
ному magNS. На противоположной границе ближнего горизонта событий el-+ отдаёт энергию функции реального бытия перпендикулярно
попутному el+-, а magNS отдаёт энергию функции реального бытия перпендикулярно попутному magSN.
Векторы движения el+- с magSN и el-+ с magNS взаимно пересекаются под углом около 60 градусов в точке их пересечения
с осью канала распространения материи фотона. В этих точках, вероятно, происходит их фокусное взаимодействие. Электрино
электростатического поля фотона заменяет электрино в составе магнитона в плоскости магнитного поля фотона. Освободившееся
электрино продолжает движение в векторе того электрино, который вошёл в состав магнитона.
Из этой модели видно, что el+- и el-+, magSN и magNS в своих плоскостях в своих векторах движения движутся в √2 раз быстрее
движения системы материи фотона в его векторе движения (7)1:
Vel = Vmag = c√2 (7)
Экспериментально проверить скорость движения магнитонов можно при регистрации электромагнитных и магнитных сигналов,
распространяющихся от нейтронных звёзд — пульсаров. Частота регистрируемых импульсов магнитных сигналов, как более поздних,
чем электромагнитных сигналов, будет иметь меньшую частоту, вследствие векового замедления угловой скорости вращения пульсаров.
Зная величину векового замедления вращения пульсаров, можно точно рассчитать моменты времени излучения электромагнитных
и магнитных сигналов, расстояние до пульсаров и скорость движения магнитонов относительно скорости движения фотонов.
Топология движения квантов электростатического и магнитного полей в системе материи фотона фрактально продолжается за преде-
лы горизонта событий первого порядка в составе взаимно перпендикулярных электростатической и магнитной плоскостей. С уменьшени-
ем их энергии. Далее они достигают фракталов горизонтов событий 2‑го, 3‑го и последующих порядков. Где формируют фракталы системы
материи обертон фотонов больших длин волн, но меньших энергий. Кванты электростатического и магнитного полей в составе материи
фотона строятся в обертон фотоны и меньшей длины волны, но большей энергии. Чаще обертон фотоны больших энергий являются
виртуальными, становясь реальными в инерциальных системах реального бытия, движущихся с соответствующей величиной скорости,
встречной к этим фотонам. А обертон фотоны меньших энергий могут быть реальными фотонами зеркальных частот.

1 
Макеев А.К. Частицы электростатического и магнитного полей в системе материи фотона движутся намного быстрее, чем движется сам
фотон. Научная дискуссия: материалы IV международной заочной научно-практической конференции. Часть I. (20 августа 2012) Москва: Изд.
«Международный центр науки и образования», 2012. 142 с., С. 60-63.
Section 2. Physics 57

Рис. 2. Упрощённые топологические схемы в поперечном сечении: электрино в плоскости


квадрата замкнутого магнитного поля (слева); и фотона (справа).
В составе системы материи фотона электрино и антиэлектрино, магнитоны и антимагнитоны строятся в волне фотона четырьмя
своими квантами-шагами. С топологией различия каждого такого кванта-шага от остальных трёх шагов (рис. 2, правая схема).
Нет ни одного фотона, который распространялся бы в одиночку. Все фотоны являются фрактальным пакетом из тон фотона
и виртуальных или реальных обертон фотонов меньших и больших частот.
Пространство фотона вдоль вектора его движения по оси канала распространения пересекается перпендикулярными друг к дру-
гу плоскостями электростатического и магнитного полей. Условно пространство фотона можно понимать как 4 квадранта канала
пространства фотона с условным названием: верхний — нижний и левый — правый, находящихся внутрь от границы с полевой
областью, проявляющей диаэлектростатические и диамагнитные свойства и с зеркальным изменением направления вращения
электростатических и магнитных квантов относительно вектора их движения.
Гипотеза об элементарных структурах вакуума, которые сами формируются по-
токами квантов электростатического и магнитного полей
Квант-шаг вектора-импульса электрино истекает из конца его предыдущего шага. Кант-шаг электрино оканчивается перпен-
дикулярным себе крестом взаимно перпендикулярных пересечений притока и последующего истока антиэлектрино и электрино,
модулированного в реальность из квантов‑шагов векторов‑импульсов виртуальных антиэлектрино и электрино, входящих в состав
граней соответствующей элементарной кубической голограммы форматирования вакуума. Этот крест притока и истока электрино
и антиэлектрино на окончании их шага охватывается квадратом замкнутого в себе магнитного поля из взаимно перпендикулярных
потоков магнитонов и антимагнитонов, перпендикулярных потокам электрино и антиэлектрино. Векторы-импульсы движения
магнитонов и антимагнитонов в этом квадрате магнитного поля направлены в направлении вращения вихря электрино. То есть
по ходу часовой стрелки относительно вектора движения электрино. Аналогично для антиэлектрино. Вектор движения магнитонов
и антимагнитонов в системе их квадрата охвата противоположен.
Квант-шаг вектора-импульса магнитона истекает из конца его предыдущего шага. Квант-шаг магнитона оканчивается перпен-
дикулярным себе крестом взаимно перпендикулярных пересечений притока и последующего истока антимагнитона и магнитона,
модулированного в реальность из потоков виртуальных антимагнитонов и магнитонов, входящих в состав граней соответствующего
куба элементарной голограммы форматирования вакуума. Этот крест притока и истока магнитона и антимагнитона на окончании
их кванта-шага охватывается квадратом замкнутого в себе электростатического поля из взаимно перпендикулярных потоков элек-
трино и антиэлектрино, перпендикулярных потокам магнитонов и антимагнитонов. Вектор движения электрино и антиэлектрино
в этом квадрате замкнутого электростатического поля направлен в направлении вращения вихря магниона. То есть по ходу часовой
стрелки относительно вектора движения магнитона. Аналогично для антимагнитона. Вектор движения электрино и антиэлектрино
в системе их квадрата охвата противоположен (рис. 2, левая схема).
Мы предполагаем, что ориентация креста электрино и антиэлектрино, магнитона и антимагнитона на каждом последующем
кванте-шаге вектора-импульса электрино (антиэлектрино) и магнитона (антимагнитона) отстаёт от ориентации после предшествую-
щего шага на 90 градусов. Потому что эти кванты на следующем кванте шаге заменяются соответствующими квантами, входящими
в состав виртуального квадрата перпендикулярно распложенной соответствующей электростатической или магнитной плоскости.
Таким образом, продольные волны из квантов‑шагов векторов‑импульсов электрино (антиэлектрино), магнитона (антимагнитона)
имеют аналог прецессионного вращения позиций крестов плоскостей их окончаний противоположно направлению вращения вихря
электрино (антиэлектрино), магнитона (антимагнитона). Эти кресты с охватывающими их квадратами физических полей можно
понимать поперечными осцилляциями — импульсными волнами магнитного поля между квантами-шагами электрино (антиэлек-
трино) или электростатического поля между квантами-шагами магнитона (антимагнитона).
Все кванты-шаги векторов‑импульсов движения реальных (тон) и виртуальных (обертон) электрино и антиэлектрино простран-
ства вакуума являются сторонами квадратов замкнутого в себе электростатического поля. Все кванты-шаги векторов‑импульсов
движения реальных (тон) и виртуальных (обертон) магнитонов и антимагнитонов пространства вакуума являются сторонами
квадратов замкнутого в себе магнитного поля. Эти электростатические и магнитные квадраты сочетаются в кубы.
Таким образом, пространство вакуума оказывается форматированным в структуру голограммы кубов, гранями которых являются
квадраты электростатического и магнитного полей. А рёбрами этих квадратов являются квант-шаги векторов‑импульсов электрино
и антиэлектрино, магнитонов и антимагнитонов. Поэтому информация на потоках электрино и магнитонов распространяется не только
58 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

вперёд, но и перпендикулярно, и встречно — голографически. Все эти кубы голограммы вакуума всевозможных масштабов длины их
рёбер и всевозможных ориентаций относительно друг друга взаимно проникают друг в друга. Эта топология отображает всевозмож-
ные реальные или виртуальные линейные, плоскостные и объёмные формы объектов и полей из множества объектов всевозможных
масштабов. В том числе формы искривлённых линий, искривлённых квадратов и искривлённых кубов. Таким образом, пространство
вакуума является одновременно пространством геометрии Евклида (голограммы базового кубического форматирования), Ло-
бачевского (голограммы фокуса притока потоков частиц материи) и Римана (голограммы фокуса истока потоков частиц материи).

Рис. 3. Схема топологии протона в сечении в плоскости экваториального квадрата замкнутого электростатического поля
(слева) и в сечении в плоскости оси магнитного диполя через плоскости квадратов замкнутого магнитного поля (справа).
Мы предполагаем, что голографическое форматирование вакуума потоками квантов материи вакуума: электрино, антиэлектрино,
магнитонов, антимагнитонов, фотонов (возможно, и квантов предшествующих уровней материи), в том числе являющихся деталями
элементарных квадратных плоскостей и кубических объёмов, формируют реальные и виртуальные квантовые объекты материи.
Которые называют нейтрино, нейтрон, протон, электрон. А также элементарные частицы: пионы, каоны, гипероны, резонансы и т. д.
То есть, материя вакуумных уровней может формироваться и в не атомные квантовые объекты, имеющие квантовый электростати-
ческий заряд и (или) дипольное магнитное поле. Эти элементарные частицы не являются атомной материей. Возможно, лишь часть
этих элементарных частиц можно признать аналогами ядер атомов и электронных облаков атомов, то есть, признать как бы истинно
элементарными частицами. Которые можно классифицировать в частную периодическую систему элементов вакуумных уровней
материи (мультиплет). Вероятно, все остальные элементарные частицы, являются некими аналогами двухатомных и многоатомных
молекул из истинно элементарных частиц, с разной топологией их строения.
Мы предполагаем, что в объёме пространства протона, попавшие в него извне антиэлектрино, отражаются от пределов горизонтов
реального бытия протона как от зеркала в форме своего зеркального антипода — электрино, которому горизонт событий реального
бытия протона не препятствует выходу вовне в форме электрино (рис. 3, левая схема). Аналогично, в объёме пространства электрона,
попавшие в него извне электрино отражаются от пределов горизонта реального бытия электрона как от зеркала в форме своего зеркаль-
ного антипода — антиэлектрино, которому горизонт реального бытия электрона не препятствует выходу вовне в форме антиэлектрино.
Вероятно, протон есть своего рода квантовый лазер, который со всех сторон поглощает антиэлектрино и во все стороны из-
лучает электрино. В южном полюсе поглощает антимагнитоны и излучает магнитоны, а в северном полюсе поглощает магнитоны
и излучает антимагнитоны. Электрон есть своего рода квантовый лазер, который со всех сторон поглощает электрино и во все сто-
роны излучает антиэлектрино. В южном полюсе поглощает антимагнитоны и излучает магнитоны, а в северном полюсе поглощает
магнитоны и излучает антимагнитоны.
Скорость движения магнитонов можно измерить с помощью устройства с быстро срабатывающей заслонкой из такого ма-
териала, который не пропускает свет и магнитное поле. Заслонкой может быть диамагнитная платина из железа или никеля. Эта
заслонка должна работать перед полюсом длинного прямолинейного сильного магнита или сильного электромагнита и перед лазе-
ром, направленными на детекторы магнитного поля и света, удалёнными на одинаковое расстояние от заслонки этого устройства.
Мы предполагаем, что могут быть вещества или конструкции из нескольких веществ, которые могут являться магнитными
конденсаторами и (или) магнитными аккумуляторами.
Сильные постоянные магниты могут применяться в конструкции магнитных двигателей, совмещённых с генераторами элек-
трического тока. Магнитные двигатели могут работать на неисчерпаемой экологически чистой, повсеместно доступной энергии
изотропных потоков квантов материи вакуума. Магнитным двигателям и магнитным движителям для их работы не требуется
какое-либо расходуемое органическое или неорганическое топливо, или внешний источник электрической энергии1.
Совмещённые с генераторами электрического тока магнитные двигатели могут применяться в индивидуальных устройствах
беспроводной связи (рациях, сотовых телефонах, смартфонах, планшетных компьютерах), в переносных и настольных компьюте-
рах. А также во множестве других бытовых, промышленных и сельскохозяйственных электронных и электрических устройствах
и системах. Например, на транспорте, на космических аппаратах, в технических роботах и автоматах, и т. д. Магнитные движители
можно будет применять на космических аппаратах в качестве силовых разгонных, поворотных, тормозных устройств без отброса
массы. При снижении остаточной намагниченности сильных постоянных магнитов до предела работоспособности магнитных
двигателей, что происходит через 50–70 лет, требуется извлечь ослабевшие магниты, вновь их намагнитить и вернуть обратно.

1 
Макеев А.К. Магнитный двигатель и магнитный движитель. Научно-техническая библиотека. 22 марта 2012. 107 с. URL: http://www.sciteclibrary.
ru/rus/catalog/pages/11868.html (дата обращения: 06.02.2013).
Section 2. Physics 59

Синергия функции и структуры реального бытия вселенной проявляется равно пропорциональным ростом количества материи вакуу-
ма, энергии и вещества, как бы постоянно повсеместно текущим Большим Взрывом рождения, роста и эволюции материи и всей вселенной.
Рост количества материи энергии физических полей и инерции-массы вещества нагревает недра планет и звёзд и увеличивает их массу.
В натуральной последовательности элементов атомных уровней материи это проявляется космологическим равным пропорци-
ональным ростом величины атомной массы и электростатического заряда отдельных ядер атомов всех элементов и электронных
облаков соответствующих атомов. В интеграции с космологической эволюцией ядер атомов и электронных облаков атомов в вечно
текущих циклах поглощения и испускания ядрами атомов недостающих в них или избыточных в них нейтронов, протонов или
антипротонов, электронов или позитронов, альфа частиц, ядер атомов лёгких элементов или более тяжёлых элементов.
Мы предполагаем, что f‑элементы могут иметь такие свойства, которые позволят нам регистрировать очень слабые информаци-
онные сигналы, модулируемые на потоках реальных и (или) виртуальных магнитонов, электрино, фотонов, нейтрино, нейтронов,
электронов и протонов. И (или) на потоках других качеств реальных и виртуальных частиц материи вакуума, места которых пред-
положены перед электрино в Матрице автоматизма материи (МАМ, МАМа) — общей классификационной периодической системе
элементов вакуумных и атомных уровней материи (таблица 2)1.
Таблица 2.
Матрица автоматизма материи (МАМ; МАМа), табличная вертикальная форма2.

1 
Макеев А.К. Система естественных циклов автоматизмов материи. Материалы 1-ой международной научно-практической конференции
«Перспективы развития естествознания в 21 веке» // Апробация. Ежемесячный научно-практический журнал, № 2, 2012. 110 с., С. 88-100.
2 
Мейер Ю. Л., 1862, 1864, 1870; Менделеев Д. И., 1869, 1870, 1902; Вебер А., 1905; Резерфорд Э., 1911; Мозли Г., 1913; Бор Н., 1913; Жанет Ч.,
1928; Макеев А. К., 2000, 2010, 2013.
60 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

Зная, что электрино и магнитоны движутся намного быстрее света, можно строить такие устройства, которые будут передавать
и принимать информацию, переносимую на потоках магнитонов и (или) электрино, как новых носителях информации.
Возможно, электростатическую и магнитную составляющие фотонов можно модулировать разными сигналами, защищая и уве-
личивая плотность передачи информации. И можно будет строить магнитонные и (или) электринные телескопы и микроскопы; био-
принтеры и био-корректоры, излечивающие молекулы клеток живых организмов от повреждений, излечивающие от старости и даже
от смерти технологией регенерационного голографического синтеза нового тела умершим достойным здравомыслящим людям.
Быть может, реально создать устройства и системы энергетики, например, магнитные двигатели и магнитные движители, основанные
на неисчерпаемой экологически чистой, повсеместно доступной энергии потоков квантов материи вакуума. Возможно, удастся создавать
системы связи на потоках магнитонов или электрино, как основы технологий передачи и приёма информации на скорости в десятки,
тысячи и миллионы раз быстрее света, совмещая потоки фотонов и магнитонов (?). Это может позволить установить диалоговую связь
с интеллектуальными существами Высокоразвитых Цивилизаций нашей Галактики и других галактик. В реальном масштабе времени.
Вероятно, навстречу (и перпендикулярно?) каждому кванту физического поля в вакууме движется такого же типа квант (и анти-
квант?), в виртуальном или реальном качестве-изомерии бытия. Если эта гипотеза верна, тогда можно создать технологии из-
бирательного чтения информации с тех потоков виртуальных фотонов, электрино, магнитонов, спейсонов и т. д., которые несут
интересующую нас информацию. Просто посылая в любом направлении информационный сигнал по теме нужной информации.
И встречно (или с противоположной стороны, или с направлений в перпендикулярной плоскости) получая информацию по этой же
теме. Возможно с ещё неизвестными нам знаниями.
Выводы и обсуждение
В наших теоретических исследованиях получены следующие результаты. Дано обоснование того, что натуральный ряд количествен-
ных величин в математике должен быть дополнен понятиями величин, предшествующих величинам два и единица и дополнен понятием
величины естественный масштабный предел каждого конкретного участка натуральной последовательности величин. Дано обоснование
тому, что количественная величина единица является не просто простой количественной величиной, но чудесной, не вполне самодо-
статочной количественной величиной, имеющей потенциал интеграции с величиной комплементарная единица. И имеющая потенциал
космологического роста-рождения из себя величины комплементарная единица в течение конкретного интервала времени. Дано обо-
снование необходимости преобразования математики из оторванной от физической реальности абстракции в физическую математику.
Физическая математика должна отображать физическую реальность. С обязательным учётом повсеместно проявляющейся неистощимой
синергии космологического равного пропорционального роста количества виртуальной и реальной материи.
Дано объяснение сути времени, как синергии автоматизма функции бытия. И дано объяснение сути пространства, как синер-
гии автоматизма структуры бытия. Синергия времени и пространства является беспредельно вечной повсеместно действующей
неистощимой энергией всеобщей относительности бытия с обратной связью причины и следствия равного пропорционального
много локального многоуровневого космологического роста количества материи с эволюцией материи в разные качества и формы.
Дано объяснение физической сути электростатики и магнетизма как физических полей, состоящих из потоков квантов этих
полей. Построена умозрительная модель строения материи вакуума и фотона. Из этой модели следует, что потоки квантов электро-
статического и магнитного полей в составе материи фотона в их векторах движения имеют скорость в корень квадратный из двух
раз быстрее скорости системы материи фотона в его векторе движения.
В нашей умозрительной модели материи вакуума потоки виртуальных и реальных квантов электростатического и магнитного
полей естественной топологией форматируют пространство. Выстраиваясь в замкнутые в себе элементарные плоскостные ква-
дратные поля. А эти элементарные квадраты замкнутых на себя физических полей выстраиваются в элементарные кубические
голограммы, накладывающиеся друг на друга и проникающие друг в друга.
Описано явление многоуровневого топологического излучения и поглощения отдельностей материи меньших масштабов каж-
дым из множества объектов и полями из множества объектов, составляющих функцию и структуру качеств и свойств объектов
больших масштабов.
Модель механистической гравитации швейцарского математика Никола Фатио де Дюилье и швейцарского физика Жоржа-Луи
Ле Сажа развита в теорию голографической инерции-массы-гравитации, отображающей испускание, отражение и поглощения
материальными объектами потоков квантов топологического излучения материи. Эта объёмная голографическая модель объяс-
няет явление инерции, массы и гравитации как результат интегрального действия внутренних и внешних сил. Результат действия
внутренних сил каждого объекта проявляется топологическим излучением в вакуум квантов электростатического поля (и других
полей?) во все стороны и потоков квантов магнитного поля из двух магнитных полюсов. В результате этого каждый материальный
объект реактивно отталкивается от всех сторон внешней среды внутрь самого себя, что является внутренней причиной инерции,
массы, гравитации, качеств и свойств. Излучённые в вакуум из каждого из множества объектов материи потоки виртуальных и ре-
альных квантов топологического излучения в форме потоков квантов электростатического поля и потоков квантов магнитного поля
(и квантов других полей?) интегрально давят со всех сторон на каждый из материальных объектов, что является внешней причиной
инерции, массы, гравитации, качеств и свойств реального бытия функции и структуры материальных объектов.
Сформулированы научные положения о том, что вакуум является активной материей, участвующей во всех типах, формах и ви-
дах явлений, качеств и свойств, всех контактных и дистанционных взаимодействий всех объектов и полей из множества объектов.
Предлагается умозрительная модель материальной голограммы всех объектов, как формирования из множества тоновых и обе-
ртоновых областей пространства материи вакуума. В градации истока энергии изнутри вовне во все стороны. От большей плотности
к меньшей плотности, и от меньших масштабов к большим масштабам занимаемого объёма пространства. И в градации притока
энергии извне внутрь со всех сторон. От меньшей плотности к большей плотности, и от больших масштабов к меньшим масштабам
занимаемого объёма пространства. В реальности образуются и функционируют и обратные градации. От меньшей плотности вовне
во все направления или в одном или нескольких направлениях в большую плотность. И со всех сторон или с одного или нескольких
направлений внутрь от большей плотности к меньшей плотности.
Закон космологического роста объёма пространства, открытый в астрономических наблюдениях американским астрономом
Эдвином Пауэллом Хабблом (1929), мы дополнили и развили в космологический закон синергии равного пропорционального
роста величины функции времени бытия и структуры пространства объёма материи вакуума, энергии физических полей
и инерции-массы вещества (1996, 2012, 2013). Космологический рост количества материи объясняется результатом небольшого
преобладания топологии сил отталкивания потоками топологического излучения во все стороны над силами давления со всех
Section 2. Physics 61

сторон потоков топологического излучения относительно каждого объекта материи. В результате чего строго определённая доля
виртуальных частиц материи за определённый интервал времени становится реальными частицами. Получая индукцией от других
виртуальных и реальных частиц недостающую энергию функции и структуры реального бытия. Этот космологический закон
отображает синергию времени и пространства — первооснову функции и структуры всех типов, форм и видов материи бес-
предельно вечной вселенной.
Предлагается понимать вселенную как самодостаточную беспредельно вечную беспредельно бесконечную многоуровневую
много локальную самоорганизующуюся материальную голограмму, которая равно пропорционально растёт количеством материи
вакуума, энергии и вещества, как бы постоянно повсеместно текущим Большим Взрывом рождения, роста и эволюции материи
всей вселенной. Что проявляется космологическим ростом величины атомной массы и электростатического заряда ядер атомов
и электронных облаков атомов. И проявляется космологической эволюцией ядер атомов и электронных облаков атомов в вечно
текущих циклах поглощения и выделения ядрами атомов нейтронов, протонов или антипротонов, электронов или позитронов,
альфа частиц, ядер атомов лёгких элементов и более тяжёлых элементов.
Многоуровневая много локальная топология равного пропорционального космологического роста количества материи дока-
зывает беспредельную вечность, беспредельную бесконечность и самодостаточность синергии автоматизма функции и структуры
реального бытия вселенной. Доказывает противоречие здравой логике, достоверным наблюдательным и экспериментальным фактам
ложных измышлений в мистиках, религиях, идеологиях и науках как представлений об одномоментном сотворении волшебным
супер существом богом из ничего не увеличивающегося и не уменьшающегося в последующем сразу всего совокупного количества
энергии-массы материи вселенной когда-либо в прошлом. Доказывается ложность представления о том, что беспредельное расши-
рение вселенной приведёт к распаду всех объектов до полной тепловой смерти вселенной. И доказывает ложность представления
о том, что когда-либо в будущем расширение объёма пространства вселенной сменится сжатием до схлопывания в точку-область
ничтожно малого масштаба всего объёма пространства и энергии-массы.
Знания о функции и структуре материи вакуума могут быть реализованы в новой энергетике, основанной на экологически чи-
стой, неисчерпаемой, повсеместно доступной энергии изотропных потоков квантов материи вакуума. Устройствам и технологиям,
основанным, например, на магнитной энергетике, не потребуются затраты каких-либо видов топлива или внешних источников
электрического тока. Такие устройства радикально преобразят промышленность, сельское хозяйство, инфраструктуру поселений;
функцию и структуру всего человечества; жизнь, быт и мировоззрение каждого человека.
Такие устройства и технологии, в том числе технические роботы и автоматы, освободят для интеллектуального творчества самооб-
разования, исследований, изобретательства; занятий литературой, музыкой, искусствами и общения каждого желающего того человека.
Освободят от каждодневного выполнения многих видов рутинного физического и (или) информационного труда. Безвозмездно обе-
спечат каждого человека индивидуально с ним согласованными всеми жизненно необходимыми и цивилизационно желательными
потребительскими ценностями наивысшего качества в полном ассортиментном комплексе. Не меньше жизненно и цивилизационно
необходимого, но не больше биологической, цивилизационной и экологической достаточности каждого ассортиментного вида.
Исчезнет социальная и имущественная дискриминация людей. Социальное забвение, имущественная и потребительская нище-
та большинства тружеников и творцов жизненно и цивилизационно необходимых потребительских ценностей, научных знаний,
изобретений и произведений искусств; при паразитизме бандитизма, грабительского посреднического мошенничества, или блажи
властной тирании, чванстве социальной статусной элитарностью и гипер избыточной имущественной и потребительской роскошью
ничего потребительски полезного не производящего меньшинства.
Огромное преимущество теоретического научного творчества над опасными физическими экспериментами и (или) математическими
вычислениями абстрактных величин, оторванных от физической реальности, доказывается изложенными здесь результатами нашего ин-
туитивного познания в интеграции с невербальным и вербальным логическим описанием и моделированием. Творчества, породившего
много новых фундаментальных научных понятий, научных открытий, теорий и изобретений в нескольких направлениях и областях знания.
Если наша статья не может считаться фундаментом единой теорией поля, тогда теорией чего она является?

Martsenyuk Ludmila Stepanovna, Institute for nuclear researches NАS of Ukraine


The senior scientific employee of a department of nuclear processes theory
Марценюк Людмила Степановна, Институт ядерных исследований НАН
Украины, старший научный сотрудник отдела теории ядерных процессов

Application of ion-beam technologies for creation andmodification


of integral optic elements properties
Применение ионно-лучевых технологий для получения
имодификации свойств элементов интегральной оптики
Введение
Интегральная оптика возникла в связи с необходимостью создания устройств, которые, используя все преимущества в передаче
сигналов волоконно-оптическими системами, позволили бы проводить целенаправленные манипуляции излучением, поступающим
из оптического волокна на вход интегрально-оптической схемы. Преобразованный сигнал также по волокну передается к потреби-
телю. К таким преобразованиям можно отнести следующие: модуляция оптического сигнала (по интенсивности, фазовая, частотная,
поляризационная), вращение плоскости поляризации, удвоение частоты, фильтрация сигнала, усиление сигнала, лазерная генерация
под воздействием поступающего сигнала, детектирование оптических сигналов, мультиплексирование и ряд других.
Как следует из 1, центральным элементом интегральной оптики является волновод (полосковый, планарный или заглубленный),
образовываемый в оптически прозрачных средах (рис. 1).

1 
Тамир Т. Волноводная оптоэлектроника. М.: «Мир». 1991. 575 с.
62 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

Рис. 1. Схема операций, осуществляемая интегрально-оптическим устройством


в электрооптических и магнитооптических кристаллах
Поэтому главной технологической задачей и является формирование таких волноводов. Для того чтобы свет мог распростра-
няться по волноводу, необходимо, чтобы показатель преломления в нем был меньше, чем в основном материале.
К наиболее перспективным для задач интегральной оптики относятся электрооптические и магнитооптические кристаллические
диэлектрики. Основными из них являются: ниобат лития, кварцевые и другие стекла, некоторые полупроводниковые соединения.
Основная часть
Для создания интегрально-оптических элементов выбор удачной технологии является решающим. Поэтому необходимо в общих
чертах рассмотреть процессы, приводящие к изменению показателя преломления в различных материалах при ионной имплантации.
Идея создания волноводов ионно-лучевыми методами основывалась на возможности целенаправленного изменения структуры
участков оптического материала путем облучения его различными частицами, что приводит к изменению плотности, а, следова-
тельно, и показателя преломления.
Минимальное изменение показателя преломления ∆n min , необходимое для формирования волновода 1, определяется из формулы:
2
1 1
∆n min ≥   ,
32n  d 
где λ— длина волны излучения, d — толщина волновода.
Такое изменение можно проводить любыми частицами, но для создания качественных волноводов с малым ослаблением све-
товой волны необходимо учитывать происходящие при этом процессы. Наиболее удобными для создания локализованных участков
оказались положительно заряженные частицы: протоны, дейтроны и ионы; очень часто используются ионы He + , электроны. По-
ложительные частицы и ионы используются как для проведения структурных изменений, так, в некоторых случаях, и для внедрения
легирующих добавок и осуществления других химических изменений, в том числе, ядерного легирования.
Изменение показателя преломления можно оценить по формуле Лоренц-Лоренца 2:
 ∆n   (n − 1)(n + 2)   ∆V ∆α
2 2

 =
   + +F ,
 n   6n 2
 V α 
где V— объем, α— поляризуемость, — F величина, рассчитываемая из структурных изменений в материале.
Таким образом, вклад в величину вносят изменения плотности и поляризуемости вещества. Для диэлектриков существенным
является изменение плотности, а для полупроводников — обе составляющие.
Как известно, энергетические потери ионов в веществе происходят как за счет взаимодействия с электронами, так и в результате
ядерных столкновений. При этом если частицы достаточно быстрые, происходит ионизация электронов, при меньших энергиях —
смещение атомов. Поэтому обычно наблюдаются две характерные области на кривой зависимости показателя преломления: область
электронных взаимодействий и область ядерных столкновений. При удачном выборе типа иона первая область, как правило, вос-
станавливается в результате последующего за имплантацией отжига.
Волноводные участки формируются, в основном, в области конца треков заряженных ионов, поэтому глубина залегания этих
участков определяется длиной пробега ионов. Длина пробега зависит от энергии, массы и атомного номера частиц, а также опреде-
ляется свойствами материала: его состоянием, температурой, направлением распространения пучка (для кристаллов), плотностью
и другими параметрами. Ширина участков с измененной плотностью возрастает с уменьшением энергии частиц, так как при этом
увеличивается разброс длин пробегов.
В полупроводниковых соединениях на величину показателя преломления влияет концентрация свободных носителей. Воз-
никающие при облучении различные дефекты являются центрами захвата этих носителей, образуя, обычно, глубокие уровни в за-
прещенной зоне. В результате происходит уменьшение концентрации свободных носителей и увеличение показателя преломления.
Величина изменения при изменении концентрации свободных носителей определяется из формулы 3:
e2
∆n = (N s − N c )
2πε 0m ∗ω 2
где e - заряд электрона; N s и N c - концентрация свободных носителей в материале и облученном слое; m∗ - эффективная масса
заряда; ω - круговая частота света с длиной волны λ , ε 0 -диэлектрическая проницаемость вакуума.

1 
Namba S., Aritome H., Nishimura T. at al. Optical waveguides fabrication by ion implantation. J. Vac. Sci. and Technol. V. 10. № 5. 1973. P.936–940.
2 
Townsend P. D. An observiev of ion-implantation waveguide profiles. Nucl. Instrum. and Meth. B 46. 1990. P.18–25.
3 
Редько В. П., Штейнгарт Л. М. Состояние и перспективы использования метода ионного облучения для изготовления волноводов и схем
интегральной оптики. Зарубежная радиоэлектроника. № 1. 1977. С. 81–98.
Section 2. Physics 63

В полупроводниках оптические волноводы в ряде случаев формируются облучением частицами с низкими энергиями (порядка
нескольких кэВ) за счет воздействия, в основном, на поверхностный слой. Энергии более 100 кэВ применяют для генерации дефек-
тов, вызывающих изменение плотности свободных носителей.
Ионы с тяжелыми массами позволяют производить как структурные, так и химические изменения.
Создание волноводных структур в полупроводниковых материалах является важной задачей в связи с перспективой создания
в единичном кристалле всего комплекса необходимых для функционирования интегрально-оптических схем преобразований типа:
генерация, модуляция, детектирование и т. д., что практически невозможно осуществить в других материалах. Наиболее широко ис-
пользуемыми, в силу уникальности характеристик и доступности, являются GaP и  GaAs , а также гетероструктуры типа GaAlP ,
GaAlAs на их основе. Используются также и другие соединения типа A3 B5 , A2 B6 , что позволяет изготавливать различные изделия,
в том числе и лазеры.
Учитывая высокие нелинейно-оптические характеристики и высокую фоточувствительность следует отнести к перспективным
для оптоэлектроноки материалам широкозонное полупроводниковое соединение — дифосфид цинка ( ZnP2 ) тетрагональной мо-
дификации ( α − модификации).
Как показано в 1, для формирования волновода за счет создания участка с пониженной концентрацией свободных носителей
необходимо, чтобы:
π 2c 0m ∗ε 0
∆N = N s − N c ≥ ,
4e 2d 2
где c 0  — скорость света в вакууме.
Если учитывать только изменения ∆N , то минимальная концентрация N s должна быть 6·10 17 и 1,5·10 18 см‑3 для кристаллов
GaAs и GaP соответственно. Так в 2, при облучении протонами с энергией 300 кэВ и дозах до 2·10 15 см‑2 монокристаллов GaAs были
сформированы волноводы с глубиной залегания 3 мкм. Значение N s для необлученных образцов составило 2·10 18 см‑3.
Учитывая такие данные, была предпринята попытка создания волновода в монокристаллах дифосфида цинка тетрагональной
модификации. Как известно 3, эти кристаллы являются непрямозонными полупроводниками с  шириной запрещенной зоны
2.05 эВ. Нелегированные кристаллы имеют p - тип проводимости и изменить тип проводимости можно введением добавок In или
Ga в процессе выращивания 2. Облучение протонами с энергиями 500 кэВ — 1 МэВ при дозах до 10 16 см‑2 специально нелегирован-
ных и легированных Ge монокристаллов ZnP2 позволило получить слои неоднородности с глубиной до 7–10 мкм, которые, веро-
ятно, могут, при дальнейшей обработке, проявить себя как сформированные в кристалле полосковые волноводы. Поверхности
облученных монокристаллов стравливались в составе кислот HNO3 : HCl = 1 : 1 для определения глубины проникновения про-
тонов и изучения свойств облученных кристаллов.
Как указано в 4, введение в процессе выращивания примесей In или Ga позволяло получать монокристаллы ZnP2 n − типа
проводимости, сопротивление которых уменьшалось на девять-десять порядков по сравнению с нелегированными кристаллами
и наиболее высокоомными кристаллами, легированными Ge ; на столько же возрастала концентрация носителей. По цвету кри-
сталлы n − типа были совершенно черными (в отличие от нелегированных монокристаллов, которые имеют ярко-красный цвет),
а цвет кристаллов, легированных Ge , был темным и зависел от количества вводимой примеси. Исследования электрофизических
характеристик 2 показали, что при введении In и  Ga проявляются донорные уровни в запрещенной зоне с энергиями вблизи E v +
0,22 эВ и  E v + 0,50 эВ, возникновение которых и приводит к изменению типа проводимости.
При облучении ZnP2 обнаруживалось поглощение в облученном слое монокристаллов, обусловленное, по-видимому, появле-
нием глубоких компенсационных уровней. Механизм возникновения таких уровней исследовался в 5 где изучались облученные
протонами и другими частицами монокристаллы ZnP2 и обнаружено, что облучение протонами ведет к изменению в них концен-
трации глубоких безизлучательных центров.
Для некоторых образцов (нелегированных и легированных Ge ) обнаруживалась более темная полоска на глубине порядка 10 мкм
от поверхности кристалла. Возможно, за ее образование ответственны дефекты, вносимыми протонами в области конца их треков,
и она соответствует участку с измененным показателем преломления. Создание такого участка и требуется для формирования волно-
вода, который будет пропускать световой сигнал внутри кристалла, или же удерживать электромагнитное излучение в приповерхност-
ной области (в зависимости от знака изменения показателя преломления в участке). Для окончательного выяснения природы слоев
неоднородностей и установления возможности формирования качественных волноводов таким способом необходимы дальнейшие
исследования. В эти исследования должен быть также включен и комплекс работ по отжигу облученных образцов.
ЗаключениеПроанализированы технологические особенности создания оптических волноводов при использовании различных
ионно-лучевых технологий в перспективных для оптоэлектроники материалах. Указано, что одним из таких материалов может быть
дифосфид цинка тетрагональной модификации. Сделана попытка сформировать полосковый волновод за счет облучения потоком
протонов монокристаллов этого соединения как специально нелегированных, так и с примесями Ge , введенными в процессе вы-
ращивания. Для окончательного выяснения вопроса о пригодности такого метода для создания качественных волноводов необхо-
димы дальнейшие исследования.

1 
Редько В. П., Штейнгарт Л. М. Состояние и перспективы использования метода ионного облучения для изготовления волноводов и схем
интегральной оптики. Зарубежная радиоэлектроника. № 1. 1977. С. 81–98.
2 
Garmire H., Stoll H., Hansperger R. G. Optical waveguiding in protonimplanted <<Eqn0053.eps>>. Appl. Phys. Lett. V. 21. № 3. 1972. P. 83–88.
3 
Рудь В. Ю., Рудь В. Ю., Вайполин И. В. и  др. Фоточувствительные структуры на  монокристаллах ZnP2  моноклинной и  тетрагональной
модификаций: получение и свойства. Физика и техника полупроводников. Т. 43. Вып. 7. 2009. С. 890–896.
4 
Januśkevićuis Z., Marceniuk L. Sakalas A. Sodeika A. Elektrical Properties of Doped <<Eqn0054.eps>> ZnP2 Single Cristals. Phys. Stat. Sol. (a). 59.
1980. K 139–141.
5 
Кудін А. П., Тартачник В. П., Литовченко П. Г. та ін. Випромінювальна рекомбінація в опроміненому дифосфіді цинку.- Укр.. фіз. журн. Т. 47.
№ 1. 2002. С. 85–89.
64 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

Section 3. Philology and linguistics


Aznacheeva Elena Nikolayevna, Chelyabinsk State University,
Professor of the German Department
Mamonova Yuliya Vakhtangovna, Chelyabinsk State University,
Head of the English Department
Азначеева Елена Николаевна, Челябинский государственный университет,
профессор кафедры немецкого языка
Мамонова Юлия Вахтанговна, Челябинский государственный университет,
зав. кафедрой английского языка

Linguistic means expressing personal identity in autobiographical prose


Лингвистические средства выражения идентичности
личности в автобиографической прозе
The purpose of the article is modeling of the autobiography author linguistic personality and attempting to suggest the autobiographer
typology on the basis of autobiographical works of B. Franklin, H. Ford, G. Kohl, G. Schröder, H. Hesse, A. Christie and Archimandrite Tikhon.
Theoretical and epistemological foundations for the linguistic personality model comprise three levels: 1) verbal-semantic 2) lingvo-
cognitive 3) motivational pragmatic (Karaulov, 2010). The latter includes motives for activity, as well as communication strategies and tactics
that help to achieve the objective.
The analysis of the autobiographical works allows to elicit three main incentives of the authors: personal self-identification, self-presentation
and creative self-expression (hedonistic motive). Self-expression incentive is the leading one in autobiographies of creative personalities, such as
A. Christie, H. Hesse and partly B. Franklin, but its most realization is found in A. Christie’s work, as her main motive was the pleasure she got
from the process of recalling and creating the autobiography: So what I plan to do is to enjoy the pleasures of memory — not hurrying myself —
writing a few pages from time to time. It is a task that will probably go on for years. But why do I call it a task? It is an indulgence (A. Christie, URL).
The self-presentation motive in politicians’ autobiographies is realized in modeling of their own positive image, positioning themselves as
an ideal type of personality that may be used as a model for others.
Thus, an autobiographer is shown as an ideal politician (B. Franklin) or entrepreneur (H. Ford). They may have had some weaknesses that
have been overcome at some life moment: Ich hoffe, dass ich — gewiss mit Ausnahmen — dieser Dickfelligkeit entgehen konnte (Schröder 2006,
p. 28) Such an autobiography type we call a model or behavioral type, as it presupposes creation of a particular behaviour model in contrast to
the other autobiography type which we call discursive as there is no finality or completeness of the creator’s personality (A. Christie, H. Hesse,
G. Shevkunov).
As image creation is a long-term planned activity aimed at achieving some social status, self-presentation can be seen as a communicative
strategy realized in definite tactics usage. One of them is the augument from authority or personal achievement: Having emerged from the poverty
and obscurity in which I was born and bred, to a state of affluence and some degree of reputation in the world, and having gone so far through life
with a considerable share of felicity, the conducing means I made use of, which, with the blessing of God, so well succeeded, my posterity may like
to know, as they may find some of them suitable to their own situations, and therefore fit to be imitated (Franklin, URL).
Another tactic of self-presentation consists in the life principle and credo formulation: For instance, I do not consider the machines which
bear my name simply as machines. If that was all there was to it I would do something else. I take them as concrete evidence of the working out of
a theory of business, which I hope is something more than a theory of business — a theory that looks toward making this world a better place in
which to live (Ford, URL).
The communicative strategy of self-presentation in B. Franklin’s and H. Ford’s autobiographies is based on social identification which can
be realized either in the adjustment or opposition process (the converged or divergent tactic).
G. Schröder in his autobiography while criticizing opponents or even allies doesn’t set himself against the society, but fits himself into the
existing system.
Unlike G. Schröder, H. Ford doesn’t adjust to the surroundings but changes the very system advocating and promoting his own value
system: Repetitive labour — the doing of one thing over and over again and always in the same way — is a terrifying prospect to a certain kind of
mind. It is terrifying to me. I could not possibly do the same thing day in and day out, but to other minds, perhaps I might say to the majority of
minds, repetitive operations hold no terrors. In fact, to some types of mind thought is absolutely appalling (Ford, URL). In “My Life and Work”
he models an ideal bourgeois middle-class society and at the same time appears as an ideal entrepreneur. In this autobiography the didactive
and educating functions dominate as in B. Franklin’s one.
On the lingvo-cognitive level autobiographies differ in the material selection principle: chronological or thesaurus narration. Thesaurus
narration prevails in the politicians’ autobiographies. Thus, we can find the following biogrammemes (M. Epstein’s term) in G. Schroeder’s
work: career, politics, history (responsibility problem), sport, background, education; in H. Ford’s autobiography: machine, work, people, law, good
and evil. In «Несвятые святые» Archimandrite Tikhon’s work they are belief, church, spiritual life. As for A. Christie’s autobiography such
biogrammemes describing her private life are widely used as childhood, family, close people, writing, travelling etc.
The didactive function dominates in thesaurus autobiographies, while chronological narration stresses the socialization process.
The motive of self-identification search is characteristic of creative personalities’ autobiographies and is realized in self-reflection, inner
dialogism and meta-position towards one’s own actions.
One of the main means of this motive realization is the revision tactic that is one’s own attitude shift towards life events, people from the past
and one’s self. This is particularly characteristic of H. Hesse’s work “Kurgast” where it determines the whole plot and composition of the narration.
Der Kurgast Hesse… war… der Gegenstand meines zuschauenden Ichs.
Section 3. Philology and linguistics 65

Dieser alte Hesse, dieses mir in der letzten Zeit etwas fremd gewordene und verlorengegangene Ich, war nun wieder da und schaute uns zu.
Es sah, wie er das Wasserglas… hin und her rückte, die Füße unter Stuhl bald streckte, bald anzog…
(Hesse 1977, p.162–163).
Recalling in A. Christie’s autobiography is the means for the personality integration attempt. Where was one then? It brings home to one
Peer Gynt’s question: ‘Where was I, myself, the whole man, the true man?’ We never know the whole man, though sometimes, in quick flashes, we
know the true man… I do not know the whole Agatha. The whole Agatha, so I believe, is known only to God. So there we are, all of us, little Agatha
Miller, and big Agatha Miller, and Agatha Christie and Agatha Mallowan proceeding on our way-where? (Christie, URL)
On the verbal-semantic level differences in types of autobiographers are seen in the self nomination ways. The personal pronoun WE is
used most often in self-presentation autobiographies. For instance, the pronoun I alternates with WE in G. Schroeder’s work, and H. Ford’s
model character is realized in the recurrent usage of inclusive WE which comprises all his contemporaries and (potentially) future generation
of capitalist America. Erstaunlich, wie schmählich wir in den heftigen Theoriedebatten damals bei den Jungsozialisten die Kultur vernachlässigt
haben. (Schröder, 2006, p. 33).
In contrast to the self-presentation type self-identification autobiographers prefer the ego-splitting tactic as manifestation of self-
reflection and distance between the object and subject of narration. In H. Hesse’s „Kurgast“ we can find various self-nominations:
ich/wir/Kurgast Hesse/der Mann/er/dieser Herr/derjenige/es. The alienation effect is strengthened by introduction of a neutral observer as well
as the usage of meta-text that is the author‘s commentary towards one‘s own description as a self-reflection object, distance discrepancy
between the narrator and the character.
Ego-splitting is also encountered in A Christie’s work: So there we are, all of us, little Agatha Miller, and big Agatha Miller, and Agatha
Christie and Agatha Mallowan, though it is not dominant, as in H. Hesse’s one. It is vague, unstable variable self that stands in contrast
to imperative inclusive WE in H. Ford’s work. The narrator’s distancing towards one’s own personality is expressed in self-criticism (H. Hesse)
or self-irony (A. Christie). Identification here is personal, the process of self-identification and integration is not complete, and the purpose
may be seen as strive for the individuation (K. Jung).
One more means for autobiographer typology on verbal-semantic level is lexical revision markers — recall, (not) remember, understand,
(not) know, realize, regret, change, meaning, etc. which are typical for some autobiographers (A. Christie, G. Shevkunov) and rarely used by
others (H. Ford).
The frequency and linguistic means for the revision tactic usage are the main markers of the self-actualization and personal self-identification
motive. The differences in this tactic application by different authors are seen in its frequency, time distancing (event estimation at the
actual moment and at the autobiography creation moment), estimation gradation, personal pronoun usage (whether the author shares the
responsibility for his mistakes with other characters).
Thus, the following characteristics can be taken as the basis for the autobiographer linguistic personality typology: leading motivation (creative
self-realization, personal self-identification and self-presentation); material selection (chronological and thesaurus); character’s image completeness
or openness (model or discursive type); usage of distancing markers (between the subject and object of narration); revision tactic usage.
Reference:
1. Archimandrite Tikhon (Shevkunov). «Nesvyatyie svyatyie» i drugiye rasskazy. — Moscow, 2011.
2. Christie, A. An autobiography//[Электронный ресурс]//URL: http://www.twirpx.com/about/search/?searchid=139800&text=agatha%20
christie%20an%20autobiography (дата обращения: 16.01.2013).Karaulov, Y. N. Russkii iazyk i iazykovaia lichnost. (The Russian language
and linguistic personality) Moscow, 2010.
3. Epstein, M. Dar slova. (A gift of a word). https://mail.yandex.ru/neo2/#message/219000000208737999.
4. Ford, H. My life and work//[Электронный ресурс]//URL: http://www.gutenberg.org/catalog/world/readfile?fk_files=3275814&pageno=1
(дата обращения: 16.01.2013).
5. Franklin, B. The autobiography of Benjamin Franklin//[Электронный ресурс]//URL http://www.gutenberg.org/catalog/world/readfile?fk_
files=3273617&pageno=3 (дата обращения: 16.02.2013)
6. Hesse, H. Kurgast: Aufzeichnungen von einer Badener Kur (suhrkamp taschenbuch). — Frankfurt/Main, 1977.
7. Schröder, G. Entscheidungen. Mein Leben in der Politik. — Hamburg: Hoffmann und Campe Verlag, 2006.

Bigunova Natalia Alexandrovna, I. I. Mechnikov Odessa National University,


Candidate of Sciences in Philology, Associate professor of The Theoretical and Applied English Phonetics Department,
Бигунова Наталья Александровна, Одесский национальный университет им. И. И. Мечникова,
кандидат филологических наук, доцент кафедры теоретической и прикладной фонетики английского языка

Conversation analysis of praise speech act (on the samples


from Modern English artistic discourse)
Конверсационный анализ речевого акта похвалы (на материале
современного англоязычного художественного дискурса)
Обоснование выбора говорящими языковых и неязыковых способов общения с учетом присутствующих у адресата предшеству-
ющих знаний и ожиданий, пояснение нарушений смены коммуникативных ролей, перехода от одного хода к другому представляется
возможным при помощи конверсационного анализа. Конверсационный анализ (КА) — методика эмпирического исследования
диалогической устной речи, которая используется в социолингвистике и дискурс-анализе 1.
Данная статья представляет собой попытку конверсационного анализа речевого акта похвалы.
Материалом исследования послужили тексты 52 современных англоязычных художественных произведений общим объемом
18380 страниц, из которых были отобраны 1696 высказываний положительной оценки. Самый большой массив образован высказы-

1 
Селіванова О. Сучасна лінгвістика: Термінологічна енциклопедія. – Полтава: Довкілля-К, 2006. – С. 245.
66 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

ваниями одобрения — 743 речевых эпизода (43.8% всех контекстов), несколько меньше высказываний похвалы — 627 эпизода (37.0%
всех контекстов); значительно меньше высказываний комплимента — 270 эпизодов (15.9% контекстов) и наименьшее количество
образует лесть — 56 эпизодов (3.3% контекстов).
Похвалу определяем как положительно-оценочный экспрессивный синкретический РА, который, в отличие от смежных поло-
жительно-оценочных актов, может быть направлен как на собеседника, так и на отсутствующего в коммуникативном пространстве
человека/людей. Объектами похвалы являются моральные и интеллектуальные качества, умения и поступки собеседника или от-
сутствующего при разговоре человека, а также внешность или манеры отсутствующего человека. Если РА похвалы касается качеств
и поступков собеседника, адресат сообщения и объект оценки совпадают; если в РА похвалы оцениваются качества и поступки
отсутствующего в момент речи человека, адресат и объект оценки различны.
Аналитики КА считают, что разговор является интерактивным процессом, во время которого значение и иллокутивная сила
высказываний обсуждаются собеседниками, а не обмен высказываниями с установленными говорящим иллокутивными силами.
«Разговор — это всегда согласованные действия как минимум двух участников, ни один из которых не может ограничивать свободу
действий другого. Но и свобода другого не безгранична. В каждый момент беседы есть определенный набор вариантов ее продол-
жения, из которых и предстоит выбрать второму говорящему» 1.
Одним из центральных понятий теории КА является «смежная пара» — упорядоченная пара высказываний, произнесенных
разными говорящими. «Смежная пара состоит из двух шагов (turns), совершенных двумя разными говорящими» (здесь и далее
перевод наш — Б. Н.) 2. Первое высказывание предполагает второе, и не любое последующее высказывание может быть этим вто-
рым. Д. Шиффрин обозначила первую реплику как инициативную, вторую — как респонсивную 3. Два коммуникативных шага могут
составить смежную пару «просьба-исполнение» или «вопрос-ответ».
«Коммуникативный шаг» в качестве формально-структурной единицы диалога определяется как фрагмент дискурса одного
говорящего, отграниченной речью других 4. Коммуникативные ходы осуществляются под контролем стратегии и тактики, их нельзя
рассматривать вне реакции партнера, поскольку в большинстве случаев именно ею обусловлен выбор коммуникативного хода 5.
Инициирующее высказывание говорящего подвергается интерпретации адресата, который предлагает свою интерпретацию в ответ-
ной реплике. Однако, интеракция на этом не заканчивается. Адресату может быть важно узнать, понял ли его реакцию говорящий, при-
емлима ли его реакция, и правильно ли адресат интерпретировал высказывание говорящего. Это может потребовать дальнейшего вклада
говорящего. Таким образом, в КА возникает еще одно образование — речевой эпизод, представляющее наибольший интерес для нашего
исследования. Термин речевой эпизод (sequence) наименее четко определен исследователями. Он так же, как и коммуникативный ход, со-
стоит из более, чем одного, коммуникативного шага. Иногда эпизод является смежной парой, иногда он состоит из трех или четырех шагов.
Согласно Дж. Синклеру и М. Каулсарду, анализировавших общение учителя и учеников на уроке, речевой обмен состоит из трех
ходов: инициирующий шаг учителя, респонсивный шаг ученика и послесловие учителя (follow-up) 6. Такого же мнения придержива-
ется и Эми Б. М. Цуи, настаивающий, что трех-звеньевой трех-членный эпизод более убедителен при описании базовой единицы
конверсационной организации, чем смежная пара. Он предлагает в качестве базовой единицы общения трех-членный обмен со сле-
дующими структурными элементами: инициация, реакция и послесловие 7.
Э. Мишлер отмечает, что так же, как и вопрос требует реакции, так и реакция также требует дальнейшей реакции от спраши-
вающего. Эта дальнейшая реакция, по его мнению, является знаком со стороны спрашивающего, что его вопрос получил ответ,
адекватный или неадекватный, подходящий или неподходящий 8.
Разновидностью речевого эпизода, включающего более двух шагов, является смежная пара, вставленная внутрь другой пары,
названная Э. Щеглофф вставным эпизодом (insertion sequence) 9. В свою очередь, Г. Джефферсон предлагает термин боковой эпизод
(side sequence), который несколько отличается от вставного эпизода Э. Щеглоффа. Боковой эпизод, который ученая квалифицирует
как эпизод сбоя (misapprehension sequence) состоит из более чем одной смежной пары: данный эпизод включает следующие шаги:
утверждение, недопонимание и разъяснение, а также возможный компонент эпизода — терминатор (знак завершения) 10. Следова-
тельно, по мнению Г. Джефферсон, боковой эпизод состоит из трех или четырех шагов.
Конверсационный анализ нашей выборки включает анализ речевых эпизодов, в которых высказывания похвалы представляют
собой инициирующие, реагирующие либо послесловные коммуникативные ходы. Мы не рассматривали боковые эпизоды, так как,
по нашему мнению, они не реализуют дополнительную иллокуцию, а только свидетельствуют о том, что коммуниканту не сразу
удалось выразить свою мысль.
Иллокутивными целями адресантов РА похвалы являются выражение положительной оценки; оказание положительного воздей-
ствия на эмоции адресата; а в случае, если адресат и объект положительной оценки совпадают — побудить его в дальнейшем к сходным
состояниям или действиям; создание благоприятной атмосферы общения. РА похвалы реализует стратегии как позитивной вежливо-
сти, предписывающей проявление внимания к собеседнику, так и стратегии негативной вежливости, предписывающей, в частности,
формулировать высказывание в смягчающей модальной упаковке. Высказывания похвалы могут вводиться для смягчения упрека,
недовольства, они помогают вежливо сменить тему и т. д.
Наблюдения над выборкой показывают, что мена коммуникативных ролей посредством ходов, входящих в структуру эпизода,
разворачивается следующим образом: адресант и адресат похвалы используют схемы: похвала — реакция, стимул — похвала;
стимул — реакция — похвала.

1 
Tsui A. B. M. Sequencing Rules and Coherence in Discourse//Journalof Pragmatics. – 1991. – #15. – P. 113.
2 
Schegloff E., H. Sacks. Opening up closings//Semiotica. – 7/4. – 1973. – P. 301.
3 
Schiffrin D. Approaches to Discourse. – Oxford: Blackwell, 1994. – Р. 127.
4 
Carlson L. Dialogue Games: An Approach to Discourse Analysis. – Dordrecht: Reidel, 1983. – Р. 9.
5 
Иссерс О. С. Коммуникативные стратегии и тактики русской речи. – М.: Изд-во ЛКИ, 2008. – С. 117.
6 
Sinclair J. M., Coulthard M. Towards an Analysis of Discourse. – London: Oxford University Press, 1975. – Р. 123.
7 
Tsui Amy B. M. English Conversation. – Oxford: Oxford University Press, 1994. – Р. 25.
8 
Mishler E. G. Studies in Dialogue and Discourse: an Exponential Law of Successive Questioning//Language in Society. – #4. –1975. – P. 32.
9 
Schegloff E. Notes on a conversational practice: Formulating place//Sudnow (Ed.) Studies in social interaction New York, NY: Free Press, 1972. – Р. 326.
10 
Jefferson G. Side Sequences//Sudnow (Ed.) Studies in social interaction New York, NY: Free Press, 1972. P. 317.
Section 3. Philology and linguistics 67

Иллокутивные цели адресантов похвалы реализуются инициативным ходом в 51.46% речевых эпизодов выборки. Следовательно,
выражая похвалу, адресант проявляет инициативу немного чаще, чем реагирует на высказывания собеседника. Приведем контекст,
в котором, рассказывая новость жене, инициатор оценивает поведение своей падчерицы: хвалит ее за мудрость. Коммуникативный
ход в этом случае включает два шага: декларатив и экспрессив:
“Garth,” said James with an in-the-know satisfaction that irritated Kate, “is trying to throw himself back. She’s handling him with
wonderful cool” 1.
Похвала зачастую выступает комплексным РА, включающим несколько коммуникативных ходов. В следующем эпизоде вслед
за первым инициирующим ходом похвалы, который состоит из трех шагов: экспрессива и двух декларативов, следует реагирующий
ход адресата похвалы, после которого адресант похвалы продолжает развивать свою мысль, приводя новые аргументы, в результате
чего второй коммуникативный ход адресанта похвалы содержит уже шесть шагов: экспрессив, четыре декларатива и еще один экс-
прессив. Адресат похвалы сразу принимает ее с удовольствием:
“You’ve excelled yourself,” I told him. “We’ve painted everything, and you haven’t even spilled one single drop of paint.” He went all silly,
“That’s the first time you’ve ever praised me.” “Well, you deserve it. You worked hard. You found the sale department. You chose the colour,
and now it looks an absolute treat. Well done, that man!” I swear Dicky blushed bright pink 2.
Похвала в форме реагирующего коммуникативного шага зафиксирована в 40.05% исследованных контекстов. Адресант похвалы
реагирует на поступки адресата, на его поведение, положительно оценивая их. Приведем пример, в котором мать рассказывает жен-
щине-детективу о том, что она старается относиться ровно ко всем своим детям и, в результате, слышит похвалу, которая в данном
эпизоде представляет собой реагирующий коммуникативный ход собеседницы:
“But my other children are also very important to me. I make no distinction between my children. They are all the same. Equal-equal.” “That’s
the best way to do it,” said Mma Ramotswe. “If you favour one, then that leads to a great deal of bitterness” 3.
В следующем эпизоде организатор свадебного торжества удостаивается похвалы заказчицы за то, что она готова к любой неожи-
данности на свадьбе и предусмотрела «запасные пути»:
“You have emergency rose petals?” I say in disbelief. “Sweetheart, I have every eventuality covered.” She twinkles at me. “This is why you hire
a wedding planner!” “Robin,” I say honestly. “I think you’re worth every penny.” I put an arm round her and give her a kiss 4.
Похвала как реагирующий коммуникативный ход может быть спровоцирована несправедливым с точки зрения слушающего
отрицательным высказыванием о третьем лице: в таком случае адресанту положительно-оценочного высказывания приходится
возражать собеседнику и «спасать лицо» несправедливо обиженного человека, как например, в такой ситуации:
“She’s probably bonkers,” said Greta. “I wouldn’t say that,” said Magnus. “She was highly intelligent and very sweet.” “How could you know?”
“I met her when I went to visit Margaret,” said Magnus 5.
Следует отметить, что в данном случае реагирующий ход похвалы не убеждает собеседника и он, с свою очередь, реагирует на по-
хвалу квеситивом, выражающим недоверие, и адресанту похвалы приходится совершать еще один поясняющий ход-декларатив.
Функция послесловия определяется многими исследователями как исключительно оценочная, что предопределяет выражение
части РА похвалы ходом послесловия. Реализация высказываний похвалы коммуникативным ходом послесловия (follow-up) на-
блюдается в выборке в значительно меньшей степени, чем инициирующим и реагирующим ходами, и составляет 8.49% контекстов.
Похвала в форме хода-послесловия выполняет функцию подтверждения результата общения, состоящего из инициирующего и ре-
спонсивного (ответного) ходов:
“I suppose you know they murdered their own Royal family?” “Yes, Miss Fay told us.” “Sensible woman, Alice Faye. One of the old school” 6.
В подобной ситуации инициатор речевого обмена отправляет запрос-квеситив и, получив утвердительную реакцию-декларатив,
приходит к выводу о положительных качествах третьего лица. Таким образом, возникает послесловие-экспрессив, выражающее похвалу.
Приведем еще один контекст, в котором Кити выражает похвалу своей собеседнице, Анне, от лица ее матери. Анна реагирует
экспрессивом-извинением, что вызывает удивление и протест Кити, и ее ход-послесловие включает декларатив и комплексную
похвалу в адрес матери Анны, состоящую из пяти шагов (прерываемых квеситивным ходом Анны, выражающим недоверие). В ре-
зультате вторая похвала в данном эпизоде (She’s so kind) понимается нами как послесловие:
Your mother,” she said to Anna, “thinks you are so clever to have found us.” Anna said hastily, “She doesn’t mean to be patronizing.” “Of course
not!” said Kitty in surprise. “She’s so kind.” Anna stared. “And brave,” said Kitty, taking out her needlepoint. “Brave?” Kitty unwound skeins of
pink and beige wool. “Brave. I’m not brave, so I always spot it in others” 7.
Похвала-послесловие выполняет функцию подведения итога обмена репликами. Например, ответом на инициирующий ход-
декларатив Меррион служит двухшаговый декларативный ход Алана: подтверждение и уточнение, после которого Меррион окон-
чательно формулирует свое положительно-оценочное мнение об обсуждаемом лице.
“I imagine,” Merrion said, “that once she’s on your side, she stays there.” “Just about,” Alan said. “Though she wouldn’t pull any punches.”
“I like her” 8.
Таким образом, применение конверсационного анализа к выборке позволяет констатировать, что в англоязычном художе-
ственном дискурсе РА похвалы функционирует в качестве инициирующего, ответного или послесловного коммуникативных ходов.
Наблюдается тенденция к преобладанию инициальной позиции (51.46% эпизодов похвалы). Адресант положительного высказы-
вания изначально готов поделиться своим положительно-оценочным отношением к объекту и поделиться своим положительным
эмоциональным «зарядом» с собеседником. Формулирование похвалы в качестве реагирующего шага происходит в 40.05% ситуа-
ций. Реализация похвалы коммуникативным ходом послесловия имеет место в значительно меньшей степени, чем инициирующим
и реагирующим ходами, и составляет всего 8.49% контекстов.
1 
Trollope J. The men and the girls. – London: Black Swan, 1993. – Р. 208.
2 
Cox J. Divorced and deadly. – London: Harper Collins Publishers, 2009. – Р. 150.
3 
Smith A. M. The No. 1 Ladies’ Detective Agency. – London: Abacus, 2010. – Р. 99.
4 
Kinsella S. Shopaholic ties the knot. – London: Black Swan, 2002. – Р. 375.
5 
Spark M. Symposium. – London: Virago. – 2006. – Р. 106.
6 
Mackay S. The orchard on fire. – London: Minerva, 1995. – Р. 183.
7 
Trollope Joanna. The Rector’s Wife. – London: Black Swan, 1992. – Р. 29.
8 
Trollope J. Marrying the mistress. – London: Black Swan, 2001. – Р. 193.
68 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

Bolovina Anastasia Igorevna,
Übersetzungsbüro “GALA TRANSLATIONS“, freiberufliche Übersetzerin
Боловина Анастасия Игоревна,
переводческое агентство «GALA TRANSLATIONS», переводчик-фрилансер

Etymologische Klassifikation der Toponyme der modernen deutschen Sprachе


Этимологическая классификация топонимов современного немецкого языка
В последнее время произошел всплеск интереса к проблемам возникновения и миграции народов, оттого обрели особую остроту
вопросы происхождения топонимов, в том числе немецких. Назрела необходимость создания этимологической классификации
топонимов современного немецкого языка в свете исследований развития языков и происхождения народов. Вместе с тем проис-
хождение топонимов часто бывает трудно установить по причине давности их возникновения.
Поэтому целью нашей работы был анализ топонимов в современном немецком языке с точки зрения их этимологии.
Наиболее емким представляется определение топонима, данное в словаре лингвистических терминов Баранова А. Н. и Добро-
вольского Д. О.: «Топоним — вид онимов, объединяющий собственные имена географических объектов» 1.
Была установлена этимология 151  топонима, содержащихся в  универсальном словаре Duden, словаре Дитера Бергера
«Geographische Namen in Deutschland», лингвистических и исторических исследований. Из них — 88 заимствованных, что состав-
ляет 58,3% от общего количества, и 63 немецкого происхождения.
Преобладание заимствованных топонимов вполне естественно при огромном разнообразии географических объектов, получивших
имена на разных языках. Кроме того, сама территория современной Германии заселялась разными народами еще до прихода германских
племен. Их можно разделить на две группы: произошедшие из европейских — 75 и восточных языков — 13. Преобладание европейских
топонимов представляется естественно обусловленным географическим положением Германии и ее языковым окружением.
Среди заимствованных лидируют кельтские и славянские топонимы. Современная Германия, в своей северной, северо-западной
и восточной частях пестрит топонимами, данными славянскими народами — лютичами, бодричами и сербами. Доказано славянское
происхождение 20, что составляет 22,7% заимствованных топонимов и 13,3% от общего количества.
Среди них названия населенных пунктов с конечными элементами:
• иц, — ин, — ов, — ау:
например, название Wachau впервые упомянуто 6 октября 830 года и происходит от сторожевых постов в лесах на Дунае (wacta)
или от слова wahen — ловить, которое связано с рыбной ловлей. Сравните со столицей Польши Warschau;
• бург:
например, Salzburg — дословно с немецкого «Замок соли», либо «Соляная крепость». Историческое славянское название — Соль-
ноград. Для примера, в словенском языке существует его старое название Solnograd, в словацком — Soľnohrad. Название может вклю-
чать славянский корень «бор», адаптированное в немецкий язык в виде «бург». Сосновые леса широко распространены на бывших
территориях полабских славян. Например, Ratzenburg — Ратибор (рать — «войско», бор — «сосновый лес»); Marienburg — Марибор
(Мара — имя славянской богини смерти, бор — «сосновый лес»).
• берг — Если в окрестности населенных пунктов с таким названием нет никаких гор, но протекает река, или город расположен
на берегу моря, в этом случае, «берг» в этих названиях, является приспособленным под немецкий язык славянским словом «брег».
Например, Wittenberg — город на Эльбе.
• и другие: Chemnitz — от «камень -ица» каменистый ручей, Dresden — возник из «дрежд -яне» место, где люди живут в лесу.
В бронзовом веке, приблизительно в конце XIV века до н. э., в Центральной Европе появляется культура, признаками которой
являются характерные погребальные обычаи и оружие, орнаменты, инструменты и керамика, неизвестные там до тех пор и обна-
руживаемые в одних и тех же местах. В Австрии, Богемии, Южной и Западной Германии и во Франции, обнаруживаются названия
мест, в состав которых входят такие элементы, как briga — “холм”; dunum — “крепость”; magus — “равнина”; nemeton — “священ-
ное место”; ritum — “брод”; seno — “старый”; uindo — “белый”. И все эти слова известны как ирландские brí — “холм” (валлийское
bre — далее валл.); dún — “замок” (dinas); mag — “равнина” (ma); nemed — “священное место”; валл. rhyd — “брод”; sen — “старый”
(валл. hen); find — “белый” (валл. gwyn).
Исследователи кельтов К. Ж. Гюйонварх и Ф. Леру пишут, что практически невозможно углубиться в историю Западной Европы
дальше эпохи, когда в ней появляется имя кельтов 2. Крупные города Европы носят кельтские имена. Например, Genf происходит
от кельтского слова gena — устье (устье озера, здесь вытекает река Рона). Кельтские имена носят все восточные притоки Рейна:
Neckar, Main, Lahn, Ruhr и Lippe. Isar, Inn и Tauber также объясняются как кельтские. Топонимов кельтского происхождения столь-
ко же, сколько славянских.
Преобладание кельтских и славянских географических названий можно объяснить тем, что кельты и славяне соседствовали
на территории современной Германии ещё до прихода германцев.
Установлено латинское происхождение 17 топонимов, что составляет 19,3% заимствованных и 11,3% общего количества. Многие немецкие
города были основаны римлянами как укрепленные лагеря и сохранили сокращенные римские названия. Город Konstanz на Боденском озере
назывался в VII веке Constantia по имени императора Constantius Chlorus, а Köln — сокращение от Colonia Augustae Agrippensae.
Латинский долго был языком надкультуры в  Европе, поэтому названия некоторых стран тоже латинского происхождения.
Argentinien — от лат. argentum (серебро). Купцы использовали реку Рио-де-ла-Плата (Серебряная река) для транспортировки серебра
и других сокровищ из Перу. Земля вниз по течению стала известна как Аргентина (Земля серебра). Черногория Montenegro была названа
венецианскими завоевателями «черная гора» из-за внешнего вида горы Lovcen или, что более вероятно, из-за ее темных хвойных лесов.
Заимствование топонимов из испанского языка связано с Великими географическими открытиями. Выяснено испанское проис-
хождение 9 топонимов, что составляет 10,2% заимствованных топонимов и 6,0% от общего количества. В благодарность за успешный
исход путешествия новые земли и города часто называли в честь святых. Например, San Francisco, San Jose, San Salvador, Santiago.
1 
Баранов 
А. 
Н., Добровольский  Д. О. Немецко-русский и  русско-немецкий словарь лингвистических терминов с  английскими
эквивалентами. М. АСТ-ПРЕСС. 2006. С. 314
2 
Гюйонварх К. Ж., Леру Ф. Кельтская цивилизация. СПб. Культурная Инициатива. 2001. С. 20
Section 3. Philology and linguistics 69

Описано происхождение 9 топонимов из других европейских языков, среди которых английский, французский, баскский, эстон-
ский. Это соответствует 6% от общего количества и 10,2% заимствованных топонимов. Например, Lünen — город близ Дортмунда.
Название 9 века (Sud)liunon образовано от староанглийского hleo — Schirm, Obdach.
Из восточных языков заимствовано 13 топонимов, что составляет 14,7% от заимствованных топонимов, 8,6% от общего количе-
ства. Имя der Balkan (Балканы) восходит к тюркскому « balak », которое значит «гора». Название реки Donau — наследие сарматов.
В осетинском и теперь каждая река именуется доном. Здесь ясно видна закономерность перехода нарицательного слова (дон — река)
в собственное. В немецком языке произошло прибавление суффикса — au.
4 топонима имеют установленное праиндоевропейское происхождение и были отнесены к исконно немецким. Это Ramsdorf,
Rom, Hannover, Rhein.
31 топоним возник в древневерхненемецкий период, это составляет 49,2% от топонимов немецкого происхождения и 20,5%
от общего количества. Древние гермaнцы селились бoльшими рoдaми, семьями, и их пoселения предстaвляли сoбoй целые кoмплексы
жилых здaний и хoзяйственных пoстрoек, пoэтoму нaзвaния пoселений связaны сo слoвaми «дoм», «жилище»: „hūs/hūsen“, „heim“,
„büttel“, „būr/beuren“ и др 1. Например, Poppenhausen, Bad Oeynhausen, Rüdesheim, Wolfenbüttel, Kaufbeuren.
На древность происхождения города Göttingen указывает его название, происшедшее от слова Göttin — богиня и связанное
с культом и капищем, находившемся на этой территории.
Гидронимы того периода могут содержать в себе названия животных и указывать на охотничьи события, происшедшие рядом.
Например, Urach — ручей (der Bach), где охотник встретил тура (Auerochsen).
Много топонимов возникло в период Франкского государства. На это было две причины:
1) Стремление феодалов к независимости от власти короля и необходимость защищать эту независимость и свои земли застав-
ляли их строить крепости и придумывать им оригинальные названия, переименовывать объекты, расположенные в их владениях.
Например, Albertshofen, Diepoldshofen, Uttenhofen и др.
Франкфурт впервые город упоминается в грамоте Карла Великого от 22 февраля 794, где говорится: «Actum super fluvium Moin in
loco nuncupante Franconofurd» (Даруется местечко Франкофурд на реке Мойн). Золотая булла жалует Франкфурту статус «выбор-
ного города» (Wahlstadt) — здесь курфюрстам полагалось избирать королей Священной Римской Империи. После краха империи
в 1806 Франкфурт присоединяется к Рейнскому союзу.
2) Принятие Европой христианства. Ю. Н. Мельникова считает, что «нaибoлее чaстoтным и прoдуктивным элементoм этoгo
периoдa является лексемa -kirchen — церковь 2. Например, Johanneskirchen, Martinskirchen, Neunkirchen. Данная лексема может
иметь усеченную форму, например, Lorenzkirch.
По легенде, дочь короля Карла Великого Имма и придворный ученый Айнхард полюбили друг друга и были вынуждены бежать
от гнева государя и скрываться. Много лет спустя император заблудился и случайно забрел в их хижину, но узнал дочь только, когда
она предложила ему его любимое блюдо. Тогда он обнял ее и воскликнул: „Seilig sei die Stadt genannt, wo ich meine Tochter wiederfand“.
Так возникло название города Seligenstadt от selig — святой, счастливый, блаженный, радостный 3.
Топонимов средневерхненемецкого происхождения установлено 18, что составляет 20,5% от топонимов немецкого происхожде-
ния и 11,9% от общего числа топонимов с установленной этимологией. Средневерхненемецкий периoд хaрaктеризуется рaсцветoм
гoрoдскoй и рыцaрскoй культуры. Отсюда обилие названий со вторым компонентом -burg/-berg, первoнaчaльнo означавшим «скaлa»,
«гoрa», «хoлм», нo пoзже рaспрoстрaнившимся нa oбoзнaчение крепoстей, пoстрoенных нa вoзвышеннoстях. Слово stein вначале
имелo знaчение «скaлa», «кaмень», пoтoм — кaменный, прoчный дoм, дoм нa скaле. Элемент -hagen, сo знaчением «oгрaждение,
oгрaжденнoе местo», пoзднее приoбрел знaчение: «oгрaжденнaя крепoсть». С рaзвитием гoрoдoв слoвooбрaзoвaтельные элементы
-burg/-berg приoбретaют нoвoе знaчение: «бoльшoе пoселение, гoрoд» и пoстепеннo сменяются вaриaнтами -statt, — stett, — stätten
c первoнaчaльным знaчением «местo, местечкo» (Vierwaldstätter See).
Во времена увлечения мистикой монастырям давали названия не просто по именам святых, но связанные с мистикой и симво-
лическим толкованием христианской истории. Например, в 1264 был основан монастырь Marienstern bei Kamenz (Звезда Марии),
названный так в честь символа Рождества. В 1299 — Himmelpfort в Бранденбурге (Небесные врата), то есть суровая монастырская
жизнь — узкие врата в рай, около 1230 Gnadenthal в Nassau. По своим реликвиям назван der Wallfahrtsort Heiligenblut in Kärnten.
Значение многих гидронимов немецкого происхождения, таких как Eberbach, Biberbach, Haslach, Steinach, Möhlbach, Ellerbeck,
на первый взгляд, кажется прозрачным, объяснимым суммой двух частей, из которых состоит слово. Но все не так просто. Название
Haslach связано не с зайцем (Hase), а с лещиной (Haselbusch). Точно так же Bad Schwalbach не имеет ничего общего с ласточками,
в современном немецком языке Schwalbe — ласточка, но название ручья в данном случае происходит от средневерхненемецкого
слова Swal — источник, текущая вода.
Насчитывается 10 топонимов, возникших в нововерхненемецкий период, что составляет 11,4% от топонимов немецкого проис-
хождения и 6,6% от общего количества. В нововерхнемецкий период создание топонимов связано с развитием капитализма. Распро-
страненными становятся названия рудных месторождений, портов, курортов, например, Erzgebirge, Ludwigshafen, Bad Reichenhall.
Название das Erzgebirge возникло в 16 веке сначала как нарицательное, причем во множественном числе. Например, встречалось
такое название должности как Hauptmann der Erzgebirge. В 1815 впервые на карте появляется название das Erzgebirge. Это выражение
появилось сначала в горном деле для обозначения гор с месторождениями.
Altona — сегодня часть Гамбурга, возникла в 16 веке как порт на правом берегу Эльбы. К 1538 году относится выражение
„to dem Altona“, в котором определенный артикль указывает на дом, «den Krug des Joachim von Lo to der Pepermolenbeeke“ (=am
Pfeffermühlenbach, 1536). Идущим из Гамбурга была эта таверна ближе всего „allzu nahe“ (niederd.al to na).
Поселения, основанные возле целебных, горячих, минеральных источников часто получают в названии элемент Bad, что и оз-
начает источник. Например, Bad Ischl, Bad Reichenhall, Bad Wildungen.
Из приведенных данных можно сделать следующие выводы:
1) За давностью лет часто возникают трудности с установлением происхождения того или иного топонима. Оттого столь про-
тиворечивы мнения разных авторов. Каждый при объяснении приписывает происхождение топонима языку того народа, который
он любит и изучает.
1 
Мельникова Ю. Н. Словообразовательные модели топонимов немецкого языка с полусуффиксами Электронный ресурс: www.pn.pglu.ru
2 
Там же
3 
Маркина Л. Г., Муравлева Е. Н., Муравлева Н. В. Культура Германии. Лингвострановедческий словарь . М. Астрель. 2006 С. 227
70 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

2) Заимствованных топонимов больше чем исконно немецких, так как в немецком языке используются названия географических
объектов со всего мира, возникшие соответственно в разных языках. Кроме того, сама территория современной Германии заселялась
разными народами еще до прихода германских племен.
3) Распространенность кельтских топонимов, несмотря на древность этого пласта, указывает на правильность интерпретации
размещения кельтов в 5 веке на севере Франции, юге Германии, в Чехии.
4) Формирование исконно немецких топонимов отражает изменение мировоззрения и ценностей эпох.
5) История топонимов отражает общий ход истории Европы.
Ввиду невыясненного происхождения многих топонимов и недостаточного раскрытия этой темы в литературе, есть перспек-
тива продолжать работу. Целью последующих исследований может стать объяснение и более полная классификация топонимов
немецкого языка по происхождению.
Список литературы:
1. Баранов А. Н., Добровольский Д. О. Немецко-русский и русско-немецкий словарь лингвистических терминов с английскими
эквивалентами. — М. — АСТ-ПРЕСС. — 2006.
2. Гюйонварх К. Ж., Леру Ф. Кельтская цивилизация. — СПб. — Культурная Инициатива. — 2001.
3. Маркина Л. Г., Муравлева Е. Н., Муравлева Н. В. Культура Германии. Лингвострановедческий словарь — М. — Астрель. — 2006
4. Мельникова Ю. Н. Словообразовательные модели топонимов немецкого языка с полусуффиксами Электронный ресурс: www.
pn.pglu.ru

Vandenko Olga Anatolievna, Melitopol Bohdan Khmelnytsky


State Pedagogical University, senior lecturer of Department of Ukranian and Foreign Literature
Ванденко Ольга Анатольевна, Мелитопольский государственный педагогический университет
имени Богдана Хмельницкого, старший преподаватель кафедры украинской и зарубежной литературы

Axiological modality in the Romanized biography of P. Hertling’s «Helderlin»


Аксиологическая модальность в романизированной
биографии П. Хэртлинга «Гельдерлин»
Обращаясь к изучению переклички культурных эпох в литературном сознании и творчестве, мы исходим из идеи функцио-
нальной полифоничности созданного писателем образа и опираемся на представление о многоплановости идейно-эстетического
феномена художественной словесности, которой свойственна перспектива предвосхищения будущего, способность «одновременно
работать на плане настоящего и на плане будущего» 1. При этом мы разделяем мысль тех современных ученых, которые, как Н. Иг-
натенко, убеждены в том, что «… одна эпоха не может познать другую абсолютно объективно. По этой причине прошлое представ-
ляется через призму конкретной повседневности нынешнего дня не только таким, каким оно выступает в субъективной рефлексии
познания настоящего. Именно поэтому каждая эпоха переписывает историю своего прошлого заново» 2.
Механизмы взаимодействия в культурном сознании традиции и новаторства составляют поистине неисчерпаемую тему научного
поиска. Одним из эффективных и плодотворных подходов в разработке данного круга проблем является, с нашей точки зрения,
постижение и интерпретация художественного произведения через призму аксиологической модальности словесного образа. Упо-
мянем, что изучением проблемы аксиологического содержания в художественном произведении занимались многие ученые, в част-
ности, всемирно известные и крупные литературоведы М. М. Бахтин, А. В. Гулыга, В. Е. Хализев, В. А. Свительский, И. А. Есаулов.
Представление о специфике модальной оценки фактов и явлений прошлого нарратором/автором современного художественного
произведения позволяет судить о логике усвоения и модификации культурного опыта, лежащего в основе традиции, и дает воз-
можность заключить о типе и особенностях литературного сознания «младшей эпохи» сравнительно со «старшей». Диалог эпох
в культурном сознании литераторов принадлежит к числу ведущих закономерностей мирового литературного процесса и высту-
пает неиссякаемым источником художественного образотворчества. Особый интерес представляет собой проблема соотношения
минувшего и нынешнего в жанрово‑симбиотической, нагруженной поливалентными изобразительно-выразительными задачами
художественной биографии. Это определяет цель и задачи нашего исследования: мы стремимся выяснить характер актуализации
прошлого, которую современный автор осуществляет согласно культурной логике нового времени и в соответствии с духовными
потребностями и задачами своей эпохи. Для этого надо понять, в каком направлении осуществляется осмысление культурного на-
следия, как представлено сложное переплетение событий и фактов прошлого, воспроизведенных в атмосфере настоящего, каковы ос-
новы их переклички и связи, в чем заключается созвучие воспринимаемого опыта минувших поколений с эпохой автора биографии.
Произведение биографического жанра «Гельдерлин» (1976) принадлежит современному немецкому писателю Петеру Хэртлин-
гу и занимает значительное место в творчестве художника слова. Это сочинение Хэртлинга, которое некоторые ученые относят
к роману, привлекало внимание известных литературоведов, среди них Ю. Архипов 3, А. Баканов 4, Н. Португалов 5, а также такие
немецкие критики как У. Райнхольд 6, Б. Бауманн 7. В то же время специальных работ, посвященных аксиологической логике по-

1 
Марков А. Истоки формирования современного понятия „литература“ и  проблема читателя//Читатель: проблемы восприятия/Под
ред. С. А. Макуренковой. – М., 2005. С. 64
2 
Ігнатенко М. А. Читання як завершальний етап творчого процесу//Ігнатенко М. А. Читач як учасник літературного процесу. – К., 1980. С. 135
3 
Архипов Ю. И. Проза 50–60‑х годов//История литературы ФРГ. – М., 1980.
4 
Баканов А. Г. Роман и наука (Историко-документальный роман)//Баканов А. Г. Современный зарубежный исторический роман. – К., 1989.
5 
Португалов Н. О романе и его авторе//Хэртлинг П. Хуберт, или Возвращение в Касабланку: Роман. – М., 1984.
6 
Райнхольд У. Литература ФРГ. Модернистские варианты//История немецкой литературы в 3‑х томах. Т. 3. – М., 1986.
7 
Baumann B., Oberle B. Literatur der Bundesrepublik Deutschland (1945–1990)//Baumann B., Oberle B. Deutsche Literatur in Epochen. – S. I., 1996.
Section 3. Philology and linguistics 71

вествования в данном произведении, мы не обнаружили, поэтому предложенная тема актуальна и заслуживает пристального
изучения.
Основные сюжетные линии симбиотического в жанровом отношении произведения П. Хэртлинга «Гельдерлин» связаны с про-
шлым, однако действие романа развивается многопланово, с наплывами в настоящее и будущее, в произведении пересекаются
разные временные плоскости, взаимопроникая и переплетаясь. В романизированной биографии временные взаимопересечения
очень важны для постижения характера главного героя: благодаря им предстает во всей сложной многогранности духовный об-
лик поэта, а также — шире: взаимодействуют духовные измерения современности и старины. Таким образом, автор представляет
жизнь Ф. Гельдерлина и его времени, исходя из перспективы реальной современности, при этом писатель сводит воедино факты
из прошлого с реалиями сегодняшнего дня: «Ich kann, was mir gegenwärtig ist, nicht ausschalten, die Geräusche und Ansichten meiner
Welt» 1. Обратим внимание на конструктивное для аксиологической палитры Хэртлинга понятие «своего» — в значении современ-
ного для него — мира («meine Welt»). Примечательно, что автор четко осознает и декларирует несходство, а может быть, и разрыв
эпох. Мотивируя свое, он выбирает далеко не традиционные и не вполне привычные для реципиента понятия, поскольку его ин-
тересуют шумы, шорохи (Geräusche) как акустические, в том числе — словесно выраженные проявления событий, а также взгляды
(Ansichten), — понятие, под которым подразумеваются мнения, суждения, представления идейной и духовной жизни современной
эпохи. Таким образом, призма, через которую преломляется восприятие личности великого поэта, и благодаря которой воспроиз-
водятся факты прошлого Германии эпохи перехода от Просвещения к романтизму, задана автором-повествователем почти сразу
и последовательно выдержана на протяжении развития сюжета.
П. Хертлинг тяготеет к эпичности, углубляясь в изложение истории жизни героя и реконструируя его (истинный) облик. Он
пропускает через свое сознание и художественно-философское восприятие прошлого: «Ich weiß, was in diesem Jahr, 1790, auf ihn
wartet. Er weiß es nicht» 2 или «Es ist der 28. Juli 1975; ich schreibe über den 18. Oktober 1786» 3 — сохраняя темпоральную дистанцию
по отношению к личности художника, писатель ХХ в. не только подчеркивает хронологически непреодолимое расстояние между
временными культурно-историческими плоскостями, но и предлагает персонально окрашенный, собственный оценочный под-
ход, который развивает субъективную взаимопроекцию времен, олицетворяет опыт другой эпохи, одновременно синтезируя его
с тогдашним духовным приобретением. Автор сравнивает прошлое время со своим: «Es ist eine andere Kindheit als die meine, alles ist
anders» 4, «Er ist ein braver Schüler. Er muß anderes lernen als ich» 5. Отсюда параллелизм ситуаций, человеческих судеб, позволяющий
наметить духовную поступательность и преемственность в несходстве, дистанции и разрыве времен. Но этот параллелизм по своей
сути контрастный. Именно для того, чтобы всесторонне и полно оценить события в свете великой истории, П. Хэртлинг никогда
не выпускает из виду историческую дистанцию, которая отдаляет его от участников изображенной им исторической эпохи.
Ощутимо, что в романизированной биографии писатель стремился максимально полно воссоздать исторически реальное
художественное время. Рассказчик П. Хэртлинга сквозь призму подчеркнуто личного, индивидуального восприятия отобразил
широкую панораму жизни немецкого и европейского общества конца XVIII — начала XIX вв., воспроизвел канву сложных поли-
тических событий, которые происходили в тогдашней Германии. Меткие, точные замечания, те или другие насыщенные информа-
цией реплики позволяют судить о характере и личности персонажей — реальных немцев из окружения Гельдерлина, о системе их
взаимоотношений. Излагая конкретные факты, писатель тем самым переоценивает прошлое с позиции ХХ в., поэтому основное
внимание П. Хэртлинг сосредоточивает на последствиях историко-политических событий, их интерпретации людьми прошедшей
эпохи, детально прослеживает, как они влияют на обстоятельства жизни и судьбу героя и на дальнейшее направление развития об-
стоятельств в широком, общественно-политическом плане. Введение в контекст материала двух дистанцированных эпох позволяет
автору объединить в целостную картину конфронтирующие и взаимодействующие духовные ситуации очень разных эпох, показать
глубинную взаимосвязь и взаимообусловленность времен.
Структура сюжета произведения опирается на техники чередования прошлого и осмысляющей его современности, намечает
и провоцирует в сознании читателя их культурный синтез. Писатель выдерживает аксиологический баланс незнания или непол-
ного знания (Гельдерлином своей участи, миссии и судьбы) — полного (хотя тоже не абсолютного) знания, возможного только
с исторической высоты современности, обусловленного дистанцией времен. Главный герой повествования не мог знать того, что
ведомо современному автору: насколько его жизнь определялась политическими событиями, давними обычаями и их проявлением
в тогдашних условиях. Хэртлинг не избегает оценочных суждений, он настойчиво обыгрывает свою позицию, обращаясь к читателю
со своими собственными оценками от имени «я», словно призывая реципиента к многозначному диалогу вокруг личности великого
поэта. Потому правомерно утверждать, что «Гельдерлин» — это книга также и о П. Хэртлинге, это исповедь-размышление писателя
о поэте, некий стоящий над временем диалог собратьев по перу, ибо Хэртлинг читает, воспринимает, трактует Фридриха Гельдер-
лина откровенно пристрастно, оперируя своим опытом, наложенным на опыт прошлого. Перед нами не исследование и тем более
не жизнеописание в научном смысле, а самовыражение через Гельдерлина, эстетическое кредо, которое пропущено сквозь призму
чужого творчества. Умение взглянуть на себя глазами истории, увидеть масштаб событий, свести вместе прошлое и настоящее, срав-
нить отдельное с общим — важное качество Хэртлинга-биографа и одновременно основа аксиологического плана самовыражения
автора. Писатель размышляет о современности на материале прошлого, в эпоху Гельдерлина вторгается ХХ век и наоборот — жизнь
и судьба автора «Гипериона» служат точкой отсчета для повседневности самого Хэртлинга.
Очень важны в романе комментарии автора, которые четко отделены от основного текста и помогают лучше понять его: «Ich möchte
erzählen. Aber diese Wirklichkeiten sind nicht übertragbar, meine Erinnerung findet keine Vergleiche. Ich lese, lese» 6. Эти слова отражают
авторефлексию по поводу процесса создания книги, П. Хэртлинг вполне отдает себе отчет, что реальность или реальности прошлого
являются невоспроизводимыми, но он не теряет надежду найти адекватное уподобление им и подменяет наррацию чтением как вспо-
могательным средством добыть истину или хотя бы приблизиться к ней. Книга Хэртлинга стоит под знаком уподобления, приближе-
ния, которые определяют ее повествовательное и жанровое своеобразие. Заметно, что писателю будто бы неловко выступать в роли

1 
Härtling P. Hölderlin. – München, 1993. С. 172.
2 
Ibid. С. 143.
3 
Ibid. С. 72.
4 
Ibid. С. 16.
5 
Ibid. С. 20.
6 
Ibid. С. 56.
72 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

судьи и критика. Суть — в новизне видения, в переосмыслении фактов с точки зрения нового исторического, нравственного и худо-
жественного опыта. Комментарий в виде кратких реплик обнаруживает позицию автора, определенный тип отношения к персонажу.
Комментарии, лирические и публицистические отступления повествователя выражают зачастую именно ближайшее, сегодняшнее
отношение к событиям. Современное сознание как бы подготавливается к восприятию тогдашнего откровения.
Важным элементом произведения является такой анализ жизни Гельдерлина, который выделяет суть того, что происходит,
трансформирует тогдашний жизненный смысл в формы современного сознания. Рассказчик прибегает к вариантам рефлексии, он
обыгрывает, например, скачкообразность сюжетного развития произведения и тем самым делает прозрачной, раскрывает и размы-
кает структуру романа, усложненную частыми вставками. Автор не может хронологически следовать за развитием главного образа,
поскольку значение других персонажей не сводится к эпизодичному противопоставлению их основному герою. Он должен «держать»
несколько сюжетных линий и кроме судьбы главного героя прослеживает развитие судеб других персонажей — друзей и врагов
Гельдерлина, чтобы в решающие моменты свести их и столкнуть друг с другом. Эти повествовательные скачки ретроспективного
и проспективного плана казались бы непонятными, если бы не были эксплицированы и четко мотивированны. Итак, рассказчик
комментирует динамику внутреннего роста и развития поэта: «Ein Paar Jahre später weiß er mehr» 1. Он переплетает ретроспектив-
ную вставку, которая является существенным дополнением к основной характеристике персонажей и шире — к развитию фабулы.
Но автор вновь и вновь активно вмешивается в повествование со своим «я» не только для того, чтобы прояснить для читателя по-
вествовательную структуру. Он обращается к читателям как к людям, которые знают также много, как и он сам, и приглашает их
принять участие в оценке событий. Вместе с тем четко заявленная позиция повествователя по отношению к читателю еще не является
гарантией того, что это предложение может и должно быть им принято.
Анализ показывает, что «Гельдерлин» П. Хэртлинга может рассматриваться как своего рода концептуальный «свод» документов
и материалов, сцементированный аксиологическими авторскими связками и комментариями. В книге имеются прямые обращения
автора к читателю, содержится россыпь цифр и фактов, изложены не только сообщения, истории, документы, но и лирические
отступления, которые, прежде всего, направлены на то, чтобы пробудить эмоции реципиента. Из большого количества архивных
бумаг писатель выбрал те, которые, по его мнению, наиболее ярко характеризуют трагическую судьбу героя: таковы преждев-
ременная смерть отца и отчима, суровые годы обучения в Тюбингенской гимназии, учительство, полуголодное существование
в Йене, безразличие к нему веймарских классиков, драматически обреченная любовь и другое. Отбор и модус трактовки фактов
осуществляются в согласии с авторским представлением о биографической миссии этой жизни, которую Хэртлинг воспринимает
как трудную, насыщенную многими драматическими событиями и смыслами. В этом отношении целесообразно напомнить мнение
известного испанского академика и поэта Г. Диаса-Плахи, который считал «любое произведение автопортретом» 2. То есть, отбор
и интерпретационная трактовка тех или иных фактов жизни и творческой самореализации Ф. Гельдерлина в то же время дает пред-
ставление о системе ценностей писателя ХХ в. Как видим, содержательная контаминация аксиологических доминант разнообразных
источников позволила П. Хэртлингу создать оригинальную трактовку внешне-биографической линии жизни и судьбы, а главное —
внутреннего мира поэта. В рамках аксиологического прочтения и воспроизведения реалий прошлого и настоящего художник слова
воплощает идею связи времен, воссоздает облик минувшей эпохи, которая увидена им с позиции сегодняшнего дня, показывает
актуальное видение духовного смысла отдаленной эпохи, изображенной и осмысленной подчеркнуто индивидуально-личностно.
Тем самым он побуждает реципиента воспринять глубокое принципиальное различие прошлого и настоящего и увидеть тесную
связь двух значительных по содержанию этапов культуры Германии.

Vovchanska Svitlana Ivanivna, Nationale Wirtschaftsuniversität Ternopil


Hochschullehrer, Lehrstuhl für Deutsche Sprache

Die polysemantischen Beziehungen der terminilogischen


Einheiten in der deutschen Fachsprache des Marketings
Die mehrfache Übertragung der Bedeutung eines Lexems führt zu den in der Terminologie unerwünschten Erscheinungen — der Polysemie
und der Homonymie. Nach den Aussagen von B. M. Golovin, «die Grenzen zwischen dem polysemantischen und dem homonymischen
Wort seien sehr bedingt, und nur manchmal etymologische und grammatische Analysen lassen feststellen, ist semantische Invariante der
untersuchten Wörter als Ergebnis der Polysemie, und nicht der Homonymie».
Die Aktualität unseres Artikels besteht darin, dass die polysemantischen Beziehungen des deutschen Begriffssystems Marketings noch nie als
Objekt der einzelnen linguistischen Forschung waren.
Die Aufgabe der Forschung besteht im Versuch: die funktionalen Besonderheiten der polysemantischen Termini in der modernen deutschen
Marketing-Fachsprache zu untersuchen, die Hauptgründe der Entstehung der neuen Bedeutungen der Termini zu betrachten, die zum
Begriffssystem des Marketings gehören, die semantische Struktur der mehrdeutigen Begriffe zu analysieren und ihre Klassifikation aufzubauen.
Die Polysemie ist ein Gebrauch eines und desselben Wortes in zwei oder mehr Bedeutungen, oder mit anderen Worten, die Polysemie ist
das Vorhandensein in der semantischen Struktur des Wortes mehr als einer Bedeutung. Das Variieren des Inhaltsplanes der Termini, oder
terminologische Polysemie betrachten wir als „Vorhandensein in der semantischen Struktur des Begriffes zwei und mehr Bedeutungen, das
heißt die Mitbeziehung eines Fachbegriffes mit mehr als einem Fachwort“. Die Erscheinung der Polysemie besteht darin, dass jede Bedeutung
des mehrdeutigen Wortes sowieso mit seiner primären Bedeutung verbunden ist, die sich infolge einer bestimmten Ähnlichkeit der markierten
Begriffe entwickelt hat, weil zugrunde dieser Erscheinung, nach unserer Meinung, die Ähnlichkeit der Prozesse in verschiedenen Sphären der
wissenschaftlichen Abbildung der objektiven Wirklichkeit liegt. Das Vorhandensein der Polysemie stellt den Sachverhalt noch einmal dar, dass
die Terminologie als Bestandteil der nationalen Sprachlexik ihre dynamische Systemgruppe ist, und solcherweise „ist ein Tätigkeitsfeld der
sprachlichen Universalien“.
Ungeachtet dessen, dass die Erscheinung der Polysemie in der Fachsprache unerwünscht ist, weil sie das Streben zur Erhaltung der eindeutigen
Übereinstimmung zwischen dem Referenten und dem Zeichen verletzt, was es nominiert, ist sie in der Terminologie breit vorgestellt. Zum Beispiel,
das Merkmal der Mehrdeutigkeit ist für 40% der englischen Autotermini charakteristisch, und in „den Begriffssystemen vieler Wissenschaften ist es
1 
Härtling P. Hölderlin. – München, 1993. С. 120.
2 
Диас-Плаха Г. От Сервантеса до наших дней. – М., 1981. С. 227.
Section 3. Philology and linguistics 73

leichter, die mehrdeutigen Termini, als eindeutige“ zu finden. Nach Meinung der Forscher, das Vorhandensein der mehrdeutigen Termini ist von der
Reihe der wesentlichen Gründe vorherbestimmt: von der Mangelhaftigkeit des Wortschatzes im Vergleich zur Zahl der Begriffe; von den Traditionen
des Funktionierens des Begriffes, seinen semantischen und wortbildenden Beziehungen; von der Differenzierung der wissenschaftlichen Begriffe,
die eine Erscheinung betreffen, aber verschiedene Gesichtspunkte, Hypothesen darstellen.
Die Bedeutung des polysemantischen Fachbegriffes des Marketings kann man nur mit Hilfe des Kontextes verstehen (ein allgemeines Merkmal,
das im Grunde der Bedeutungen liegt, ist dabei ein Hilfsmittel), wobei die terminologische Bedeutung von der semantischen Verbindung mit
anderen Worten abhängt, worauf S. Jahr bei der Forschung der speziellen Texte zeigt. Dabei kann der Umfang des Kontextes, ausreichend für
das Verständnis des polysemantischen Fachwortes, verschieden sein, als ein Vorschlag, auch ein Textabschnitt. Also, für den Gebrauch des
Begriffes ist keine Eindeutigkeit und Genauigkeit (wie die charakteristischen Eigenschaften der terminologischen Einheit) entscheidend, sondern
seine kommunikative Eindeutigkeit.
Das Erscheinen der Mehrdeutigkeit in der deutschen Terminologie des Marketings klärt sich auch damit, dass die Polysemie für die Terminologie
der humanitären Wissenschaften, und der untersuchten Terminologie insbesondere, «eines der spezifischen Merkmale ist, was überwiegend mit der
Allgemeinheit des begrifflichen Apparates der vereinbaren Wissenschaften verbunden ist». Außerdem wird es angenommen, dass sich die Polysemie
auf der Basis der meist gebrauchten Termini entwickelt, oder deren, die die meist verbreiteten Begriffe eines bestimmten Zweiges darstellen.
Die Erscheinung der Polysemie führt zu den Komplikationen beim Lesen der speziellen Literatur, manchmal — zum falschen Verständnis
dieses oder jenes Fachwortes sogar ungeachtet des Kontextes, besonders wenn ein polysemantisches Wort zwei und mehr terminologische
Bedeutungen in einem Wissensbereich hat, zum Beispiel, die Einstellung hat in der untersuchten Terminologie 4 spezielle Bedeutungen: 1. «die
Arbeitsaufnahme »; 2. die Unterbrechung (z. B. der Arbeit, der Lieferungen), die Unterbrechung (z. B. der Kreditgewährung); 3. die Unterbrechung
des Gerichtsverfahrens; 4. die Errichtung, die Regelung.
Die Terminologie des Marketings kennzeichnet sich durch die Existenz der polysemantischen Termini außerhalb der untersuchten
Terminologie. So, zum Beispiel, in der Terminologie des Marketings funktioniert der Terminus das Lagergeschäft für die Bezeichnung solcher
speziellen Begriffe:
1) die Warendistribution über die Lager der Glieder der Handelskette;
2) das Lagerhaltungsunternehmen;
Aber, im Handelsrecht hat dieser Terminus zusätzliche Bedeutung «die industrielle Unterbringung und die Aufbewahrung der Waren vom
Besitzer des Lagers, der Verwahrungsvertrag» bekommen.
Der Begriff die Prämie hat 3 Bedeutungen:
1) die Prämie, die Belohnung;
2) der Versicherungsbeitrag;
3) zusätzlicher Gewinn.
Nur die erste Bedeutung dieses Fachwortes wird in der Terminologie des Marketings angewendet, wenn wir unter der Belohnung das
Mittel der Verkaufsförderung meinen, andere funktionieren im Versicherungs- und Bankwesen.
Die Terminologie des Marketings zählt 90 Gruppen (8,6%) der mehrdeutigen Termini (darunter: 89 Substantive und 1 Verb, einschließlich
34 Termini, die mehr als zwei Bedeutungen innerhalb der untersuchten Terminologie haben:
• der Abnehmer
1. der Kunde, der Käufer, der Besteller, der Konsument (der Waren und Dienstleistungen), 2. der Abnehmer 3. der Akzeptant.
• die Marke
1. das Firmenzeichen, das Warenzeichen, das Logo, das Symbol 2. die Marke (die Briefmarke, die Stempelmarke), 3. die (Kontroll)nummer
4. der Kupon 5. die Sorte (der Waren), die Originalware 6. das Zeichen, markiertes Zeichen, das Signum.
Die überwiegende Mehrheit der Termini — zweideutige Einheiten (62,2%), zum Beispiel: die Akquisition 1. « der Kauf eines Unternehmens
bzw. dessen Teilerwerb, um  in den Besitz seiner Leistungselemente zu kommen und/oder um dessen Ressourceneinsatz bestimmen
und kontrollieren zu können»; 2. «Gewinnung von Kunden, Aufträgen aufgrund kundenindividueller Angebote und Beratungen durch
Außendienstmitarbeiter (Akquisiteure).
Nach dem Gesetz der absteigenden Polysemie (I. Olschanski) haben 26 untersuchte Begriffe drei Bedeutungen (28,8%), zum Beispiel:
die Sorte 1. «Teilelement eines bestimmten Artikels»; 2. «die Geldsorten» 3. «in begrenzter Anzahl hergestellte Varianten einer Produktart».
Vier Bedeutungen haben 4 Begriffe (4,4%), zum Beispiel: der Bonus 1. (Im Geschäftsverkehr) Vergütungen, die den Abnehmern als
Treueprämie nachträglich (z. B. halbjährlich oder am Jahresende) vom Lieferanten gewährt werden» 2. (in der Aktiengesellschaft) eine neben
der Dividende zur Ausschüttung gelangende einmalige Vergütung, die den Aktionären in bes. günstigen Geschäftsjahren oder bei Erzielung
eines außergewöhnlichen Gewinns gewährt» 3. «in Abhängigkeit vom Unternehmensgewinn gezahlter variabler Bestandteil der Vergütung»;
4. (Im Spargeschäft der Banken) nach Ablauf einer bestimmten Anlagedauer zusätzlich gezahlter Betrag auf die eingezahlten Sparleistungen,
im Bonussparvertrag geregelt».
Nur 2 lexikalische Einheiten (2,2%) haben 5 Bedeutungen, zum Beispiel: die Markierung 1. « das Markieren; das Kennzeichnen»; 2. «die
Bezeichnung»; 3. «die Brandmarkung»; 4. «die Markierung (z. B. des Textabschnittes)»; 5. « die Markierung eines Elements mit Radioisotopen».
Und nur 1 Begriff hat 6 Bedeutungen (1,1%) — die Marke. 1, das Firmenzeichen, das Warenzeichen, das Logo, das Symbol 2. die Marke (die
Briefmarke, die Stempelmarke), 3. die (Kontroll)nummer 4. der Kupon 5. die Sorte (der Waren), die Originalware 6. das Zeichen, markiertes
Zeichen, das Signum.
Sieben Bedeutungen hat nur eine lexikalische Einheit: der Satz 1. die These, die Lage 2. die Regel, das Gesetz, das Theorem 3. die Norm, der
Betrag 4. der Tarif 5. die Serie 6. die Anlage 7. aus mehreren Wörtern bestehende, in sich geschlossene, eine Aussage, Frage oder Aufforderung
enthaltende sprachliche Einheit.
Die Gebrauchsanalyse der polysemantischen Termini in den Texten zeigt, dass eine bestimmte Verbindung zwischen den Bedeutungen
des mehrdeutigen Begriffes beobachtet wird, die zusammen mit dem Kontext seine Zweideutigkeit zu entfernen hilft. Die Bedeutungen des
polysemantischen Fachwortes sind miteinander durch die Ähnlichkeit der Realien verbunden, die das Vorhandensein gemeinsamer Seme
hervorruft. Die Funktionierung der mehrdeutigen Begriffe im untersuchten System spricht von der Unvollendetheit der Anordnung der
Terminologie des Marketings.
In traditioneller Lexikologie werden zwei Hauptbildungsarten der neuen Bedeutungen betrachtet, die mit verschiedenen Typen der
Übertragungen der Benennungen verbunden sind: metaphorischer und metonymischer Übertragung.
Innen-System-Polysemie (31,1%) der Terminologie des Marketings entsteht  in der Regel  infolge des metonymischen Ersatzes der
Benennungen, zum Beispiel, wenn das Ergebnis der Handlung durch den Namen oder den Gegenstand derselben Handlung bezeichnet wird:
74 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

das Display — 1. « ein Gerät für die Demonstration der Waren 2. «Gerät oder Bauteil zur optischen Darstellung einer Information» 3. «Auf-,
Ausstellen von Waren»».
In den deutschen Wirtschaftstexten und den Fachtexten in Marketing dient das Wort «Vertrieb» oft für die Bezeichnung «das Marketing»,
zum Beispiel: Auch Forschung und Vertrieb in der Region sollen ausgebaut werden.
Ein Sonderfall der Metonymie ist Synekdoche. Die Synekdoche ist der Typ der Bedeutungsübertragung, der im Ersetzen eines Begriffs durch
einen engeren oder weiteren besteht. Zum Beispiel: Der Schreibwarenhersteller Herlitz hat sich in fremden Märkten verzettelt. Und Lackieranlagen-
Bauer Dürr schlidderte in die Krise, weil er viel zu abhängig von seinem Großabnehmer General Motors wurde. Berater Simon: „Wer sich auf zu
wenige Kunden konzentriert, kommt in Bedrängnis, sobald es dem Abnehmer selber finanziell schlecht geht.“ Küchen-Profi Bulthaup plagt da
eher ein Luxusproblem: Die Nachfrage ist so groß, dass die Firma ihr Auslandsgeschäft ausbauen muss. Das Wort Abnehmer ersetzt die große
Menge der potenziellen Konsumenten.
Inter-System-Polysemie (49%) entsteht in solchen Fällen, wenn derselbe Begriff in verschiedenen fachlichen Terminologien mit tatsächlich
unverändertem semantischem Kern, aber jedes Mal mit anderem Bestand der peripherischen Seme funktioniert. Das Gebrauchsproblem eines
Begriffes in einigen Terminologien ist in der modernen Sprachwissenschaft bis zum Ende nicht gelöst. Den Gebrauch eines Begriffes in der
Sprachwissenschaft, Mathematik, Medizin, Biologie halten wir für die Erscheinungsform von Inter-System-Polysemie.
So, zum Beispiel, der Begriff das Wirtschaftsgut funktioniert im Wirtschaftsbereich mit der Bedeutung «knappes Gut», im Steuerrechtsbereich —
«der Vermögensgegenstand», im Marketingbereich «das Handelsgut».
Der Kontext beseitigt die Mehrdeutigkeit und hilft die Bedeutung des Begriffes nicht nur in seiner Bestimmung, sondern auch im unmittelbaren
Funktionieren, zum Beispiel, in der Fachpresse deutlich zu verstehen: Wie Rüdiger von Rosen, Geschäftsführendes Vorstandsmitglied des Deutschen
Aktieninstituts, erklärt, ist die Tendenz zum Spekulieren an der Börse vor allem auf die hohe Akzeptanz von Aktienfonds zurückzuführen. Noch vor vier
Jahren investierten nur knapp über zwei Millionen Deutsche in Fonds. Wie das Beispiel zeigt, funktioniert der markierte Begriff für den angegebenen
Fall gerade mit der Bedeutung «die Annehmbarkeit».
Anderer Begriff die Promotion hat zwei Bedeutungen: 1. die Verleihung der akademischen Würde 2. die Förderung des Absatzes, der
Markteintritt. Der folgende Kontext beseitigt seine Mehrdeutigkeit: Die Douglas-Parfümerien steigerten ihre Werbeinvestitionen um 5,5 Prozent auf
zwei Millionen Euro und belegen damit den dritten Platz. McDonalds ließ sich die Promotion seiner Snackbars („100% Rindfleisch — 100% Genuss“)
immerhin 1,6 Millionen Euro kosten und folgt auf Platz vier — vor dem Alice Tarif Range, der mit 1,5 Millionen Euro beworben wurde. Wie dieses
Beispiel zeigt, funktioniert der markierte Begriff mit der Bedeutung «die Förderung des Absatzes, der Markteintritt».
Äußerliche Polysemie (20%) stellt vielfältige Verbindungen der Wirtschaftsbegriffe und der alltagssprachlichen Wörter dar. Dieser Typ der
Polysemie entsteht infolge der Determinologisierung der Wirtschaftsbegriffe oder der Terminologisierung der Lexeme der Alltagssprache. Die
Terminologisierung der alltagssprachlichen Wörter findet mittels der semantischen Spezialisierung, das heißt der Bedeutungsverengung des
Lexems des allgemeinen Gebrauchs (der Handel, die Marke) statt. Die Begriffsbestimmung der Handel illustriert die Veränderungen in Semantik
des Wortes — die Konkretisierung der Bedeutung mit Hilfe neuer Seme: ambulanter Handel bzw. Betriebsform des Handels, bei der der Verkauf
nicht an festen Standorten stattfindet, sondern mit beweglichen Verkaufsstellen oder ganz ohne offene Verkaufsstellen erfolgt.
Also, die Hauptvoraussetzung der Benutzung des alltagssprachlichen Wortes für die Bildung des Begriffes ohne semantische Umdeutung ist
die Möglichkeit der Hinzufügung zusätzlichen terminologischen Inhaltes zu seiner Bedeutungsstruktur.
Die Metonymie ist in der deutschen Terminologie des Marketings von solchen Typen der Beziehungen zwischen den Begriffen vorgestellt:
• die Handlung — das Ergebnis der Handlung (16 Termini): die Distribution «die Verteilung» als Tätigkeit, der Vertrieb der Waren als Ergebnis.
• die Handlung — das Dokument, das diese Handlung reglementiert (2 Termini): das Direktgeschäft «1. der Verkauf der Waren von Herstellern
und Großhändlern direkt an Letztverbraucher 2 direkte kaufmännische Beziehungen 3. unmittelbar mit dem Kunden getätigtes Geschäft».
• Der Tätigkeitsbereich — der Wissenschaftsbereich (2 Termini): die Absatzwirtschaft « Gesamtheit aller Organe und Institutionen sowie
der von ihnen wahrgenommenen Funktionen, die den Absatz von Wirtschaftsgütern dienen, das Marketing»;
• die Handlung — der Ort, wo diese Handlung erfüllt wird (1 Termin): der Basar «der Verkauf von Waren zu Wohltätigkeitszwecken» und
«der Markt, die Handelsstraße, die Passage»;
• der Teil — das Ganze, das Ganze — der Teil (1Termin): die Filialunternehmung «die Unternehmung mit räumlich voneinander getrennten
Niederlassungen (Filialen) unter einheitlicher Leitung» als Organisation auch Mitarbeiterschaft;
• die Handlung — das Objekt der Handlung (1 Termin): das Display «die Demonstration» und «Gerät oder Bauteil zur optischen Darstellung
einer Information»;
• Das Objekt der Handlung — das Subjekt der Handlung (1Termin): der Discounter « Einzelhandelsgeschäft, in dem nicht preisgebundene
Produkte (bei einem Wegfall des Kundendienstes) zu niedrigen Preisen verkauft werden» und «der Besitzer des Geschäftes, der mit dem
begrenzten Sortiment und zu niedrigen Preisen verkauft, der Unternehmer, der bedeutende Rabatte anbietet».
Aufgrund unserer Forschungen kann man die Schlussfolgerung ziehen, dass die Erscheinung der Polysemie in der deutschen Terminologie
des Marketings auch anwesend ist, aber hat keine breite Entwicklung bekommen. Die einfache Wörter bilden die Mehrheit der mehrdeutigen
Termini, für die besonders die Erscheinung der absteigenden Polysemie, — der proportionalen Verringerung der Zahl der Begriffe bei der
Steigerung der Zahl der Bedeutungen gekennzeichnet ist.
Da die festen logisch-semantischen Grenzen des Begriffes die Erscheinungsform der Polysemie in vollem Umfang zurückhalten, wird sie in
der Terminologie des Marketings, wie auch in anderen terminologischen Systemen, nicht vollständig realisiert. In der Terminologie entsteht
die Mehrdeutigkeit in der Regel infolge der Übertragung der Bedeutung auf der Basis der Metonymie (besonders, Synekdoche).
In unserem Artikel versuchten wir nur im Allgemeinen, den Platz der Polysemie in der deutschen Terminologie des Marketings zu bestimmen.
Außer unserer Aufmerksamkeit blieben auch andere wichtige Fragen, wie die Analyse solcher Erscheinungen, wie Synonymie, Antonymie, Homonymie
und Hyperonym-Hyponym-Beziehungen der Termini des Marketings, die zum Objekt unserer nachfolgenden Forschungen dienen werden.
Referenz:
1. Большой немецко-русский экономический словарь. Ок. 50 000 терминов./Под ред. Ю. И. Куколева. — М.: РУССО, 2007. — 928 с.
2. Головин Б. Н., Кобрин Р. Ю. Лингвистические основы учения о терминах. — М.: Высш. шк., 1987. — 104 с. — Библиогр.: с. 101–102
3. Лещук Т. Й. Типологія термінологічних підсистем. Іншомовні запозичення, фразеологія, семантичні термінотворення,
лексикографія (монографічне дослідження на матеріалі німецької мови)/Тихон Йосипович Лещук. — Львів: Видавничий центр
Держ. ун-ту ім. І. Франка, 1999. — 212 с. с. 46
4. Мейендорф Г., Дорохова Ю. Э. Новый немецко-русский и русско-немецкий экономический словарь. Свыше 100 000 терминов, сочетаний,
эквивалентов и значений. Под ред. Ю. Э. Дороховой, канд. филол. наук, доц. каф. нем. яз. ГУ — ВШЭ. — М.: Живой язык, 2009. — 464 с.
Section 3. Philology and linguistics 75

5. Нікітіна Ф. О. Семантичні та словотворчі проблеми сучасної термінології. — К.: Вища школа, 1978. — 31 с.
6. Нгуен Тхи Тху Ван. Терминология государственного управления современного русского языка: Дис. … канд. філол. наук:
10.02.19. — М.,2001. — 219 с. с. 149].
7. Подвойська О. І. Термінологія соціальної ринкової економіки в сучасній німецькій мові: номінативний та функціональний
аспекти: Дис. … канд. філол. наук/Оксана Володимирівна Подвойська — К., 2007. — 244 с. с. 170].
8. Рогач Л. В. Семантична основа лінгвістичних термінів в українській та англійській мовах: Автореф. дис. … канд. філол. наук/Леся
Валер’янівна Рогач — К., 1999. — 20 с с. 8
9. Салищев В. А., Дикс Х. Новый немецко-русский экономический словарь. — М.: РУССО, 2002 г. — 608 с
10. Фогель Г. Б. Структура, семантика та лексикографічна презентація англійської автомобільної термінології: Дис. … канд. філол.
наук 10.02.04./Ганна Борисівна Фогель — Запоріжжя, 2005. — 190 с.]
11. Aktienfonds werden immer beliebter. 07.08.20012011 [Електронний ресурс] — Режим доступу до статті: http://www.fondsweb.de/
fondsnews/17193-Aktienfonds-werden-immer-beliebter — Назва з екрану.
12. Bayer pumpt Milliarden  in Asiens Märkte. 16.11.2011 [Електронний ресурс]  — Режим доступу до  статті: http://www. welt.
de/wirtschaft/article 13719654/Bayer-pumpt-Milliarden-in-Asiens-Maerkte.html — Назва з екрану
13. Jahr S. Das Verstehen von Fachtexten/Rezeption — Kognition — Applikation. — Tübingen: Narr, 1996. — 212 S. c.25
14. Roelcke Th. Das Eineinndeutigkeitspostulat der lexikalischen Fachsprachensemantik.//Germanistische Linguistik. — 1991. — № 19. — S.
194–208. с. 207
15. Rathmayr R. PONS Fachwörterbuch Marktwirtschaft. Немецко-русский словарь, русско-немецкий глоссарий. — К.: Методика,
2004. — 432 с.
16. Syvak Das neue grosse Wirtschaftswörterbuch Deutsch-ukrainisch. (Сивак М. В. Новий великий німецько-український економічний
словник/Національний банк України). — К.: УБС НБУ, 2008. — 1515 с.
17. T‑Mobile Werbesieger in KW 41. 26.10.2007. [Електронний ресурс] — Режим доступу до статті: http://www.wuv.de/medien/t_mobile_
werbesieger_in_kw_41. Назва з екрану.
18. Wo wir Weltmeister sind. 17.07.2006 [Електронний ресурс] — Режим доступу до статті: http://www.focus.de/finanzen/news/firmen-
wo-wir-weltmeister-sind_aid_215924.html- Назва з екрану.
19. http://wirtschaftslexikon.gabler.de/Definition/sorte.html
20. http://wirtschaftslexikon.gabler.de/Definition/bonus.html
21. http://wirtschaftslexikon.gabler.de/Definition/ambulanter-handel.html
22. http://wirtschaftslexikon.gabler.de/Definition/wirtschaftsgut.html

Dudareva Zaytyna Muhtarovna,


professor of humanities and social-economic disciplines
Sterlitamaksky branch of Ufa State Aviation Technical University
Дударева Зайтуна Мухтаровна,
профессор кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин
Стерлитамакского филиала Уфимского государственного авиационного технического университета

Cultural aspect of linguistic time


Культурологический аспект лингвистического времени
Р. А. Будагов справедливо заметил, что «такие проблемы лингвистики, как язык и общество, язык и культура, язык и мышление,
язык и история, являются проблемами вечными, так как на каждом новом этапе развития общества и науки они раскрываются
в новых своих аспектах, в новых гранях, предоставляют специалисту новые материалы. Разумеется, перечисленные проблемы могут
расширяться и обогащаться, но они не могут «отменяться» 1.
В практике обучения иностранным языкам стало аксиоматичным положение о том, что преодоление языкового барьера недо-
статочно для обеспечения эффективности общения между представителями разных культур, требуется еще преодолеть барьер
культурный. Процесс межкультурного общения могут затруднить национально-специфические особенности самых разных ком-
понентов культур, участвующих в процессе коммуникации.
При описании разных языков лингвисты столкнулись с наличием в языках резко расходящихся явлений. Поиск причин этих
расхождений невольно приводит к пониманию существования различных результатов освоения мира, которые наиболее наглядно
проявляются на лексико-фразеологическом уровне языковой системы.
Э. Сепир указывал, что языки очень неоднородны по характеру своей лексики. «Различия, которые кажутся нам неизбежными,
могут полностью игнорироваться языками, отражающими совершенно иной тип культуры, а эти последние в свою очередь могут
проводить различия, непонятные для нас» 2.
По мнению Н. И. Толстого, языковые данные являются неотъемлемой частью плана выражения духовной культуры, причем,
частью, наиболее непосредственно связанной с содержанием. Эта связь является двусторонней. С одной стороны, факты языка слу-
жат важнейшим источником для реконструкции элементов культуры, народного сознания, мифологии; с другой стороны, решения
многих лингвистических задач невозможны без обращения к широкому культурно-историческому и этнографическому контексту.
«Коррелятивные связи языка и культуры многообразны, устойчивы и крепки, — пишет ученый. — Язык может рассматриваться
как орудие культуры, даже как одна из ее ипостасей (в особенности литературный язык, сакральный язык или язык фольклора)
и, как таковой, может описываться через признаки, общие для всех явлений культуры. С другой стороны, язык и культура могут

1 
Будагов Р. А. Язык и речь в кругозоре человека. М. «Добросвет». 2000. С. 9.
2 
Сепир Э. Избранные труды по языкознанию и культурологии. М. «Прогресс». 1993. С. 243.
76 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

сопоставляться как независимые, автономные семиотические системы, во многих отношениях структурно изоморфные и взаимно
отраженные» 1.
Рассматриваемая нами категория времени является одной из универсальных категорий, определяющих устройство мира. Ин-
терес к ней связан с ее важнейшей ролью в мировоззрении человека, в формировании его отношения к миру. Человек и время
неотделимы. Как отмечает Н. Д. Арутюнова, «фактор времени… играет важнейшую роль в создании модели человека, а фактор
человека — в моделировании времени» 2.
Вполне естественно, что представления о времени могут быть различными не только для разных культур, но и внутри одной
и той же культуры и в одни и те же исторические периоды ее существования.
Нет сомнения, что время определенным образом согласуется с астрономическими и земными физическими явлениями, но каж-
дое общество демонстрирует еще и что-то свое, связанное с особенностями жизни данного конкретного общества.
Все народы мира, на каком бы примитивном уровне развития они ни находились, имеют свое представление о времени и методах
его исчисления, обычно основанных на астрономических наблюдениях. Австралийский абориген, например, сильно затрудняется
в определении времени суток по часам: если даже он научится по памяти считывать время по положению стрелок часов, то все равно
не станет его воспринимать как действительное время суток. С другой стороны, он в состоянии фиксировать время в предлагаемой
ему ситуации, помещая, скажем, камень на развилину дерева так, чтобы солнце осветило его в нужное время суток.
Некоторые языковеды не случайно называют время лингвокультуремой — синтезирующей единицей, включающей в себя не толь-
ко сегменты языка (языкового значения), но и культуры (культурного смысла).
Не удивительно, что и понятие времени и единицы его измерения в культуре разных народов имеют издавна сложившиеся
национальные особенности, которые можно обнаружить в их языках. Несовпадение культурных представлений у разных народов
наблюдается даже при сопоставлении таких обыденных понятий, как деление суточного времени на день-ночь, утро-вечер, что,
в частности, позволило А. Д. Шмелеву охарактеризовать время как «загадочный феномен, близко касающийся человека, интуитивно
как будто бы ясный, но противоречивый и с трудом поддающийся экспликации» 3.
«На первый взгляд, — пишет А. Д. Шмелев, — для каждого из русских слов, служащих для обозначения времени суток (утро,
день, вечер, ночь) можно найти более или менее точный эквивалент в основных западных языках (например, для слова утро — англ.
morning, фр. matin, нем. Morgen и т. д.)» Однако эта эквивалентность, как показывает дальнейшее сопоставление, лишь кажущаяся,
поскольку «в основе членения суток на периоды для русского языка кладутся несколько иные принципы, нежели для западных
языков. При этом указанные различия могут быть связаны с расхожим представлением, согласно которому русские обращаются
со временем в целом более вольно, нежели жители Западной Европы» 4.
Так, сравнивая английские и русские обозначения, С. Г. Тер-Минасова указывает, что английское morning («утро») продолжается
двенадцать часов, ровно половину суток — от полуночи до полудня. Поэтому загулявшие англичане приходят домой не в час или
в два часа ночи, а в час или в два часа утра (one/two o’clock in the morning). Затем начинается день. Но совсем не day, как перевел бы
русско-английский словарь слово день, а afternoon — послеполуденное время. Как это следует из внутренней формы слова, afternoon
продолжается от полудня примерно часов до пяти-шести, когда начинается evening — как бы вечер, который уже в восемь часов
сменяется короткой ночью — night. А в полночь — уже morning, «утро».
Слово день представляет еще большие трудности, поскольку ему соответствуют два английских слова day и afternoon. Good day —
это вовсе не добрый день, как можно было бы предположить по аналогии с good morning — доброе утро или good evening — добрый
вечер. Добрый день — это good afternoon, а good day употребляется только при прощании, причем звучит резко и раздраженно, даже
грубо и может быть переведено как разговор окончен, до свидания 5!.
Деление суток в немецком языке осуществляется совсем иначе. В немецком языке выделяются der Morgen утро (2.00–9.00), der
Mittag полдень, середина дня (12.00–14.00), der Nachmittag вторая половина дня (14.00–18.00), der Abend вечер (18.00–22.00), die
Mitternacht полночь (24.00), die Nacht ночь (22.00–2.00).
Различия в подобном структурировании А. Д. Шмелев объясняет тем, что в западном представлении «членение суток на периоды
зависит от «объективного» времени, показаний часов, и сутки структурируются в первую очередь полуночью и полуднем; при этом
полдень имеет большое значение, поскольку структурирует самую важную часть суток — время, предназначенное для работы (рабо-
чий день). Не случайно в западных странах есть специальное слово для обозначения второй половины рабочего дня, наступающей
после полудня и связанного с полуднем обеденного перерыва (ср. англ. afternoon, фр. après-midi, нем. Nachmittag, итал. pomeriggio).
В русском представлении концептуализация времени суток в большей степени зависит от того, что человек делает в период вре-
мени, о котором идет речь (в западном представлении дело обстоит скорее противоположным образом: взглянув на часы и определив
время суток, человек знает, что ему надлежит делать). Так, если в западных языках «утро» концептуализируется как часть суток,
предшествующая полудню, то для русских утро — это скорее время, когда человек уже проснулся и занимается приготовлением
к основной дневной деятельности (умывается, одевается, завтракает), но еще не приступил к ней» 6.
Именно в концептуализации утра автор видит наибольшие различия между «западными» и «русскими» представлениями
о членении суток.
Не совпадают в разных языках и деление календарного времени на сезоны. «У русскоязычного человека сомнений нет, — пишет
С. Г. Тер-Минасова, — четыре времени года — зима, весна, осень, лето — представлены по три месяца в каждом» 7. Календарный
год начинается зимой.
В английском же языке времена года озвучиваются в следующей последовательности: весна, лето, осень, зима. Моделью служит
концепция жизненного цикла, происходящего не только в природе, но и в самом человеке.

1 
Толстой Н. И. Язык и народная культура. Очерки по славянской мифологии и этнолингвистике. М. Индрик. 1995. С. 36.
2 
Арутюнова Н. Д. Язык и мир человека. М. Языки русской культуры. 1999. С. 688.
3 
Шмелев А. Д. Русская языковая модель мира: Материалы к словарю. М. Языки славянской культуры. 2002. С. 37.
4 
Там же. С. 56–57.
5 
Тер-Минасова С. Г. Язык и межкультурная коммуникация. Учебное пособие. М. Слово. 2000. С. 58.
6 
Шмелев А. Д. Русская языковая модель мира: Материалы к словарю. М. Языки славянской культуры. 2002. С. 57.
7 
Тер-Минасова С. Г. Язык и межкультурная коммуникация. Учебное пособие. М. Слово. 2000. С. 58.
Section 3. Philology and linguistics 77

Такого рода наблюдения могут быть рассмотрены с разных позиций. С одной стороны, они могут служить доказательством того,
что особенности концептуализации некоторых временных периодов (деление годового цикла, суточное деление времени) в разных
языках влияют на употребление соответствующих слов.
С другой стороны, их можно квалифицировать как данные, свидетельствующие о различиях в восприятии времени разными
народами. В последнем случае, считает Д. Н. Шмелев, и оказывается возможным говорить о том, что языковые данные могут служить
ключом к пониманию каких-то культурно значимых аспектов восприятия мира 1.

Zhvania Ludmila Viktorovna, Taras Shevchenko Kyiv National University


Postgraduate student, Ukrainian literature History Department
Жвания Людмила Викторовна, Киевский национальный
университет имени Тараса Шевченко
аспирантка кафедры истории украинской литературы

Truth in art Shevchenko and Lesya Ukrainian


Истина в творчестве Т. Шевченко и Леси Украинки
Человечество во все времена осуществляет последовательный и напряженный поиск истины, стремится познать ее суть. О веч-
ной, неизменной, независимой от человеческого познания истине ведет речь в своих «Философических письмах» П. Чаадаев: «Ис-
тина едина: царство Божие, небо на земле, все евангельские обетования — все это не что иное, как прозрение и … объединение
всех мыслей человечества в едином мнении, и эта единственная мысль есть мысль самого Бога, иначе говоря, — воплощенный
нравственный закон» 2. Считаем нужным заметить, что П. Чаадаев понимает идею Царства Божия как воплощение красоты, истины,
блага, совершенства не в абстрагированную сфере, а в возможном совершенном человеческом обществе.
Т. Шевченко, как и П. Чаадаев, видит будущее человечества, как царство истины — «обновленную землю», где «будет правда»
(«Исаия. Глава 35», «И Архимед, и Галилей…»). При этом, как отмечает Е. Нахлик, «путь к будущему «Царству Божьему» на земле
состоит в катастрофическом преобразовании… вследствие Божьего наказания» 3 («И мертвым, и живим…», «Подражание Иезекии-
лю, Глава 19», «Осия. Глава XIV»). Ю. Барабаш подчеркивает, что поэтическое «прозрение, профетическое визионерство… питается
метафизической, религиозно-мистической верой в конечность и неизбежность исторической справедливости как «Божьей правды» 4.
Понятие истина в произведениях Леси Украинки наполняется различными смыслами. Так, в отличие от Т. Шевченко, кото-
рый видит воплощение истины в будущей «обновленной земле», профетические прозрения лучшего будущего не характерны для
творчества Леси Украинки. О. Забужко подчеркивает, что все критики Украинки от Д. Донцова до Л. Масенко отмечают отсутствие
в ее творчестве историософских иллюзий 5. У Леси Украинки есть только одна поэзия («Колы втомлюся я жыттям щоденным»),
в которой изображено то «небо на земле», царство истины, пророчество о котором так часто встречается у Т. Шевченко. Будущее
видится автору как «власть света» — результат «братской любви». Здесь видим общее с П. Чаадаевым и Т. Шевченко: у них любовь
и истина — тождественные понятия. Впоследствии эту мысль реализует и П. Флоренский: «явленая истина​​ любовь. Воплощенная
любовь есть красота»6.
Т. Шевченко «Любовь извечную» 7 объединяет с правдой, добром 8, «единомыслием» и «братолюбием» («Неофиты», «Мария»,
«Молитва»). Любовь для поэта — это, в первую очередь, святое и жертвенное материнское чувство. Будущий «золотой век» настанет
тогда, когда обнимут братья меньшего брата 9. Эта христианская любовь к ближнему логически продолжается в мотиве любви как
закона Божьего и всечеловеческого в «Давыдовых псалмах». Истину, которую интуитивно постиг Т. Шевченко, развивает в своей
философии Н. Бердяев: «Бог существует не в имени Божьем, не в магических действиях, не в силе этого мира, а во всяческой правде,
в истине, красоте, любви, свободе, героическом акте» 10. О сакральной сущности любви — истины в творчестве Леси Украинки гово-
рила О. Забужко. Сама же Леся Украинка об этой духовной силе писала так: «Любовь абсолютной справедливости не знает, но в том
ее высшая справедливость» 11. Эта божественная искра, или, за термином О. Забужко, «явление Абсолюта» 12, которая «сокровища
творит, а не открывает» — живет в сердце Мавки, Присциллы и Мириам, Долорес, Йоганы, Кассандры, Тирцы и Ифигении». В каж-
дом своем произведении Леся Украинка так или иначе говорит о любви, которая по-разному являет себя — как чувство к любимому
человеку, любовь к родине, материнская, христианская всепрощающая любовь, любовь — жертвенность, а в итоге — как истина.
Это подразумевает Т. Шевченко, приводя слова апостола Петра в эпиграфе к «Тризне»: «Души ваши очистив в послушание ис-
тины духом, в братолюбия нелицемерно, от чистая сердца друг друга любите …» 13. Далее, в самом произведении поэт замечает: «обще

1 
Шмелев А. Д. Русская языковая модель мира: Материалы к словарю. М. Языки славянской культуры. 2002. С. 67.
2 
Чаадаев П. Я. Полное собрание сочинений и избранные письма. Том 1. М.: «Наука», 1991, - С. 440.
3 
Нахлік Є. К. Доля- Los-Судьба: Шевченко і польські та російські романтики/НАН України. – Львів, 2003 С. 198.
4 
Барабаш Ю. Просторінь Шевченкового слова — К.: Темпора, 2011, – С. 64.
5 
Забужко О. NOTRE DAME D’UKRAINE: Українка в конфлікті міфологій. – Київ, 2007, – С. 218.
6 
Флоренский П. А. Столп и утверждение истины. М.: «Правда», 1990, – С. 75.
7 
Шевченко Т. Повне зібрання творів: У 12 т. – К.: Наук. думка, 2001. – Т. 2: Поезія 1847–1861. – С. 349.
8 
Там же, С. 248, 328.
9 
Там же, С. 353.
10 
Бердяев Н. А. Самопознание (Опыт философской автобиографии). – М.: Книга, 1991. – С. 353..
11 
Українка Леся. Зібрання творів у 12 т. – Т. 11. Листи (1898–1902) – С. 381.
12 
Забужко О. NOTRE DAME D’UKRAINE: Українка в конфлікті міфологій. – Київ, 2007, – С. 235.
13 
Шевченко Т. Повне зібрання творів: У 12 т. – К.: Наук. думка, 2001. – Т. 1: Поезія 1837–1847. – с. 239.
78 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

благо/Должно любовию купить» 1. Именно поэтому произведение оказывается гимном «пророку», «предтече» 2, который «силой
господа чудесной/возмог в сердца людей вдохнуть/Огонь любви, огонь небесный» 3. Этим небесным огнем любви оказывается истина,
которая была явлена​​, открылась герою поэмы. Ведь только познав истину, человек способен полюбить людей «незлобным сердцем»
4
, хотя и осознает их «недостойные дела» 5. Словами пророка (высший момент в поиске поэтом истины), Т. Шевченко молитвенно
обращается к Богу о явлении ему «святого чуда» 6, момента истины, — когда восстанут мертвые «на искупление земли». Убеждаемся,
что Т. Шевченко, как и П. Чаадаеву, близка идея истины как Божественного Слова, откровения, воплощением которого становится
«небо на земле». Подтверждение этому находим не только в упомянутом произведении, но и в поэмах «Кавказ», «Неофиты». На-
конец, наиболее красноречивым свидетельством «онтологической» трактовки поэтом истины являются строки Евангелия, взятые
Т. Шевченко эпиграфом к поэме «Сон»: «Дух истины, его же мир не может прияти, яко не видит его, ниже знает его 7 ». Жизнь мира,
который находится в неверии и в заблуждении, жизнь, которой управляют низменные страсти не может принять духовного света
истины: как больной глаз света солнечных лучей.
Истина в произведениях Леси Украинки ассоциируется со светом. Нужно подчеркнуть, что метафора истины — света является
традиционной и для христианства, и для античности. Так, у Т. Шевченко она имеет выразительно христианские, Евангельские корни:
«Свите ясный! Свите тыхий!../Ты над намы просвитыся» 8.
Семантический ряд истина — любовь — свет у Т. Шевченко дополняется понятием «солнце правды», («Кавказ», «Еретик»).
В этих произведениях поэт продолжает традицию Платона, который использует образ солнца как символ высшей идеи — Блага,
Абсолюта, истинного бытия (Притча Платона о пещере). В античности находит образы для воплощения этой идеи и Леся Укра-
инка. Для нее истина — это Божественный огонь, искру которого принес людям Прометей («Fiat nox!», «Ифигения в Тавриде»,
«Кассандра», «В катакомбах»). Эта интерпретация образа Прометея, как воплощение свободолюбия и неповиновения логически
дополняет традиционную. Только внутренне свободный человек может познать истину. Источником истолкования огня Прометея,
как истины — знания, является трагедия Эсхила «Прометей прикованный». В этой версии титан дарит человечеству разум, язык,
все науки, просвещает его знанием. Эта трактовка его миссии (вместе с другими) продолжается в современной философии и лите-
ратуре. В частности, М. Мамардашвили называет Прометея «символом мысли» 9 и так определяет истину: «истина — элемент или
стихия в древнем смысле слова («элемент») подобно эфиру… мы находимся или не находимся в истине, в элементе истины» и далее
«истина — стихия, она источник существования всех возможных истин… что-то может быть истинным, только если приобщено
к этому источнику» 10. Именно про этот первичный элемент, «святой огонь» — истину говорит в своем монологе Неофит — раб
из драматической поэмы «В катакомбах»: «Я честь отдам титану Прометею…/ — что просветил не словом, а огнем» 11. Прометей —
свободный духом, борец за свободу, его цель — освобождение человечества. Для достижения этой благородной цели титан дарит
людям огонь — истину. Объединяя такие понятия как свобода и истина в интерпретации этого мифологического сюжета, Леся
Украинка продолжает традицию Т. Шевченко, для него свобода и «живое слово» истины взаимодополняемые ценности («Кавказ»).
Леся Украинка отдает предпочтение не слову, а истине — огню, в отличие от Т. Шевченко, для которого наряду с символом огня,
синонимами истины являются «Божье слово», «святая правда». Понятие истины у Т. Шевченко соединяется с духом евангельского
откровения. Для поэта «правда на земле» — воплощение Божественной истины, ей противопоставляется человеческий обман.
Видеть истину могут только чистые сердцем, к таким принадлежат пророки, юродивые и настоящие поэты. Вдохновленные
высшей силой, они могут предсказывать будущее, Божью волю. Еще из времен античности проблема познания истины была тесно
связана с мотивами пророчества, прозрения, видения — слепоты (вспомним хотя бы миф о царе Эдипе или притчу Платона о людях
в пещере, которые видят лишь тени предметов, иллюзию, считая ее истиной). В творчестве Т. Шевченко эта традиция продолжа-
ется в нескольких вариантах. В комедии «Сон» наратор во сне видит истинную картину современной жизни, ее суть, что прячется
за иллюзией «благоденствия», здесь он является своего рода визионерством поэта-пророка, хотя сам автор берет себе роль намного
скромнее (юродивого). Продолжается этот мотив в «послании» «И мертвым, и живым…», в котором истина открылась лишь одному
лирическому герою. Все другие пребывают в состоянии тотального ослепления — незнания. Похожий мотив видим у Леси Украинки
в «Лесной песне»: глаза у Лукаша вначале произведения «непрозрачные», не просветленные светом истины. В конце — для видения
ему уже не нужны глаза, он смотрит внутренним зрением и может видеть то, что является невидимым для других. Лукашу открылась
настоящая сущность вещей, он познал истину: «Теперь я мудрым стал» 12. Кассандра тоже видит ее, поэтому взгляда пророчицы так
боялся ее возлюбленный Долон — не каждый может принять сакральное знание, выдержать взгляд вечности.
Проблема видения вечности как пророчества, близка обеим поэтам, разрабатывалась каждым из них в своем творчестве. И сами
авторы ассоциируются с образом пророка, который не только предвидит будущее, но и видит истину. Т. Шевченко и Леся Украин-
ка имели дар пророка и гения, благодаря которому познается истинная сущность прошлого и современного. Каждый из авторов
по-своему интерпретировал образ пророка в своих произведениях. У Т. Шевченко это, в первую очередь, ветхозаветный пророк.
В соответствии с традицией Библии, он избранник Божий, предвестник Его воли. Он учит и действует за его повелением. В своем
пророчестве объясняет истину, предостерегает и провозглашает Божье наказанье, вместе с тем, дарит весть о будущем царстве ис-
тины («Подражание Иезекиилю, Глава 19», «Осия. Глава ХIV», «Исаия. Глава 35»). Носителем мудрости у Т. Шевченко является также
кобзарь — Пэрэбэндя. В его образе, на наш взгляд, объединяются разные ипостаси: философа-поэта, народного певца, который
1 
Шевченко Т. Повне зібрання творів: У 12 т. – К.: Наук. думка, 2001. – Т. 1: Поезія 1837–1847. – с. 246.
2 
Там же, С. 250
3 
Там же, с. 240.
4 
Там же, с. 244.
5 
Там же, с. 244.
6 
Там же, С. 245.
7 
Там же, С. 265
8 
Шевченко Т. Повне зібрання творів: У 12 т. – К.: Наук. думка, 2001. – Т. 2: Поезія 1847–1861. – С. 350.
9 
Мамардашвили М. Эстетика мышления. – М.: Московская школа полит. Исследований, 2000, С. 28.
10 
Там же, С. 144
11 
Украинка Леся. Твори в чотирьох томах. Т. 2 – К.: Дніпро, 1982, С. 83.
12 
Там же. С. 176.
Section 3. Philology and linguistics 79

транслирует истину силой красоты своего искусства, а также и пророка — он провозглашает «Божье слово», его сердце «с Богом
говорит» 1. Для него не имеют никакого значения атрибуты материального мира, — будучи в крайнем убожестве, он, вместе с тем,
«находится в истине, в элементе истины» (как называет это состояние «полного присутствия» в «неделимом» М. Мамардашвили),
поскольку живет не внешней, а настоящей жизнью, является «живым», а это, по словам философа, тот, кто может быть всегда дру-
гим, свободный человек2. Кобзарь осознал истину, он «все знает», вместе с тем, он понимает, что эти знания не открываются путем
простой передачи тем, кто не готов их принять. Поэтому для разговора со Всевышним певец уединяется, идет на могилу, где его
мысли достигают неба. Вместе с тем, он не избегает и людей, давая им лишь то, что может вместить их душа.
По-своему разрабатывает проблему комуникационного разрыва между пророком и его окружением Леся Украинка в драмати-
ческой поэме «На руинах». Пророчица Тирца пытается разбудить «сонных», показать им путь к свободе. Но ее народ — побежден,
лишен веры, разъединен бесполезными спорами, оказывается неспособным принять пророческие слова. В результате, Тирца, по-
добно Пэрэбэнде Т. Шевченка, вынуждена идти от людей в пустыню. В этом произведении тему пророчества автор, как и Т. Шев-
ченко, связывает с ветхозаветной традицией. Однако наиболее ярко и полно гносеологическая тема познания, правды, пророчества
раскрывается Лесей Украинкой в драматической поэме «Кассандра». Главная героиня поэмы — пророчица — жрица, признает наи-
высшей власть правды-истины, воплощенной в образе Мойры. Автор подчеркивает здесь трагический момент познания истины:
сакральное знание может быть страшным не только для людей, не способных его понять, но и для самого пророка, если он может
только «видеть» и не способен действовать.
Таким образом, в осознании истины Т. Шевченко идет путем, проложенным такими мыслителями как Платон, Августин Бла-
женный, Г. Сковорода, П. Чаадаев и другие, для которых истина — высшее Благо, Бог, «Божья премудрость», «небо на земле», Слово
Божье.
Для Леси Украинки из вышеуказанных определений истины, учитывая ее творчество, близким кажется лишь высшее Благо
Платона.
Однако есть и общее моменты в интерпретации этого концепта каждым из поэтов. В частности, истина для обеих авторов
является светом и «солнцем правды», она же — свобода духа, имеет природу очистительной стихии — огня. Проблему осознания
истины поэты связывают с мотивом видения — слепоты, пророчества, подтверждая положение о том, что человек не творит истину,
но для него всегда открыта возможность найти, познать и пребывать в истине.

Isaev Gennadiy Grigorievich


Doctor of Philology, Professor
Astrakhan State University, Russia
Исаев Геннадий Григорьевич, доктор филологических наук, профессор
Астраханского государственного университета, Россия

Koran motives in Alexander Kusikovs works


Коранические мотивы в творчестве Александра Кусикова
Биография и творческий путь А. Кусикова в полном объеме до сих пор не написаны, поскольку в них слишком много лакун
и неясных моментов. Все словари и справочники содержат примерно одну и ту же информацию 3. Поэт родился 17 сентября 1896 года
в богатой армянской семье крупного землевладельца, воспитывался родителями в религиозном духе. В городе Баталпашинске
окончил гимназию и сразу поступил на юридический факультет Московского университета. Через полгода был призван на военную
службу, во время войны был ранен. После 1917 года находился на службе в армии, назначался военным комиссаром Анапы, после
переезда в Москву — командиром отдельного кавалерийского дивизиона. Военную службу оставляет в 1921 году. В Москве знако-
мится с ведущими поэтами того времени — В. Брюсовым, В. Маяковским, К. Бальмонтом, С. Есениным и др. Сближается с группой
имажинистов и становится одним из самых активных ее участников. Был избран заместителем председателя Всероссийского союза
поэтов. При содействии А. Луначарского в 1922 году получает заграничную командировку с целью работы в эмигрантском издании
«Накануне» и установления контактов с писателями-эмигрантами. Живет сначала в Берлине, с 1923 года в Париже. Выступает на ли-
тературных вечерах вместе с В. Маяковским, С. Есениным, М. Цветаевой, К. Бальмонтом. Неустанно говорит о своей преданности
советской власти, получает кличку «чекист». В эмигрантских кругах активно обсуждается возможное сотрудничество А. Кусикова
с ГПУ, что стало одной из причин разрыва с С. Есениным. За границей публикует три сборника — «Аль-Баррак», «Птица безы-
мянная» и «Рябка». Его стихи переводятся на французский, немецкий и другие языки. Попытка создать откровенно «советскую»
поэму «Москва», насыщенную штампами официальной пропаганды, заканчивается неудачей. Он умер в Париже 20 июля 1977 года.
Информация о роде его занятий во Франции в течение почти полувека очень скудна. Это одна из многих загадок его биографии.
Современники весьма высоко оценивали его поэзию. И. Аксенов, например, писал: «Мы вправе ожидать от него еще много
работы и больших достижений» 4. Критик журнала «Книга и революция» утверждал: «Талант его вне сомнений… Надо думать,
что поэт еще далеко не сказал всех своих слов, и возможно, что ему суждено быть в числе не последних предтеч новых классиков
грядущей поэзии» 5. Высокую оценку А. Кусиков получил в книге Н. Я. Абрамовича «Современная лирика: Клюев, Кусиков, Ивнев,
Шершеневич». Автор предвидит уход А. Кусикова из группы имажинистов, которые, с его точки зрения, ему только мешают: «Ку-
сиков разобьет наваждение и черные чары имажинизма и выйдет свободным и самостным в открытое океаническое пространство

1 
Шевченко Т. Повне зібрання творів: У 12 т. – К.: Наук. думка, 2001. – Т. 1: Поезія 1837–1847. С. 111.
2 
Мамардашвили М. Эстетика мышления. – М.: Московская школа политических исследований, 2000. С. 139.
3 
Савченко Т. К.[Кусиков А. Б.]//Русские писатели 20 века. Биографический словарь/Главный редактор и составитель П. А. Николаев. М.: Большая
советская энциклопедия, Рандеву-АМ, 2000; Филиппов Г. В. [Кусиков А. Б.]//Русские писатели, ХХ век. Биобиблиографический словарь. В 2 ч. Ч. 1.
М.: Просвещение, 1998. С. 723–725.
4 
Аксенов И. [Обзор]//Художественное слово, 1920, № 2. – С. 63–64.
5 
Коган П. Русская литература в годы Октябрьской революции/Книга и революция, 1921, №№ 8–9. – С. 82–83.
80 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

своим истинно гениальным «я» 1. В. Львов‑Рогачевский в книге «Имажинизм и его образоносцы. Есенин, Кусиков, Мариенгоф,
Шершеневич» (1921), негативно характеризуя имажинизм как литературную школу, сближал А. Кусикова с С. Есениным и отделял
от «правоверных» имажинистов 2.
В 1921 году его отметил В. Брюсов, назвав его среди «самых интересных молодых московских поэтов» 3. И. Аксенов увидел
в стихах А. Кусикова «разлад», «тоску» и самую сильную, с его точки зрения, черту его поэзии — чувство Востока. Вывод критика
оптимистичен: «Мы вправе ожидать от него еще много работы и больших достижений» 4.
Подлинно научное изучение наследия А. Кусикова началось сравнительно недавно 5. Чаще всего о нем пишут в связи с рассмо-
трением истории имажинизма и характеристикой творчества С. Есенина 6. К анализу отмеченной И. Аксеновым важнейшей черты
поэзии А. Кусикова — чувства Востока — литературоведы обратились лишь в самые последние годы. Отметим самые значительные
публикации на эту тему. М. А. Штейман в статье «Восток и Запад. На перекрестке культур. Феномен поэзии А. Кусикова» в широком
историко-литературном контексте рассматривает «попытку синтеза» культур Востока и Запада в поэзии А. Кусикова 7. Т. А.  Тернова
в работе «Проблема национального и интернационального в модернизме» на примере поэмы А. Кусикова «Коевангелиеран» пока-
зывает, как в поэзии модернизма оригинально интерпретировалась диалектика национального и интернационального 8. Л. Куклин
в статье «С минарета сердца» подчеркнул актуальность и оригинальность художественных решений темы Востока А. Кусикова для
современности 9. Многие аспекты анализируемой проблемы остаются, тем не менее, вне внимания исследователей. К ним относят-
ся, прежде всего, обусловленность особенностей трактовки темы Востока у А. Кусикова от его биографии и реалий малой родины,
функционирование в его творчестве образов и сюжетов Корана, формы и приемы претворения традиций исламской культуры
(подражание, стилизация, заимствование и др.), связь с романтизмом.
Пристрастие А. Кусикова к коранической образности и традициям исламской культуры во многом объясняется его проис-
хождением и национальной принадлежностью. Поэт происходил из горских, черкесских армян — черкесогаев. Об этнокультурном
облике черкесогаев М. В. Савва пишет: «Черкесогаи (самоназвание эрмелы) представляют собой одну из локальных субкультурных
групп армян Северного Кавказа. За время длительного проживания в среде горцев они утратили свою первичную традиционную
культуру и армянский язык, полностью заимствовав местные обычаи и даже языковые диалекты адыгов. В то же время черкесские
армяне всегда оставались адептами Армянской Апостольской Церкви, что являлось определяющим фактором их армянской иден-
тичности» 10. После переселения в ХУ111 веке на русскую сторону Кубани и после основания Армавира они выучили и армянcкий,
и русский языки. Сложная историческая судьба черкесогаев обусловила «противоречивость в определении ими своей этнической
идентичности. В одном случае они называли себя черкесогаями и противопоставляли себя остальным этническим образованиям.
В другом случае они говорили о себе как о черкесах, в особенности когда речь шла о тех или иных культурных признаках, например,
о языке, пище, одежде и др. В третьем — говорили о себе как об армянах, в особенности когда речь шла об их вероисповедании» 11. Для
религиозных воззрений черкесогаев характерно переплетение христианских, языческих и исламских представлений. Все это в той
или иной степени проявилось в мировоззрении, религиозных предпочтениях и эстетических устремлениях А. Кусикова. Когда он
называл себя и своего отца черкесами, в этом не было какой-либо выдумки, это шло от национального самосознания черкесогаев,
приверженность к которому присутствовала в поэте на генетическом уровне.
Повышенное внимание А. Кусикова к мотивам и образам исламской культуры, а конкретнее — к черкесской — проявляется
уже в его первом поэтическом сборнике. Модус поведения лирического героя, который называет себя черкесом, в книге «Зеркало
Аллаха» — жизнь по заветам Аллаха, восхищение красотой и совершенством созданного им мира. Он — правоверный мусульманин,
смотрящий на мир сквозь призму священного Корана.
В первой части были помещены стихи 1914–1916 годов, насыщенные образностью, идущей от традиций восточной поэзии:
арабские и персидские лексемы, среди персонажей муэдзин, зовущий черкесов на молитву в мечеть, пейзажи по преимуществу
кавказские. Лирический герой стремится передать красоту и органичность мира простых мусульман:
Мулла молился спокойно, мудро,
Над ним Единый Аллах Великий.
Расплылось солнце, в ауле утро,
Салям Аликюм! Салам Аликюм!
(«Салам Аликюм», 1917)

1 
Абрамович Н. Я. Современная лирика: Клюев, Кусиков, Ивнев, Шершеневич. Рига, 1920. – С. 19.
2 
Львов‑Рогачевский В. Имажинизм и его образоносцы. [М.]: Орданс, 1921. - С. 34.
3 
Брюсов В. Вчера, сегодня и завтра русской поэзии//Брюсов В. Собрание сочинений: В 7 т. Т. 6. М., 1975. – С. 521.
4 
Аксенов И. [Обзор]//Художественное слово, 1920, № 2. – С. 63–64.
5 
Маквей Гордон. Пень и конь: поэзия Александра Кусикова//Русский имажинизм: история, теория, практика/Под редакцией Дроздкова В. А.,
Захарова А. Н., Савченко Т. К. М.: ИМЛИ РАН, 2005; Исаев Г. Г. Загадка А. Кусикова: творчество поэта в зеркале судьбы. Астрахань: Издательский
дом «Астраханский университет», 2012.
6 
Павлова И. Имажинизм в контексте модернистской и авангардистской поэзии ХХ века. Автореферат диссертации … кандидата филологических
наук. М., 2002; Сухов В. Сергей Есенин и имажинизм. Автореферат диссертации … кандидата филологических наук. М., 2003; Тернова Т. А. История
и практика русского имажинизма. Автореферат диссертации … кандидата филологических наук. Воронеж, 2000; Nilsson N. A. The Russian Imaginists/
Stockholm Almoqvist and Wiksell, 1970; Markov V. Russian Imagism: 1919–1927; Wilhelm Schmitz Verlag in Gessen, 1980; McVay G. Esenin. A Life. Ann
Arbor, 1976; Piotrowski W. Imazynism rosyjski. Krakow, 1997.
7 
Штейман М. А. Восток и Запад: На перекрестке культур. Феномен поэзии А. Кусикова//Русский имажинизм: история, теория, практика/Под
редакцией Дроздкова В. А., Захарова А. Н., Савченко Т. К. М.: ИМЛИ РАН, 2005.
8 
Тернова Т. А. Проблема национального и инонационального в модернизме/Известия Саратовского университета. 2011. Т. 11. Серия Филология.
Журналистика. Вып. 2.
9 
Куклин Л. С минарета сердца//Нева, 2005, № 8.
10 
Адыгэ макъ. Мэзаем и 16, 2012‑рэ ильзе. Лики адыгского прошлого. Историческое приложение. Вып. 2 (61).
11 
Там же.
Section 3. Philology and linguistics 81

А. Кусиков развивает традиции классической литературы на фарси, для стиля которой характерной чертой является орнамен-
тализм, то есть чрезмерная стилистическая украшенность, использование усложненных тропов (нагнетание параллелизмов и ги-
пербол, антитез и развернутых сравнений, постоянных, традиционных метафорических образов‑символов и сложных эпитетов).
В поэзии на фарси каждое стихотворение должно было иметь свою смысловую и художественную доминанту, называемую пункта,
причем очень выразительную. Несущая глубокий смысл пункта обязательно требовала применения какой-либо из многочисленных
поэтических фигур-тропов, созданных восточной теорией в качестве обязательной принадлежности поэзии. При этом все тропы
подчинены идее, мысли. Чувство здесь всегда под контролем разума. Произведение надо было обычно «расшифровать», объяснить,
разгадать, чтобы понять его глубинный, внутренний смысл.
А. Кусиков следует восточному канону не очень строго. В детстве и юности он формировался как поэт под сильнейшим влиянием
русской поэзии. Вследствие этого у него появляется отношение к восточной поэзии как к искусству сугубо условному, весьма дале-
кому от реалий жизни. В его стихах намечается сугубо игровое использование канонов персидской и арабской классики. Наиболее
привлекательным для него оказался жанр китаъа — отрывка, фрагмента, употреблявшегося в основном для выражения философской
мысли или морального назидания и наименее регламентированного по содержанию. Обязательные в жанрах персидской лирики
схемы рифмовки, размеры и ритм были для него факультативными.
Программным для книги является эпиграф, из которого читатель узнает, что речь идет о голубом озере на Клухорском перевале.
В этом зеркальном озере лирический герой книги уловил «отражение кроткого Аллаха»:
Высоко под небом
На перевале Клухорском
Есть голубое озеро –
Зеркало Аллаха.
И в бирюзовом зеркале
На перевале матовом
Я видел отражение
Кроткого Аллаха.
Эпиграф станет более понятным, если мы обратимся к мифопоэтике: водная поверхность имеет значение созерцания, сознания
и откровения, зеркало принимает изображение Аллаха и передает ему образ человека. Озеро — выход в подсознание, желание любви.
В легендах и фольклоре озеро — двустороннее зеркало, разделяющее естественный и сверхъестественный миры. Так уже в первой
книге проявился интерес к сакральному, обозначилась художественная модель двоемирия, сориентированная на модель мира исла-
ма и романтизма. В стихотворении иной мир — это потусторонность, невидимый мир идеального существования. В стихах более
позднего периода «зеркало» будет играть весьма существенную роль в онтологии А. Кусикова, организуя взаимодействие миров.
Для книги в целом был характерен религиозно-мистический взгляд на Россию и на человека. Мистические мотивы проявляют
себя через лексику ислама, через устойчивые общекультурные метафоры и сравнения, более или менее явно употребленные для
обозначения теофании, через «апофатическую поэтику», то есть разного рода упоминания о невыразимом, непознаваемом, через
характерные романтические черты (экзотические локусы, национальный колорит, исключительность лирического героя, стремле-
ние к выходу за пределы обычного пространства и времени, к мистическому переживанию запредельного, к ощущению единения
с необычным). Лирический герой часто в экстазе переживает непосредственное единение с Аллахом. Для героя главное — общение
с ним, что достигается через озарение и откровение. Его практика мистицизма включает сосредоточение на простейших сочетаниях
слов, на молитвенных восклицаниях, на отдельных словах и т. п.:
Я прочитывал строки Корана
У себя высоко на вершинах,
Я творил свой намаз неустанно
На кристальных узорчатых льдинах.
На данном этапе становления лирического героя А. Кусикова мистическая интуиция, определенный «духовный опыт» стано-
вятся высшими формами познания.
В стихотворении «Восточная молитва» (1914), пронизанном кораническими аллюзиями и реминисценциями, о родословной
и духовном кредо лирического героя недвусмысленно было заявлено:
Я родился в горах,
И неведом мне страх,
Я живу на холодных снегах.
Надо мной мой Аллах
Высоко в облаках,
В своих нежных и райских садах…
Он подкрепляет версию о своем черкесском происхождении информацией об исламском воспитании:
Мое детство баюкал суровый уют,
Я в Коране любил райских дев, —
Может быть, оттого до сих пор я пою
Перепевный потока напев…
В стихотворении «Аул Тебердинский» (1914) лирический герой манифестирует свое полное слияние с природой и обычаями
Кавказа, ему «родственна хищная стая орлов»:
Я был там крылатым, летал по горам,
Спускался — и, снова взлетая,
Спешил на разделы добычи к орлам –
Мне родственна хищная стая.
82 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

А. Кусиков периода создания книги «Зеркало Аллаха» — это индивидуалист, эстет, последователь русского романтизма и сим-
волизма, творчества К. Бальмонта, Ш. Бодлера и А. Рембо, проявляющий интерес к отечественной декадентской и модернистской
литературе и сам пробующий писать стихи. Он вырабатывает собственный стиль и метод, в основу которых были положены ир-
рационализм, игра, театрализация своей внутренней жизни, разработка традиционно-метафизических и «проклятых» вопросов:
в чем смысл жизни, что есть истина, человек, его судьба и т. п.
Мировоззренческий «позитив» А. Кусикова, на первый взгляд, предстает вполне выявленным — вера в Бога, преклонение перед
традиционными нравственными ценностями горской патриархальной культуры, идея сородственности с миром и осознание себя
частью сверхличного целого, позднее возникнет утопическая мечта о синтезе ислама и христианства. Следует, однако, учитывать, что
все это замешано на принципе игрового понимания жизни и литературного творчества. Религиозные мотивы и «экзистенциальное»
объяснение жизни и человека в этот период получают явный перевес над общественно-политическими подходами. В стихотворении
«На базар» (1917) четко проводится мысль, что ислам стал по-настоящему народной религией, образом жизни горцев:
Вознося ладони к небу выше,
Он непонятые строки из Корана
Любит горной нежностью джейрана.
В облаках Аллах его услышит.
В книге поэтизируется черкесская доблесть, свободолюбие, стихийная красота, верность заветам ислама. Примечательно сти-
хотворение «Абрек», в котором тексту предпослан эпиграф — фрагмент стихотворения К. Бальмонта:
…тебе я слагаю свой стих,
Тебя я люблю за бесстыдство
Пиратских набегов твоих.
Следуя за К. Бальмонтом, А. Кусиков восхищается удалью своего героя, который в его изображении плоть от плоти кавказской
природы:
Профиль ястреба… Взор его тучи влекли.
Он взлелеян туманами серыми.
Его брови кривым ятаганом легли
Над глазами стальными и смелыми.
Хаджирет недоступный, бесстрашный в горах.
Эй! На битву… Аул… все черкесы.
Его острый клинок не ржавеет в ножнах,
В пистолете затерты нарезы.
Герой стихотворения изображен как традиционный романтический разбойник, не знающий сомнений в правоте своего образа
жизни и дела:
И порой из-за облак внезапный, как гром,
За добычею гордо слетает,
На коне, на орле, на джигите своем
Себе равного в мире не знает.
Он живет в соответствие с традиционными народными обычаями Кавказа:
Он на шею врагу с гибкой ловкостью рук
Метким взмахом аркан свой набросит,
На седле в серебре дерзким коршуном вдруг
Без калыма невесту уносит.
Игровое начало книги проявляется и в обращении А. Кусикова к ролевой лирике. В стихотворении «Восточная молитва» субъект
речи горец-черкес, самораскрывающийся в молитве-обращении к Аллаху. Первое четверостишие воспроизводит часть молитвы
героя на арабском языке, а затем — на русском:
Алля о Акбер.
Алля элля хэель Алля,
Алиен вали Алля,
Муххамеден рассуль Алля.
Мой
Великий Аллах
Высоко в облаках
В своих нежных и райских садах
Ай!
Вера в Бога в душе героя сочетается с постоянной готовностью к насилию, оружие почти часть его тела:
Кривой ятаган,
Моя вера Коран,
Мой любимый — мой конь ураган.
Я
Свой острый кинжал
Крепко к сердцу прижал,
Злой гяур подо мною дрожал.
Section 3. Philology and linguistics 83

Гордость, сила, бесстрашие, верность Аллаху, неукоснительное соблюдение религиозных ритуалов — вот кодекс чести этого
жителя гор:
Я в бою закален,
Я от смерти спасен,
Я и горд, и могуч, и силен
И
По нескольку раз
Я творю свой намаз.
Свой Коран я храню, как свой глаз.
Он — патриот своей родины, не мыслит своей жизни без родных гор и той воли и простора, которые он готов всегда защищать:
Я люблю выси гор,
Я люблю свой простор,
Свой священный молитвы ковер.
В традициях ролевой лирики выполнено и стихотворение «Персидский танец (В гареме)», в котором субъектом речи — герои-
ней — является прекрасная наложница иранского шаха. Поэт мастерски стилизует некоторые особенности иранской разговорной
речи, привнося в стихотворение лексемы фарси и используя соответствующий синтаксис:
А‑ля-ля-ляй!
А‑ля-ля-ляй!
Ираны азизэ мэн
Чадуром укутана,
Спутана.
В Персии нету измен.
Ираны мэн
На коврике пестром
Раскинута,
Под небом
Священным,
Золотым полумесяцем
Светится
Моя милая Персия.
Основная часть стихотворения — портрет героини, создаваемый ею самой. На первом плане в соответствии с традициям пер-
сидской классики — категория прекрасного. В героине все прекрасно и чувственно — стан, движения, волосы, глаза, губы, брови,
ноги, ногти. Воссоздается персидский национальный идеал красоты:
В гареме душистом
Шелковом,
Чистом,
Перед шахом танцую
Я
Вся обнаженная,
Шаху руки целую,
Взглядом шаха польщенная.
Мои волосы пышные
Темной ночи черней.
Я на коврике вышитом
Извиваюсь, как змей.
И
Глаза мои светятся,
Губы красный сафьян,
Брови два полумесяца,
Гибкий нежный мой тан.
Бриллиантом украшены
Мои бледные ноги,
Мои ногти накрашены,
Мои евнухи строги.
Ее сердце столь же прекрасно и чисто:
Вы,
Фонтаны лучистые,
Мойте сердце мое –
Мое хрупкое, чистое,
Стекло, стекло.
Стихотворение воспринимается как своеобразный гимн прекрасной Персии, которую беспредельно любит героиня:
84 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

Моя Персия –
Ираны Мэн.
В произведении, написанном в 1916 году, тесно переплетаются традиции классической персидской лирики (Саади, Хафиз, Джами
и др.), стилизаторские традиции русского романтизма Х1Х века (Жуковский, Пушкин, Якубович, Лермонтов и др.) и символизма
(Бальмонт, Блок).
В стихах А. Кусикова явно присутствует полемический подтекст, обусловленный тем, что в русской литературе горцы-черкесы
нередко изображались с точки зрения государства, стремящегося покорить Кавказ. Поэт же изображает их изнутри, встает на их
позицию, максимально учитывая особенности их психологии, традиций, веры.
Во второй части книги А. Кусиков разместил стихи 1917–1918 годов. В них имплицитно отразился дух времени с его насилием
и кровопролитием, но в целом они носили политически нейтральный характер, что позднее, в 1922 году, он подтвердил в своей
автобиографии: «Долго чуждался октября. Весь ушел в стихи и в себя. Посиживал в «Кафе поэтов» и в «Чеках», но чувствовал себя
гордым наблюдателем интереснейшей эпохи…» 1. Он ощущал неблагополучие и трагизм времени. В стихотворении «Страстная
суббота» возникает мотив — «над миром Тень». Он пытается совмещать религиозный взгляд на мир с попыткой понять время
и судьбу России. Лирический герой стихотворения «Страстная суббота» (1918) предстает в состоянии религиозной медитации,
обращаясь то к Аллаху, то к Богоматери:
И в экстазе, в безумном отчаянье
Рыдал и о чем-то молился…
Я за Россию молился,
За русский народ.
В автобиографии он писал, что «впервые, еще смутно и непонятно, как-то мучительно и странно потянуло любовью к России» 2.
Доминирующими мотивами книги постепенно становятся «антиурбанизм» и одиночество лирического героя, которому как
южанину неуютно в северном городе. Город у него ассоциируется со склепом, смертью. В стихотворении «Нине Кирсановой», на-
писанном в Москве, звучит:
В этом городе северном,
Чуждом,
Без друга,
Я один в этом склепе столицы,
И забилось орлиное сердце по югу,
Захотелось под солнцем молиться.
Образ города воссоздается в тонах самых негативных характеристик, В городе душа героя теряет что-то чрезвычайно важное,
его настроение «пасмурное»:
Город дерзко поруган,
Заплеваны улицы,
Всюду зданья укутал холодный гранит.
На душе моей пасмурно,
Что-то потеряно,
Я не знаю, вернется иль нет.
В городе даже солнце встает «неуверенно», а «слезливый», «капризный» рассвет — полная противоположность великолепному
рассвету в горах. Мотивы одиночества и противопоставления себя городу станут постоянными в лирике А. Кусикова последующих
лет:
Мне, слетевшему с выси подоблачной,
С гнезд орлиных с напевами дикими,
Песней в бурке в папахе из облачка –
Душно в городе с ложными ликами.
Лирический герой не теряет надежды сохранить в городе свою душу, вернуться в родные горы:
Я покинул аул, свою саклю
И в оправе серебряной горы…
Нет! Надежды еще не иссякли,
Угольки не угасли во взоре.
К книге «Зеркало Аллаха» примыкает сборник «Жемчужный коврик», в котором, кроме А. Кусикова, поместили свои стихи
К. Бальмонт и А. Случановский. В цикле «С минарета сердца» А. Кусиков развивает многие мотивы своих ранних стихотворений,
широко обращаясь к различного рода стилизациям и подражаниям восточным поэтам. Поэт поэтизирует людей, несущих в своей
душе веру в Аллаха. О старом и мудром пастухе сказано, что «в его душе Аллах». Сам лирический субъект, верующий человек, при-
знается: «Мой Коврик жемчугом, слезами Сердца вышит»:
Я пред Тобой смиренно опущу ресницы,
Чтоб замолить моих страданий раны.
Я буду перелистывать души моей
Страницы —
Священного Корана.
1 
Кусиков А. Автобиография//Новая русская книга (Берлин), 1922, № 3. – С. 43–45.
2 
Там же.
Section 3. Philology and linguistics 85

Лирический герой книги характеризуется многими автобиографическими чертами:


Там я родился средь белых видений…
Люблю
Крик орла из расселены скал,
Оттого и Эльбрус, белогорбый верблюд,
Льдяным сердцем меня приласкал.
В психоаналитическом плане в стихотворении выражены подсознательные чувства и устремления героя. Орел символизирует
гордыню, которая живет в душе героя, гора — потребность самореализации, высокие требования к себе, стремление к достижениям.
Мотив корней, малой родины в последующем творчестве поэта станет постоянным.
В других стихах цикла («Там, на горах, где по льдинам лунные тени…», «Он плетется по тропинкам гор…», «Ему чужд и непо-
нятен страх…», «Молитва», «Восточное») раскрываются все новые и новые оттенки религиозно-мистического настроения лири-
ческого героя.
Кроме оригинальных стихов, цикл включал переводы отдельных сур Корана: 81 «Обвитие», 94 «Раскрытие», 95 «Смоковница»,
97 «Определение» (Аль-Кадр»), 111 «Пальмовые волокна». А. Кусикову удалось убедительно передать пафос и некоторые особен-
ности стилистики священной книги мусульман. Он актуализирует определенные моменты содержания сур, их вневременную
адресованность: «Куда ж вы идете, неверные? Какой избираете путь вы?», «Вразуми всех неверных, лукавых/И твори свой Намаз»,
«В небе всесильный и мудрый,/Правосудный Господь из судящих», «И не будет пользы в том, что он награбил,/Да погибнет он».
Примечателен также перевод главы «Гюлистана» Саади, что отражало увлеченность поэта восточной литературой. Это было сразу же
замечено современниками. В. Шершеневич писал: «Сандро хорошо знал арабских поэтов. Знал быт, «нравы черкесов» и «восточный
акцент» у него естественен 1. То же отмечал и В. Брюсов: «… там, где он касается Востока, ислама, поэт находит верные слова и за-
поминающиеся образы» 2.
В начальный период творчества А. Кусиков, как мы убедились, носит маски «горца», преданного исламу и восточной культуре,
«абрека», «антиурбаниста». Все детали его стихов навеяны традициями русского романтизма и символизма, хотя, конечно же,
многие из них были отражением быта, в котором проходило его становление как человека. Играя роль «горца», знатока восточной
культуры и непроизвольно роль символиста, А. Кусиков тем самым демонстрировал многовариантное проявление своей индивиду-
альности, так как «игра по определению — деятельность непрогнозируемая, свободная…». Это «был вид его внутренней, духовной,
интеллектуальной деятельности», его принцип художественного мышления 3.
Пристальное внимание к Корану и традициям мусульманского искусства слова характерно и для более зрелого периода твор-
чества А. Кусикова.
Книга «Аль-Баррак» была опубликована в 1923 году в Берлине. В нее вошли девять разных по объему и содержанию лирических
произведений, отражающих его идейно-художественные искания 1918–1922 годов. Восьмая по счету поэма «Посвящение» пред-
ставлена как две чистые страницы без текста.
А. Кусиков родился и вырос в смешанной православно-мусульманской семье, в которой его воспитывали в духе уважения
к двум основным религиозным конфессиям России. Во время революции и гражданской войны он стал свидетелем и участником
трагически-противоречивых событий, когда жизнь человека ничего не стоила, когда насилие над личностью стало нормой. Это
было время «душевного разгрома и распада». Вопросы веры, морали, гуманизма обострились до предела. На них надо было найти
какие-то новые ответы, поскольку все, связанное с прошлым, отбрасывалось. Книга «Аль-Барак» содержала его понимание пути
духовного спасения в условиях роста секуляризации. А. Кусиков сохранил верность религиозным установкам своих родителей
и выдвигает в качестве спасительной для взбудораженной России идею духовного единства ислама и православия. Вследствие этого
кораническая и библейская образность доминирует в поэтике книги.
В открывающем книгу программном стихотворении «Аль-Баррак» символом поэтического вдохновения является крылатый
конь с человеческим лицом Аль-Баррак (блистающий), на котором, по Корану, пророк Мухаммад совершал вознесения на небеса.
Ассоциации с Мухамадом, летящим по воздуху верхом на Аль-Барраке, служат выражению того приподнятого состояния, в котором
находится лирический герой:
Так мчись же конь, мой конь незримый,
Не поредела грива дней,
В Четвертый Мир неизмеримый –
В заглохший Сад души моей.
Лирический герой манифестирует себя третьим после Христа и Мухаммада пророком:
На бессильный погибели ропот
Пришел уже Третий, Иной.
В поэме «Коевангелиеран» он синтезирует в своем учении ислам и христианство, заявляя о себе как об основоположнике нового
религиозного учения:
Полумесяц и Крест,
Две Молитвы,
Два сердца,
(Только мне — никому не дано)!
В моей душе христианского иноверца
Два солнца,
А в небе одно.

1 
Шершеневич В. Кому я жму руку. М.: Орданс, 1929. – С. 22.
2 
Брюсов В. Вчера, сегодня и завтра русской поэзии//Брюсов В. Собрание сочинений: В 7 т. Т. 6. М., 1975 . -С. 521.
3 
Гашкова Е. М. От серьеза символа к символической серьезности//Метафизические исследования. Вып. 5. Культура. Альманах Лаборатории
метафизических исследований при философском факультете СПбГУ, 1997. – С. 86.
86 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

Символы двух религий в его сознании органично соединяются, цитируются фрагменты молитв мусульман и христиан:
Звездный купол церквей,
Минарет в облаках,
Звон дрожащий в затоне,
И крик муэдзина — Вездесущий Господь,
Милосердный Аллах:
ЛЯ — ИЛЯГУ — ИЛЯЛ — ЛА,
И во имя Отца,
Святого Духа,
И Сына.
Заглавие поэмы, сконструированное на основе контаминации и техники остранения, обозначено новообразованием, в котором
соединены два имени собственных — Коран и Евангелие. Как писал в 1920‑е годы С. Григорьев, «здесь полумесяц объемлет крест
подобно тому, как объемлет кресты многих старинных московских церквей» 1. Заголовок содержит концепт «священная книга» —
средоточие мудрости, учения, в исламской и христианской религиях символ Божественного Откровения. Как все подобные кни-
ги, она содержит основные постулаты веры героя-пророка, его провидения будущего, рассказывает о его рождении, воспитании
и процессе формирования вероисповедания. Для произведения характерна высокая степень интертекстуальности. Поэтом широко
используются такие фигуры интертекста, как поэтика неясной речи, парафраз, аппликация, аллюзия, имитация строфики профети-
ческих текстов и др. Лирический герой поэмы вписывается А. Кусиковым прежде всего в канонические концепты пророков Корана
и Евангелий, благодаря чему он превращается в мифологическую личность создателя новой веры.
Концепт Бог в поэме несет центральную идею ислама и христианства о существовании совершенного Бога, у которого нет имени,
потому что он всеобъемлющ. Он содержит значение силы, управляющей миром, всеми людьми и земными процессами.
Спасение человека, утверждается в поэме, в вере в единого Бога, в духовном совершенствовании, во взаимной любви, в объ-
единении двух религий. Это ответ А. Кусикова на вызовы революционного времени. Вместе с тем подчеркивается, что святость
революционного дела незыблема:
Москва, Москва,
Ты Меккой мне, Москва,
А Кремль твой — сладость черная Каабы.
Для лирического героя примечательны идеализация «Я» и отождествление себя с Мухаммадом и Христом как выразителями
всечеловеческих идеалов. Их жизнь и проповедь — образец, которому он стремится следовать. Герой ощущает себя «третьим»
пророком, носителем новой религиозной концепции, в которой синтезированы основные принципы ислама и христианства. Боги
двух религий — Аллах и Троица — сливаются в его душе в единого Бога, определяя суть его вероисповедания. С целью сделать
это особенно наглядным и убедительным возникает контаминация элементов ориентального и русского национального колорита,
для описания используются сореизмы — инонациональные вкрапления (ориентальная лексика — мечеть, Коран, муэдзин, Аллах,
фрагмент мусульманской молитвы). С этой же целью вводятся архитектурные образы — православного храма, мусульманской ме-
чети, звуковые — звон колокола и призыв муэдзина на молитву, символы мусульманской (шахад) и христианской вер, безусловное
признание которых герой-пророк предписывает каждому верующему.
Родился герой, как Мухаммад и Христос, среди животных, в обычной крестьянской обстановке:
Я родился в базу коровьем
Под сентябрьское ржанье коня.
Он появился на свет со знаком избранничества на теле — с червонным пятном на ноге. Красный цвет пятна и форма сердечка
символизируют отмеченность Богом, указывает на его особое предназначение — объединить ислам и христианство, будущую
миссионерскую деятельность.
Покровительство Аллаха и идея постоянного возрождения обозначается через полумесяц — эмблему ислама:
Я прильнул на сладчайшее вымя.
Когда ночь была в лунной серьге.
Близкие, носители религиозного чувства, знакомят его с обеими религиями, внушают мысль о едином Боге:
Вот закутанный в проседь черкес,
Вот под спицам няня,
И мне было рассказано –
Что у Господа Сын есть любимый,
Что Аллах един.
Он идентифицирует себя с Мухаммадом, проникается духом ислама через молоко кормилицы-мусульманки, через быт бедуинов,
среди которых жил создатель ислама:
Сквозь сосцы бедуинки Галимы
Сквозь дырявый с козленком шатер,
«Я» проникло в куда-то незримо,
Как кизечный дымок сквозь костер.
Галима — имя кормилицы пророка Мухаммада. Оно несет значение «терпеливая, мягкая, добросердечная, милосердная, скром-
ная». Концепт «молоко» содержит в себе не только метафорическое обозначение доброты, заботы, сочувствия, но и ассоциации с на-
питком познания, духовной пищи. Словом «козленок» бедуины в предании о дочерях Катафалка (семь звезд Большой Медведицы)

1 
Григорьев С. Пророки и предтечи последнего завета: Имажинисты Есенин, Кусиков, Мариенгоф./С. Григорьев. - М.: СААВ,1921. – С. 26.
Section 3. Philology and linguistics 87

обозначали Полярную звезду, которая видна через дыру в шатре. Последние две строчки на языке символов говорят об обретении
веры в Аллаха, о единении с ним. К нему, как дымок, возносится душа героя. Совершается это под пологом шатра — символом неба
и, как следствие, величия и покровительства высших сил. В исламской традиции полог соотносится с раем.
Герой, как Мухаммад и Христос, чист душой и телом:
Нет во мне черной крови,
Джин не коснулся меня.
В поэме «Аль-Кадр» базовым становится концепт «прозрение», что подчеркивается таким рамочным компонентом текста,
как подзаголовок, содержащим авторское определение жанра, — «Поэма прозрения». Тексту предпосланы посвящение и эпиграф,
фрагмент из сакрального текста, — сура 97 «Ночь предопределения» Корана.
Эпиграф — знак связи с культурной традицией ислама. Цитируя суру Корана в переводе Г. С. Саблукова в полном объеме, поэт
тем самым не только обозначает интеллектуальную и эмоциональную атмосферу, в которой живет лирический герой, но и акцен-
тирует внимание на жанрово‑стилевых традициях построения текста, отсылает читателя к образной системе священной книги
мусульман.
Индивидуально-авторская картина мира в поэме моделируется в пределах временных координат прошлого, настоящего и буду-
щего. Она обусловлена особенностями мировоззрения поэта (вера в единого Бога мусульман и христиан, принятие идей револю-
ции, убеждение в необходимости сохранения единства духовного мира народа и др.), литературными традициями, на которые он
ориентируется (Коран, Евангелия, авангардная поэтика имажинизма), активной ролью памяти, а также структурой концептосферы
произведения, нацеленной на воссоздание неоднозначной ментальной ситуации лирического героя и утверждение единства не между
земной жизнью и потусторонним миром, как в суре «Аль-Кадр» Корана, а духовного единства народа. В художественной картине
мира поэмы А. Кусикова кораническая бинарная оппозиция «реальность — потусторонний мир» трансформируется в оппозицию
«Русь советская — Русь уходящая», которая в перспективе движения времени будет снята.
В поэме «Джульфикар» в заголовок вынесено название меча основателя ислама Мухаммада, который, будто бы, посылая на битву
своего племянника и зятя Али собственноручно опоясал его мечом и благословил на подвиг во имя веры в Аллаха.
В качестве претекста поэмы частично можно считать суру 8 «Военные трофеи» Корана, в которой повествуется о битве при
Бадре — первом крупном сражении Мухаммада. В нем он неожиданно одержал верх и захватил значительные трофеи, среди кото-
рых был и великолепный, с волнистыми разводами, меч. Считается, что это — доказательство того, что Аллах действительно был
на стороне Мухаммада и мусульман, даровав им чудо победы.
Поэт трансформирует этот сюжет, наполняет его остро актуальным для России содержанием. В поэме речь идет о гибели того
мира, к которому принадлежит лирический герой. Это мир веры в Бога, мир села и природы, на который ведет наступление рево-
люция и который «рушится, рушится, рушится». Его-то и оплакивает субъект речи, коренным образом переосмысляя коранический
претекст. Место язычников, которых победил Мухаммад и которые осуждаются самим Аллахом, занимают представители Руси со-
ветской и Руси уходящей. Среди них и те, кто сознательно не приемлет нового, и те, кто стал жертвой неумолимого хода истории,
и те, кто сеет насилие и смерть от имени революции. Меч Джульфикар Руси советской, несмотря на попытки пророка заменить его
трубкой мира — «кизиловым чубуком», не стал мечом правосудия, он остался мечом войны, несет людям только страдание и гибель.
Заголовок поэмы «Искандарнаме» отсылает к традиции создания поэм, в названиях которых присутствует слово «наме» («Шах-
наме» Фирдоуси, «Искандарнаме» Низами, «Фирокнаме» Соваджи и др.). Но поскольку лирический герой является носителем
мусульманского менталитета, постольку в содержании и стиле поэмы отчетливо дают о себе знать традиции коранической об-
разности: фрагментарность повествования, воспроизведение структуры сур, немотивированный переход от одной темы к другой,
дидактическая, пророческая интонация и др.
Лирический герой отождествляет себя с бесстрашным мюридом, несущим в своей душе ненависть к врагу:
Я мюрид бесстрашный,
Ненавижу врага.
Поэма завершается описанием преодоления разорванности сознания героя, носителя мусульманского мироощущения, что
знаменуется признанием Москвы тем духовным центром, поисками которого он был занят. Столица революционной России ста-
ла для героя чуть ли не средоточием мусульманского мира, Меккой — родным городом создателя ислама Мухаммада, в котором
Аллах передал пророку свои откровения. Кремль уподобляется Каабе, земному воплощению Корана, главному святилищу ислама,
в сторону которого все мусульмане обращаются во время молитвы.
Таким образом, поэзия А. Кусикова демонстрирует творческое отношение к традициям Корана и исламской культуры, которые
не просто участвуют в стилевом оформлении его произведений, служат усилению экспрессии, но самым непосредственным образом
выражают особенности его мировоззренческих исканий, входят в суть его философской концепции. Они — часть его сознания, без
них он не мыслит созидания новых форм жизни на просторах России.
Список литературы:
1. Аксенов И. [Обзор]/Художественное слово. 1920, № 2;
2. Абрамович Н. Я. Современная лирика: Клюев, Кусиков, Ивнев, Шершеневич. Рига, 1920;
3. Брюсов В. Вчера, сегодня и завтра русской поэзии//Брюсов В. Собрание сочинений: В 7 т. Т. 6. М., 1975; С. 521;
4. Гашкова Е. М. От серьеза символа к символической серьезности//Метафизические исследования. Вып. 5. Культура. Альманах
Лаборатории метафизических исследований при философском факультете СПбГУ, 1997;
5. Григорьев С. Пророки и  предтечи последнего завета: Имажинисты Есенин, Кусиков, Мариенгоф./С. Григорьев. — М.:
СААВ,1921. — 76 с.
6. Исаев Г. Г. Загадка А. Кусикова: творчество поэта в зеркале судьбы. Астрахань: Издательский дом «Астраханский университет», 2012;
7. Коган П. Русская литература в годы Октябрьской революции/Книга и революция, 1921, №№ 8–9;
8. Кусиков А. Зеркало Аллаха. Стихи. М.: изд. Р. Р. Песслер, 1918;
9. Кусиков А., Бальмонт К., Случановский А. Жемчужный коврик. М.: Чихи-Пихи, 1918;
10. Кусиков Александр. Аль-Баррак. Октябрьские поэмы./Александр Кусиков. — Берлин; Москва: Накануне, 1923. — 80 с.
11. Кусиков А. Автобиография/Новая русская книга (Берлин), 1922, № 3;
88 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

12. Куклин Л. С минарета сердца/Нева. 2005, № 8;


13. Львов‑Рогачевский В. Имажинизм и его образоносцы. [М.]: Орданс 1921; С. 9
14. Маквей Гордон. Пень и конь: поэзия Александра Кусикова//Русский имажинизм: история, теория, практика/Под редакцией
Дроздкова В. А., Захарова А. Н., Савченко Т. К. М.: ИМЛИ РАН, 2005;
15. Павлова И. Имажинизм в контексте модернистской и авангардистской поэзии ХХ века. Автореферат диссертации … кандидата
филологических наук. М., 2002;
16. Поэты-имажинисты/Сост. подготовка текста, биогр. заметки и примеч. ЭМ. Шнейдермана. СПб.: Пб. Писатель; М.: Аграф, 1997;
17. Савченко Т. К. [Кусиков А. Б.]//Русские писатели 20 века. Биографический словарь/Главный редактор и составитель П. А. Нико-
лаев. М.: Большая советская энциклопедия, Рандеву-АМ, 2000;
18. Сухов В. Сергей Есенин и имажинизм. Автореферат диссертации … кандидата филологических наук;
19. Тернова Т. А. История и практика русского имажинизма. Автореферат диссертации … кандидата филологических наук. Во-
ронеж, 2000;
20. Тернова Т. А. Проблема национального и инонационального в модернизме/Известия Саратовского университета. 2011. Т. 11.
Серия Филология. Журналистика. Вып. 2;
21. Шершеневич В. Кому я жму руку. М.: Орданс, 1929;
22. Штейман М. А. Восток и Запад: На перекрестке культур. Феномен поэзии А. Кусикова//Русский имажинизм: история, теория,
практика/Под редакцией Дроздкова В. А., Захарова А. Н., Савченко Т. К. М.: ИМЛИ РАН, 2005;
23. Филиппов Г. В. [Кусиков А. Б.]//Русские писатели, ХХ век. Биобиблиографический словарь. В 2 ч. Ч. 1. М.: Просвещение, 1998.
С. 723–725;
24. Яжембиньска И. Русский имажинизм как литературное явление. Автореферат диссертации … кандидата филологических
наук. Л., 1986;
25. Nilsson N. A. The Russian Imaginists/Stockholm Almoqvist and Wiksell, 1970;
26. Markov V. Russian Imagism: 1919–1927. Wilhelm Schmitz Verlag in Gessen, 1980;
27. McVay G. Esenin. A Life. Ann Arbor, 1976;
28. Piotrowski W. Imazynism rosyjski. Krakow, 1997;
29. Адыгэ макъ. Мэзаем и 16, 2012‑рэ ильзе. Лики адыгского прошлого. Историческое приложение. Вып. 2 (61).

Isaptschuk Julia Viktorowna, Nationale Jurij Fedkowytsch-Universität Tscherniwzi,


Doktorandin am Lehrstuhl für Weltliteratur und Literaturtheorie
Исапчук Юлия Викторовна, Черновицкий национальный университет имени Юрия Федьковича,
аспирантка кафедры зарубежной литературы и теории литературы

Die österreichische Grundlage des kulturellen Grenzlandes


Kärntensin der kleinen Prosa Ingeborg Bachmanns

Австрийская основа культурного пограничья Каринтии в малой прозе Ингеборг Бахман


Heutzutage gehört das kulturelle Grenzland zu einem der Schlüsselmetapherbegriffe von Kulturstudien, es verliert allmählich seine marginale
Position und wird im Terminologielexikon bei Literaturforschungen aktiv verwendet. Am markantesten wird dieses Phänomen an wirklichen
Grenzen realisiert und akzeptiert, die als Kontaktezonen von einigen Nationen, ethnischen Gemeinschaften oder Völkern gelten. Gemeint ist
ein Grenzraum, wo man gemeinsame Eindringungen von verschiedenen lokalen Kulturen, enge Mitwirkungen beobachtet, infolgedessen solche
gemischten Kulturen entstehen 1. In letzter Zeit umfasst der Forschungsbereich des kulturellen Grenzlandes auch den traditionellen Westkontext.
Darum  versteht man diese Kategorie als «ein Kulturphänomen, ein Gebiet besonderer menschlicher Erfahrungen, das einen besonderen
Empfindlichkeitstyp hervorbringt und eigenartige axiologische Züge enthält. In solch einem Sinn bringt die Grenzidee die Kulturvision hervor,
die sich auf Zustimmung, Wertenambivalenz, Offenheit zu einem Anderen gründet, einen polyphonischen und dialogischen Charakter erwirbt,
indem sie gemeinsame Eigenschafteneindringungen feststellt» 2. Man kann sie für einen besonderen, über den geographisch-politischen Realien
überbauten Topos, einen Treffpunkt der menschlichen Erfahrungen in einer polykulturellen Gesellschaft halten.
Es ist bekannt, dass die österreichische Schriftstellerin der zweiten Hälfte des 20. Jhs. Ingeborg Bachmann (1926–1973) im südösterreichischen
Kärnten, in einem Grenzland geboren wurde und hier aufgewachsen ist. Ihre Kindheit fällt somit in die Zwischenkriegszeit, in die Periode der
starken Gewaltaufteilung in der Welt und der Festlegung von neuen Grenzen, einer rapiden Bildung von unabhängigen Staaten und einem
Prozess des Selbstbewußtseinwerdens der Völker als Einzelnationen. Dadurch kann man das kulturelle Grenzland als einen immanenten Id
entitätsbestandteil Mitteleuropas ansehen, wo sich die politischen Grenzen viel schneller als die kulturellen veränderten 3. Österreich, das in
ein kleines Alpenland umgestaltet wurde, gab sich viele Mühe, seine Angehörigkeit zu bestimmen und seine Ganzheit vor der nicht immer
friedlichen Politik der Nachbarländer zu erhalten (territoriale Auseinandersetzungen mit Slowenien, offenbare Eingriffe von nazistischem
Deutschland, das Südtirolsproblem).
Geographisch gesehen ist Kärnten eine eigenartige österreichische Provinz, die sich im so genannten Dreilandeck (Österreich, Italien
und Slowenien) befindet. Die angegebene kulturelle Vielfältigkeit in diesem Bundesland kann für I. Bachmann zu Einigungs- und im keinen
Fall zu Trennungsfaktoren gezählt werden 4. So schildert sie diese Gegend in ihrem kleinen biographischen Essay, der für eine Rundfunkwelle
1 
Западное литературоведение ХХ  века: Энциклопедия. Под ред. Е. А.  Цурганова. М. Intrada. 2004. С.  203–205. (ИНИОН. РАН. Центр
гуманитарных научно-информационных исследований. Отдел литературоведения).
2 
Чайковська А. Бруно Шульц і культура пограниччя. Матеріали двох перших едицій Міжнар. фестивалю Бруно Шульца в Дрогобичі. «Бруно
Шульц і культура пограниччя». За ред. В. Меньок. Дрогобич. Полоністичний наук.-інформац. центр ім. Ігоря Менька Дрогобицького держ. пед.
універ. ім. Івана Франка. 2007. С. 163.
3 
Сухомлинов О. М. Культурні пограниччя: Новий погляд на стару проблему. Монографія. Донецьк. ТОВ «Юго-Восток, Лтд». 2008. С. 10.
4 
Beicken P. Ingeborg Bachmann. München. Beck. 1988. S. 33.
Section 3. Philology and linguistics 89

1952 geschrieben wurde: «Ich habe meine Jugend in Kärnten verbracht, im Süden, an der Grenze, in einem Tal, das zwei Namen hat — einen
deutschen und einen slowenischen. Und das Haus, in dem seit Generationen meine Vorfahren wohnten — Österreicher und Windische –, trägt
noch heute einen fremdklingenden Namen. So ist nahe der Grenze noch einmal die Grenze: die Grenze der Sprache — und ich war hüben und
drüben zu Hause, mit den Geschichten von guten und bösen Geistern zweier und dreier Länder; denn über den Bergen, eine Wegstunde weit,
liegt schon Italien» 1. Das zeigt uns, dass derartige Heimatortsdarstellung etwas übertrieben, mit Schattierungen einer bestimmten Sehnsucht
und Elementen der Kindheitsnaivität versorgt ist.
Was die Sprachfrage anbetrifft, so galt Deutsch für die Schriftstellerin zweifellos  immer als Muttersprache, weil  ihre Eltern aus
deutschsprachigen Familien stammten. Der Vater Matthias Bachmann kam aus einer protestantischen Familie aus Obervellach im Gailtal
(Kärnten) ab, und die Mutter Olga Bachmann (geborene Haas) stammte aus dem katholischen Milieu in der Kleinstadt Heidenreichstein
(Niederösterreich) 2. Die Autorin wuchs nicht zwei- oder dreisprachig auf, aber sie war ständig in diesem vielsprachigen Raum, denn sogar
nach dem Verfall von der Donaumonarchie 1918 unterhielten die ehemaligen Einwohner des einheitlichen Staates weitere Beziehungen. Dazu
begann ihr Vater sich als Schullehrer des Italienischen zu betätigen, deswegen kann man Italienisch nicht als eine ganz fremde, mittlerweile
auch nicht als ihre zweite Muttersprache betrachten.
Beispielweise zeugt der Briefwechsel von I. Bachmann aus der Mitte der fünfziger Jahre mit der Herausgeberin der Literaturzeitschrift
«Botteghe Oscure» Marguerite Caetani  von  ihrem Sprachniveau als Anfängerin. Deswegen kann man  von einer freien Beherrschung
der italienischen Sprache seitens I. Bachmann erst Ende der fünfziger Jahre 3, und zwar nach der Veröffentlichung von Gedichtübersetzungen
des italienischen Lyrikers Giuseppe Ungaretti 4 im Sommer 1961 reden. Außerdem förderte der beinahe 20‑jährige mehr oder weniger ständige
Wohnsitz in Italien (mit periodischen Aufenthalten in anderen Ländern) die weitere Beherrschung des Italienischen.
Immerhin stellt die Autorin in den meisten ihrer Erzählungen vor allem solche Figuren dar, die entweder aus Österreich herkommen
oder hier leben. Am häufigsten treten sie als Einwohner der Hauptstadt Österreichs (Wien) oder des Verwaltungszentrums vom Bundesland
Kärnten (Klagenfurt) auf. Die eigenen in Kindheit- und Jugendzeit gesammelten Erfahrungen und Erkenntnisse werden in bestimmte Heimat
orterinnerungen verwandelt und tauchen in Form des kulturellen Gedächtnisses in ihren Texten auf. I. Bachmann verlässt eigentlich ihr Heim
ziemlich früh, nach dem Abitur, und ist bis zu den letzten Tagen ihres Lebens in einem ewigen nomadischen Zustand wie die Mehrheit von ihren
Haupthelden, indem sich die Autorin nirgends zu langer Zeit niederlässt. Sie anerkennt überhaupt keine Grenzen, sowohl in Raum-, als auch in
Sprachstandpunkten 5. Darum gehört das «Grenzgängertum» zu den bestimmenden Eigenschaften ihrer Lebensweise, und dementsprechend
charakterisiert das Phänomen der «Grenzverfallenheit» ihren schriftstellerischen Lebenslauf am besten 6.
Ihre Bewußtheit, die man als Grenzbewußtheit nennen kann, ist durch Ambivalenz gekennzeichnet. Ähnliche Schlußfolgerungen zieht
man aus der Analyse von Überzeugungen, Ansichten, Taten der Hauptgestalten der Prosawerke der Schriftstellerin, deren Weltanschauung
widerspruchsvoll zu sein scheint. Ihrer Lebensweise nach seien sie als Kosmopoliten zu bezeichnen, inzwischen taucht in ihnen etwas äußerst
provinziell-österreichisches auf, das, was sie nicht in Ruhe lässt, doch, wie paradox es klingen mag, sie zugleich ermutigt und beschwingt.
Diese Dichotomie merkt man in den Überlegungen der Hauptheldin Elisabeth über ihren Bruder Robert und seine junge Gattin Lisi in
der Erzählung «Drei Wege zum See»: «Aber was sie zu Fremden machte überall, war ihre Empfindlichkeit, weil sie von der Peripherie
kamen und daher ihr Geist, ihr Fühlen und Handeln hoffnungslos diesem Geisterreich von einer riesigen Ausdehnung gehörten» 7. Aber
gerade hierher nach Kärnten — zu ihrer Urquelle, — kehrt diese bekannte Fotojournalistin jedesmal auf der Suche nach dem seelischen
Gleichgewicht zurück, um sich von der ganzen Welt und eigenem Ich zu verstecken. Dennoch mißlingt ihr da für eine längere Zeit zu bleiben,
und unter verschiedenen Vorwänden flüchtet sie zu ihrer zeitweiligen Heimstätte. In einem Brief von 25. Juli 1970 zu ihrem Freund, dem
deutschen Schriftsteller Uwe Johnson, anerkennt I. Bachmann derartige Entfremdung, räumliche Ungeeignetheit: «Man müsste überhaupt
ein Fremder sein, um einen Ort wie Klagenfurt länger als eine Stunde erträglich zu finden, oder immer hier leben, vor allem dürfte man nicht
hier aufgewachsen sein und ich sein und dann auch noch wiederkommen» 8.
Es sei bemerkt, dass im Mittelpunkt der Interessen der Schriftstellerin nicht ihre Heimatstadt Klagenfurt steht, die sie als eher provinziell,
sogar etwas begrenzt wahrnimmt 9. Das wird zum Beispiel in der Kurzgeschichte «Jugend in einer österreichischen Stadt» unterstrichen: «In
diese Stadt ist man selten aus einer anderen Stadt gezogen, weil ihre Verlockungen zu gering waren; man ist aus Dörfern gekommen, weil die
Höfe zu klein wurden, und hat am Stadtrand eine Unterkunft gesucht, wo sie am billigsten war» 10. Dazu betont sie im oben angeführten Brief
an U. Johnson folgendes: «Außerdem ist unsere Provinz hier wirklich ruiniert, den See habe ich schon vom Programm gestrichen, weil jeder
Quadratmeter von Rhein-Ruhr-Menschen okkupiert ist, die im billigen (!) «Sonnenland Kärnten» kostspielige Ferien verbringen» 11. Später
wird diese Bemerkung mit einer direkten Andeutung auf Deutsche in der Erzählung «Drei Wege zum See» erweitert und ihr Benehmen mit
der Okkupation verglichen 12.

1 
Bachmann I. Werke in 4 Bd. Hrsg. Christine Koschel, Inge von Weidenbaum. 4. Aufl. München - Zürich. Piper-Verl. 1993. Bd. 4 : Essays. Reden.
Vermischte Schriften. Anhang. S. 301.
2 
Beicken P. Ingeborg Bachmann. München. Beck. 1988. S. 35–36.
3 
Hapkemeyer A. Ingeborg Bachmann. Entwicklungslinien in Werk und Leben. Wien. Verl. der Österreichischen Akademie der Wissenschaft. 1991. S.
63–64.
4 
Bachmann I. Werke in 4 Bd. Hrsg. Christine Koschel, Inge von Weidenbaum. 4. Aufl. München - Zürich. Piper-Verl. 1993. Bd. 1 : Gedichte. Hörspiele.
Libretti. übersetzungen. S. 513–620.
5 
Siehe in: Trufin R. «Keiner dieser Orte ist zu finden» – zur Grenzauflösung und literarischen Projektion auf den osteuropäischen Raum bei Ingeborg
Bachmann. Vortrag «Paul Celan – Ingeborg Bachmann», 9. Juni 2005. Universität Konstanz. S. 265–270. Im Internet abrufbar unter: http: // www.litere.usv.ro/
anale/Meridian%20critic%201–2009%20pdf/II%20exegeza/4.pdf.
6 
Lindemann E. Über die Grenze: zur späten Prosa Ingeborg Bachmanns. Würzburg. Köningshausen und Neumann. 2000. S. 8. (Epistemata; Reihe
Literaturwissenschaft; Bd. 391).
7 
Bachmann I. Werke in 4 Bd. Hrsg. Christine Koschel, Inge von Weidenbaum. 4. Aufl. München - Zürich. Piper-Verl. 1993. Bd. 2 : Erzählungen. S. 399.
8 
Johnson U. Eine Reise nach Klagenfurt. Frankfurt am Main. Suhrkamp Verl. 1974. S. 15.
9 
Beicken P. Ingeborg Bachmann. München. Beck. 1988. S. 46.
10 
Bachmann I. Werke in 4 Bd. Hrsg. Christine Koschel, Inge von Weidenbaum. 4. Aufl. München - Zürich. Piper-Verl. 1993. Bd. 2 : Erzählungen. S. 84.
11 
Johnson U. Eine Reise nach Klagenfurt. Frankfurt am Main. Suhrkamp Verl. 1974. S. 10.
12 
Bachmann I. Werke in 4 Bd. Hrsg. Christine Koschel, Inge von Weidenbaum. 4. Aufl. München - Zürich. Piper-Verl. 1993.Bd. 2 : Erzählungen. S. 466–467.
90 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

Im Gegenteil dazu wird der kleine Lokus des Flusses Gail zum Hauptkonstrukt ihrer Texte, die geistig mit der sorglosen Vergangenhe
it verbunden sind. Beispielsweise behauptet der von I. Bachmann-Forscher H. Höller, dass die Schriftstellerin, neben einer ausführlichen
Darstellung von Stadttopographie, immer diese Gegend beachtet, und einige Frauenfiguren ihres «Todesarten»-Projekts (das Ich von Autorin,
Franza) daraus stammen. Die streben in dieses Grenzland mit dem Fluss und den Seen, Kindheitsland, ihr «Herzland und Kronland» (kursiv vom
Autor. — H. H.) wiederzukommen 1. Nach der Meinung von einem anderen Bachmann-Forscher A. Hapkemeyer kann man gerade diesen Lokus
für ihre echte Heimat halten 2. Er ist mit den Kindheitserinnerungen an eine traditionelle Familienerholung im väterlichen Ort Obervellach,
mit der Welt von merkwürdigen Legenden und Märchen verbunden.
Schon in ihrem ersten Prosawerk «Die Fähre» (1946) spürt man die Atmosphäre dieses Tals im Süden Österreichs. Hier präsentiert I.  Bachmann
mit großer Begeisterung die Beschreibung ihres Heimatflußes Gail: «In hohem Sommer ist der Fluß ein tausendstimmiger Gesang, der vom
Gefälle getragen, das Land ringsum mit Räuschen füllt. Nahe an Ufer aber ist er stiller, murmelnder und wie in sich selbst versunken» 3.
Diese Kurzgeschichte ist das letzte Kärntenbild für die Autorin, bevor sie Klagenfurt verlassen und hierher nur als Gästin zurückkommen
wird 4. Später erinnert sie sich an ihren «Kindheitsfluß» 5 im Gedicht «Prag Jänner 64» nach dem Besuch von der Hauptstadt der damaligen
Tschechoslowakei. Dazu dichtet sie noch einen Vers «Böhmen liegt am Meer», stehend unter diesen Reiseeindrücken.
Zusammenfassend kann man behaupten, dass das Aufwachsen der Schriftstellerin an der Kreuzung  von drei Kulturen eine der
wichtigsten Rollen in ihrem weiteren Leben und Schaffen spielte. Tatsächlich kann man den inneren Aufenthalt an der Grenze und die eigene
Auseinandersetzung mit dieser Gegend für das konstante Merkmal ihrer Persönlichkeit halten, das sich sowohl auf der Bewußtheits-, als auch
auf der Seinsebene offenbart. Das österreichische Element dieses unhomogenen Grenzlandes bildet die Grundlage für die Darstellung, Rezeption
und Interpretation Kärntens in den Prosawerken der Autorin. Dabei zeigt sich es in den analysierten Texten durch das geistige und kulturelle
Gedächtnis in Formen der Erinnerungen an den Idealtopos, den die Helden zu finden oder in der modernen Welt wiederzugeben versuchen.
Es sei betont, dass im Mittelpunkt der Autorin nicht ihre Heimatstadt Klagenfurt, die ihr provinziell vorkommt, sondern der kleine Lokus vom
Gailtal steht. Diese Gegend wird zum Hauptkonstrukt der Texte I. Bachmanns, die mit ihrer persönlichen Vergangenheit verbunden sind.

Isina Nurikamal Utepovna, Russian Philology Department 5,


Munaitpassov St., Astana, the Republic of Kazakhstan
Исина Нурикамал Утеповна, Евразийский национальный
университет им. Л. Н. Гумилева, доцент кафедры русской филологии

Lyrical hero in a autor’s consciousness form (on a material written by V. Astafiyev, V. Belov)

Лирический герой как форма выражения авторского сознания


(на материале повестей В. Астафьева, В. Белова)
Термин «лирический герой» впервые введен в научный обиход Ю. Тыняновым. В современном литературоведении сложи-
лось множество трактовок и определений данного понятия. Под «лирическим героем» традиционно подразумевается наделенный
устойчивыми чертами личности, неповторимостью облика, индивидуальной судьбой условный образ человека. По определению
Б. Кормана, «лирический герой — это особая форма выражения авторского сознания» 6. В ряду характерных признаков ученый
особо выделяет его двоякую природу («… это и носитель речи, и предмет изображения…») и единство («внутреннее, идейно-пси-
хологическое»). Наиболее полное теоретическое толкование содержания и сущности данной категории представлено в работах
отечественных ученых, к примеру, в монографии старейшего литературоведа Л. Я. Гинзбург с характерным названием «О лирике» 7.
Лирический герой обычно воспринимается как образ самого поэта — реально существующего человека. Образ лирического героя
возникает не в одном стихотворении, он раскрывается либо во всем творчестве поэта, либо в цикле его произведений.
Как форма выражения авторского сознания лирический герой присутствует и в эпическом повествовании. Наиболее часто
лирический герой встречается в произведениях лирического, автобиографического жанра. В этих условиях лирический герой вы-
ступает либо как главный герой произведения, либо как субъект речи — рассказчик, повествователь. И в том, и в другом случае
лирический герой является выражением авторского сознания, но не тождествен. Духовный опыт автора, система его миропонима-
ния и мирочувствования отражаются в лирическом произведении не прямо, а опосредованно, через внутренний мир, душевные
переживания, манеру речевого самовыражения.
Одним из способов создания образа лирического героя является принцип циклизации, который широко распространен как
в поэзии, так и в прозе. Классическими образцами служат поэтический цикл «Стихи о Прекрасной Даме» А. Блока, а также цикли-
зованное повествование «Повести Белкина» А. С. Пушкина, «Записки охотника» И. С. Тургенева.
Деревенская тема наиболее полно и ярко воплотилась в повести «Царь-рыба», удостоенной Государственной премии в 1978 году.
Сюжетную основу ее составляют впечатления писателя от поездки по родному Красноярскому краю. Документально-биографи-
ческая основа органично сочетается с лирическими и публицистическими отступлениями от ровного развития сюжета. При этом
В. Астафьеву удается создать впечатление полной достоверности даже в тех главах повести, где очевиден вымысел, к примеру, в гла-
вах-легендах «Царь-рыба», «Сон о белых горах». Центральная тема цикла — гибель живой природы и духовное оскудение человека.

1 
Höller H. Ingeborg Bachmann. Reinbek bei Hamburg. Rowohl. 1999. S. 22–24.
2 
Hapkemeyer A. Ingeborg Bachmann. Entwicklungslinien in Werk und Leben. Wien. Verl. der Österreichischen Akademie der Wissenschaft. 1991. S. 10.
3 
Bachmann I. Werke in 4 Bd. Hrsg. Christine Koschel, Inge von Weidenbaum. 4. Aufl. München - Zürich. Piper-Verl. 1993. Bd. 2 : Erzählungen. S. 10.
4 
Hapkemeyer A. Ingeborg Bachmann. Entwicklungslinien in Werk und Leben. Wien. Verl. der Österreichischen Akademie der Wissenschaft. 1991. S. 25.
5 
Bachmann I. Werke in 4 Bd. Hrsg. Christine Koschel, Inge von Weidenbaum. 4. Aufl. München - Zürich. Piper-Verl. 1993. Bd. 1 : Gedichte. Hörspiele.
Libretti. übersetzungen. S. 169.
6 
Корман Б. О. Изучение текста художественного произведения. Л. – 1972. С. 26.
7 
Гинзбург Л. Я. О лирике. М.- 1986
Section 3. Philology and linguistics 91

Повесть «Царь-рыба» В. Астафьева можно с полным правом отнести к циклизованному повествованию: на это указывает и под-
заголовок «повествование в рассказах». Композиционно повесть состоит из десяти отдельных, разрозненных рассказов, на первый
взгляд, не связанных между собой. В один единый цикл их связывает образ лирического героя, который и ведет «повествование
в рассказах». Лирическое начало подчеркнуто выражено и в названиях рассказов: «Бойе», «Капля», «Дамка», «У золотой карги»,
«Царь-рыба», «Туруханская лилия», «Сон о белых горах», «Нет мне ответа».
В первых главах повести проступают черты лирического героя, чье сознание очень близко сознанию автора-повествователя.
Перволичная форма повествования очевидна и выражена в эпизодах, рассказывающих о поездке героя на родину. «По своей воле
и охоте редко уж мне приходится ездить на родину… » 1.
Наблюдения, переживания лирического героя прерываются монологами обобщающего свойства, идущими от лирического героя,
чья жизненный опыт, нравственный облик близки автору. «Но так уж устроен человек: пока он жив — растревоженно работают
его сердце, голова, вобравшая в себя не только груз собственных воспоминаний, но и память о тех, кто встречался на росстанях
жизни и навсегда канул в бурлящий людской водоворот, либо прикипел к душе так, что уже не оторвать, не отделить ни боль его,
ни радость от своей боли, от своей радости» 2.
Автобиографические сведения, включенные в произведение, лишь оттеняют сугубо лирический характер повествования. От дет-
ских воспоминаний лирический герой переходит к рассказу о собаке Бойе.
«Из породы северных лаек, белый, но с серыми, точно золой припачканными передними лапами, с серенькой же полоской вдоль лба,
Бойе не корыстен с виду. Вся красота его и ум были в глазах, пестроватых, мудро-спокойных, что-то постоянно вопрошающих. …
Бойе был труженик, и труженик безответный. Он любил хозяина, хотя, сам-то хозяин никого, кроме себя, не умел любить,
но так природой назначено собаке — быть привязанной к человеку, быть верным ему другом и помощником» 3. В представленном
эпизоде образ собаки вырастает в легендарную личность. Поэтизация образа персонажа достигается благодаря одушевлению.
«Бойе обожал детишек и, понимая, что нельзя малым людям, так нежно пахнущим, учинять обиду отказом, но и пользоваться их
подачками ему не к лицу, прижавши уши к голове, смотрел на хозяина, как бы говоря: «Не польстился бы я на угощение, но дети же
неразумные…» 4 Внутренний настрой лирического героя дополняет и переходит в душевное состояние персонажа, испытывающего
аналогичные переживания и порывы. От лирического повествования о собаке автор переходит к летописи человеческой судьбы,
немногим схожей с судьбой животного. Долгие скитания по тайге, неимоверно тяжелая работа в условиях Крайнего Севера ис-
тачивают душу человеческую, ослабляют ее. И в эти минуты герой рассказа Колька вспоминает легенды о шаманке, услышанной
от старшого. «И в это время из переменчивого, нервно дрожащего света, из волн позарей, катающихся по одной уже половине неба,
выплыла ОНА и, не касаясь расшитыми бакарями снега, вовсе даже не перебирая ногами, стала приближаться, бессловесная, рас-
прекрасная. Вытянутые раскосые глаза ее светились призывно и печально, лик бледен — дитя белой тундры. Может, болело что
внутри, сердце, может, худое, порок, может, в нем какой?» 5.
Лирический герой вместе с персонажем рассказа переживает происходящее, испытывает те же чувства, что и он. Сознание ли-
рического героя приближено к сознанию персонажа. «Обман. Мираж. Болезнь. Ну и пусть! В сравнении с дивным видением, сулящим
что-то тайное, небывалое, жизнь, которую они влачили, так опостылела, что не было никакой охоты бороться за нее» 6.
Самые простые будни рыболовецкой артели становятся объектом повествования следующей новеллы с лирическим названием
«Капля». Занятый ловлей рыб, лирический герой открывает для себя всю неповторимую красоту живой природы.
«Вам доводилось когда-нибудь видеть вынутую из кузнечного горна полосу железа? Еще не совсем остывшую, на концах и по краям
еще красную, а с боков уже сиренево и сине отливающую? …Как и всякое чудо природы, прекрасный ее каприз сохраняется только
у «себя дома» 7.
Лирический герой выступает в рассказе в качестве главного героя. Его мысли, чувства, переживания становятся объектом
и предметом повествования. По сути, весь рассказ написан в форме монолога. Герой-рассказчик размышляет, вопрошает, удивля-
ется, восторгается, радуется, грустит, сожалеет о прошедшем.
«Что я испытывал тогда на Опарихе, у одинокого костра, хвостатой кометой мечущегося в темени лесов, возле дикошарой
днем, а ночью по-женски присмирелой, притаенно говорливой речки?» 8.
Лирический герой, обладая чутким художническим зрением, отмечает и находит слова для выражения первозданной красоты
мира природы, отраженной в капле воды. «На заостренном конце продолговатого ивового листа набухла, созрела продолговатая
капля и, тяжелой силой налитая, замерла, боясь обрушить мир своим падением… Капля висела над моим лицом, прозрачная и грузная.
Таловый листок держал ее в стоке желобка, не одолела, не могла одолеть тяжесть капли упругую стойкость листка. «Не падай!
Не падай!» — заклинал я, просил, молил, кожей и сердцем внимая покою, скрытому в себе и в мире» 9.
Поэтическая картина висящей на конце листа капли побуждает лирического героя к размышлению о смысле человеческой
жизни, о превратностях судьбы.
«С возрастом я узнал: радость кратка, проходяща, часто обманчива, печаль вечна, благотворна, неизменна. Радость сверкнет
зарницей, нет, молнией скорее и укатится перекатным громыханьем. Печаль светит тихо, как неугаданная звезда, но свет этот
не меркнет ни ночью, ни днем, рождает думы о ближних, тоску по любви, мечты о чем-то неведомом, то ли о прошлом, всегда то-
мительно-сладком, то ли о заманчивом и от неясности пугающе-притягательном будущем» 10.

1 
Астафьев В. Царь-рыба. Повествование в рассказах. М. - 1984. С. 4
2 
Там же. С. 9
3 
Там же. С. 10
4 
Там же. С. 10
5 
Там же. С. 32.
6 
Там же. С. 33.
7 
Там же. С. 43.
8 
Там же. С. 50.
9 
Там же. С. 52.
10 
Там же. С. 54.
92 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

Состояние души лирического героя, внутренние перемены и движение чувств также находят отражение в повествовании.
Ночь глубоких раздумий сменяется радостным пробуждением утра. «Я оглянулся и от серебристого крапа, невдали переходящего
в сплошное сияние, зажмурил глаза. Сердце мое трепыхалось и обмерло от радости: на каждом листке, на каждой хвоинке, травке,
в венцах соцветий, на дудках дедюлек, на лапах пихтарников, на необгорелыми концами высунувшихся из костра дровах, на одежде,
на сухостоинах и на живых стволах деревьев, даже на сапогах спящих ребят мерцали, светились, играли капли, и каждая роняла
крошечную блестку света, но, слившись вместе, эти блестки заливали сиянием торжествующей жизни все вокруг, и вроде бы впервые
за четверть века, минувшего с войны, я, не зная, кому в этот миг воздать благодарность, пролепетал, а быть может подумал: «Как
хорошо, что меня не убили на войне и я дожил до этого утра…» 1.
Наибольшей силы образности и выразительности достигает лирический герой в последней новелле с нелирическим названием «Нет
мне ответа», предваряемой стихотворным эпиграфом. Как бы подводя итоги всему увиденному и услышанному, пережитому за годы
путешествий по тайге, лирический герой приходит к глубокому философскому заключению, выраженному им в поэтической форме:
Всему свой час и время всякому делу под небесами;
Время родиться и время умирать;
Время насаждать и время вырывать насаженное;
Время убивать и время исцелять;
Время разрушать и время строить;
Время плакать и время смеяться;
Время стенать и время плясать;
Время разбрасывать камни и время собирать камни;
Время обнимать и время избегать объятий;
Время искать и время терять;
Время хранить и время тратить;
Время рвать и время сшивать;
Время молчать и время говорить;
Время любить и время ненавидеть;
Время войне и время миру 2.
Внешнее спокойствие, созерцательное и философское размышление о смысле человеческого бытия еще более оттеняют внутрен-
нее состояние неудовлетворенности и мучительные поиски лирического героя, выражающиеся в лирическом монологе, который
завершает все повествование.
«Так что же я ищу? Отчего мучаюсь? Почему? Зачем?
Нет мне ответа» 3.
Своеобразно преломляется образ лирического героя в повестях и рассказах другого писателя, автора «деревенской прозы»
Василия Белова. В его произведениях раскрывается мир русской деревни, герои — простые сельские труженики. Это живые под-
линно народные характеры, в которых автор сумел разглядеть такие лирические глубины, такую нежность, и доброту, душевную
щедрость, что с каждой страницы, с каждого слова веет человеческим теплом и любовью.
Все это в совокупности и определяет лирический характер «деревенской» прозы Василия Белова. Образность, поэтизация дере-
венского быта выражены и в заглавиях ранних повестей В. Белова: «Деревня Бердяйка», «За тремя волоками», «Привычное дело»,
«Плотницкие рассказы».
Лирический герой повести «Деревня Бердяйка» В. Белова, духовно близкий автору, становится участником и свидетелем событий
деревенской жизни. Все повествование пронизано мироощущением героя, склонного к поэтизации окружающего мира. «Ночью
над рекой Каменкой, в ивовых кустах и поросших лютиком левадках скрипят и скрипят коростели. Поднимается над поймой ту-
ман, заволакивая матово‑сизой испариной осоковые омуты и щучьи заводи. С поля по усталой, нагретой за день земле наплывают
полночные холодки, а в деревне неутомимо трынкает гармонь» 4.
Поэтическая картина осеннего пейзажа оживляет рассказ о будничных хлопотах деревенских жителей, придавая всему пове-
ствованию особую лирическую интонацию, музыкальный ритм и лирическое настроение. «Осень, словно веселый маляр, бродила
по гулким лесным коридорам, по светлым сенцам полянок и пожней, небрежно махая своей безжалостной кистью.
Желтели осины и березы, багровели черемухи и рябины, быстро бледнели ивы, и только ольховые кусты все еще зеленели и ничего
не признавали» 5.
Лирический герой повести «Деревня Бердяйка» повествует о событиях и героях, выдерживая ту же лирическую интонацию,
тот же ритм и настроение. Духовный мир персонажей, их поступки, размышления, переживания опоэтизированы, эмоционально
и экспрессивно окрашены.
«Анютка взяла в горячую руку немного влажного тающего снежку, посмотрела под гору, на реку. Между ольховыми кустами вид-
нелась первая весенняя полынья. Пройдет день, другой, и потемнеет, набухнет все извилистое ложе Каменки, пробьется, наконец,
первая живая струя, и зашумит весенняя водополица» 6.
Картины весеннего половодья, которой завершается повесть «Деревня Бердяйка», символизирует вечное движение и возрож-
дение в природе и человеческой жизни. Своеобразным аккордом звучат последние строки повести. «Анюта долго глядела на реку.
Вновь ощутила она того, кого еще не было на свете, но кто уже уверенно стучался в жизнь» 7.
Таким образом, в повести «Деревня Бердяйка» представлен лирический герой, чье сознание, мироощущение близко к сознанию
и мироощущению сельского, деревенского жителя.

1 
Астафьев В. Царь-рыба. Повествование в рассказах. М. - 1984. С. 56.
2 
Там же. С. 370.
3 
Там же. С. 371.
4 
Белов В. Сельские повести. М. - 1971. С. 7.
5 
Там же. С. 39.
6 
Там же. С. 75.
7 
Там же. С. 93.
Section 3. Philology and linguistics 93

Совершенно иной характер носит повествование в повести В. Белова «За тремя волоками», в котором ведущим является лири-
ческий герой. Его сознание и мироощущение отражает мироощущение и сознание человека, чья жизнь прошла вдали от «малой»
родины, но чувство любви к ней и духовная привязанность, свойственные герою-рассказчику, остались прежними.
«Никогда не забыть эту дорогу тому, кто узнал ее не понаслышке. Она так далека, что, если не знаешь песен, лучше не ходи,
не езди по ней, не поливай потом эти шестьдесят километров. Она и так до подошвы пропиталась, задолго до нас, потом, и сле-
зами, и мочой лошадей, баб, мужиков и подростков, веками страдавших в этих лесах… Вся жизнь и вся смерть у этого топкого
бесконечного проселка, названного большой дорогой. К большой дороге от века жмутся и льнут крохотные бесчисленные деревеньки,
к ней терпеливо тянутся одноколейные проселочки и узкие тропки. О большой дороге сложены частушки и пословицы» 1..
В отличие от предыдущей повести, лирический герой в повести «За тремя волоками» выполняет функцию автора-повествова-
теля, выражая его точку зрения.
«Майор не знал, сколько времени лежал он в траве у речного брода, под песчаны обрывом. Трава после вчерашнего дождя давно об-
сохла, в лесу и в кустах пели птахи; сиреневые, с белыми оборками облака тянулись к западу» 2. В представленном эпизоде совмещены
два голоса, две точки зрения: автора-рассказчика и героя. Голос автора-рассказчика становится ведущим в эпизоде, передающем
поэтические картины природы, которые отражают мировосприятие героя.
«Ночь пришла тихая до звона в ушах. Золотым блином висела в небе луна, но было светло и так, и от стожка, сметанного посередине
бывшей деревнеской улицы, почти не виделось тени. Только вокруг этого стожка лежала ровная лужайка, а дальше везде дремала густая
трава, а в траве то там, то тут принимались звенеть кузнечики и сразу же затихали, словно боясь нарушить тишину» 3.. повести
«Привычное дело» В. Белов исследует традиционный тип характера, силу и слабость традиционной личности, для которой «привычное
дело» как система устойчивой жизни может обернуться как положительными, так и негативными чертами. Неприспособленность Ивана
Африкановича, ощущающего себя в привычном «кругу» жизни природы, к новому порождает трагическое и комическое. Трагикоме-
дия героя возникает в «точке выхода» из природного «круга», из «вертикального времени» в историческое, неповторяющееся время.
Повесть «Привычное дело» отличается от других повестей и рассказов соединением в ней монологической и диалогической форм
повествования, которые взаимодействуют, взаимопереходят, варьируются в структуре художественного текста. Предваряет рассказ
о событиях монолог-беседа главного героя Ивана Африкановича, в котором он обращается к своему спутнику Пармену и рассказывает
ему о событиях, произошедших накануне. Ритм, интонация, манера речи героя подчеркивают особенности крестьянского мира, быта,
поведения человека из народной среды, для которого «привычным делом» становится жизнеустройство, быт крестьянской среды.
В прозе писателя можно условно выделить три формы повествования — монологическую, гомофоническую и диалогическую.
Лирическая проза В. Белова преимущественно монологична, в ней авторские мысли и чувства выдвигаются на первый план и вы-
страивают лирическое произведение как единый «монолог». Самые первые рассказы и повести писателя отмечены ослабленной
фабульной основой, описательностью, наличием развернутых лирических авторских размышлений. В них преобладает изображение
событий и героев «изнутри», от лица автора-повествователя. Автор ведет повествование, не скрываясь под чужой «личиной», или
«доверяет» повествование своему лирическому «двойнику» — персонажу, который близок ему образом мыслей, мироощущением.
В монологической художественной структуре выдвигается на первый план и «захватывает» все пространственно-временные момен-
ты сюжета и повествования один голос — голос автора, повествователя (рассказчика). Авторский голос свободно совмещает разные
временные пласты, комбинирует их, исходя из своей внутренней логики, а также по ассоциативному принципу, открывая возмож-
ность «контрапункта» времен в пределах повествования. Автору не нужна логика развития единого действия: он ее не игнорирует,
но он ее и не соблюдает, свободно соотнося сцены и «оценки», как бы «вырванные» авторским цепким взглядом из «потока» жизни.
Перволичная форма наиболее активно используется В. Беловым в произведениях раннего периода творчества.
Авторское повествование — одна из разновидностей монологической структуры. Композиционно оно представляет собой или
«сплошной» монолог («Весенняя ночь»), или обладает кольцевым «обрамлением», охватывающим авторским чувством, мыслью
какой-либо сюжет («Дожинки»), встречу («Гоголев»), ситуацию («Новострой»).
Другая разновидность монологической структуры, отличающаяся от авторского повествования (обладающего всеми признаками
книжной культуры, литературного языка), — это сказ. Сказ в творчестве Белова — монологическая речь рассказчика из крестьян-
ской, народной среды и стилизованная под эпистолярную, форму речь персонажей из простонародной среды («Жалоба», «Драма»).
Отличительная особенность монологической структуры — ее непрерывность и «односоставность», порожденные одним, прямо
выраженным авторским голосом или голосом рассказчика (голосом «изнутри»). Это особая форма психологического анализа в ху-
дожественной системе В. Белова, когда субъект повествования и объект художественного изображения и исследования — одно
и то же «лицо», «голос» (автор, рассказчик), а все элементы произведения направлены на самоанализ и самораскрытие.
Слово в повествовательной структуре превращается в двупланное, обращенное одновременно и к речи автора, и к речи персо-
нажа. Автор может полностью сливаться со своим героем, принимать, как свою, диалектную (характерологическую) речь персо-
нажа, не «отмежевываясь» в повествовательной структуре от своего героя при помощи литературного языка, то есть смещает свое
авторское видение в сферу сознания персонажа. Две точки зрения — автора и персонажа — «накладываются» друг на друга в рамках
определенного, отрезка повествования (слова, фразы, периода), создавая аффект глубины, многомерности, когда слово начинает
«жить» в двух «измерениях» — авторском и персонажном. Так, например, в повести «За тремя волоками» лирическое отступление
организовано так, что план автора-рассказчика и план персонажа совпадают. Композиционно самостоятельное, оно обращено
к персонажу, так как выражает его точку зрения. В то же время лирическое отступление можно отнести и к автору-рассказчику.
«Никогда не забыть эту дорогу тому, кто узнал ее не понаслышке. Она так далека, что если не знаешь песен, лучше не ходи,
не езди по ней, не поливай потом эти шестьдесят километров. Она и так до подошвы пропиталась, задолго до нас, потом и слезами,
и мочой лошадей, баб и мужиков и подростков, веками страдавших в этих лесах. Люди сделали ее как могли, пробиваясь к чему-то
лучшему. Вся жизнь и вся смерть у этого топкого бесконечного проселка, названного большой дорогой. К большой дороге жмутся
и льнут крохотные бесчисленные деревеньки. К ней терпеливо тянутся одноколейные проселочные и узкие тропки. О большой дороге
сложены частушки и пословицы. Все в ней и все с ней» 4.

1 
Белов В. Сельские повести. М. - 1971. C.75.
2 
Там же. C.93.
3 
Там же. C.94.
4 
Там же. С. 75.
94 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

Несмотря на тесную композиционную связь данных фрагментов текста с конкретным персонажем, само их содержание и общая
эмоциональная тональность указывает на принадлежность их автору.
В то же время в диалогической структуре автор никогда не сливает полностью свою точку зрения с точкой зрения персонажа.
Диалогическое повествование «дискретно»: авторский план рассредоточен в повествовании. Авторская точка зрения «плавает» в ди-
алогической повествовательной структуре, находясь то «изнутри», то «извне»; писатель то сближает, то отдаляет свою точку зрения
от точки зрения персонажа — в зависимости от того, как автор оценивает поступки, поведение персонажа в создаваемой ситуации.
Для указания на субъектно-объектную прикрепленность (автор — персонаж) писатель использует целую систему приемов и средств.
Контрапунктное мышление, в конечном итоге, ведет к ситуативно-диалогическому сюжетно-композиционному строению беловских
произведений, ряду их жанровых особенностей (в частности, к многоконфликтности рассказов, повестей, романов писателя). Боль-
шинство произведений В. Белова обладают контрапунктной структурой, устойчивой в целом, но способной, исходя из авторских
задач, к изменению; это выражается в наличии трех видов структуры, что, несомненно, открывает перед индивидуальной художе-
ственной системой широкие перспективы и возможности развития.
Таким образом, приведенный анализ повестей В. Астафьева и В. Белова в аспекте поэтики убеждает в том, что лирический герой
является носителем авторского сознания, прямо или косвенно выражает его мироощущение, мышление.
Список литературы:
1. Корман Б. О. Изучение текста художественного произведения. Л. — 1972.
2. Гинзбург Л. Я. О лирике. М.- 1986.
3. Астафьев В. Царь-рыба. Повествование в рассказах. М. — 1984.
4. Белов В. Сельские повести. М. — 1971.

Lisenkova Irina Mihaylovna, the Kuban State University, c. Slavyansk-on-Kuban, RF


The senior lecturer of chair of Russian language, literature and method of its learning
Лисенкова Ирина Михайловна, Кубанский государственный университет» в г. Славянске на-Кубани, РФ,
доцент кафедры русского языка, литературы и методики их преподавания

Actualization of the content of the proper name in the literary creation of M. Tsvetaeva

Актуализация содержания имени собственного в творчестве М. Цветаевой


Поэзия Цветаевой — поэзия поиска истинных имен через постижение сущности вещей. Познание сущности имени собствен-
ного (ИС) для поэта — это путь через поверхностное, внешнее, данное, видимое всеми к глубинному, непознанному, сакральному,
к внешней форме, внутренней форме и к его содержанию. Так, давая своей старшей дочери имя Ариадна, Цветаева задумывалась
о ее судьбе, характере: «Я назвала ее Ариадной вопреки Сереже, который любит русские имена, папе, который любит имена про-
стые, друзьям, которые находят, что это «салонно». Назвала от романтизма и высокомерия, которые руководят всей моей жизнью» 1.
Данное имя упоминается в целом ряде стихотворений М. Цветаевой, употребляется в заглавии произведений (стихотворении,
трагедии). При выборе имени младшей дочери обращается к этимологии: Ирина — «мир», полагая, надеясь, что данное значение
убережет девочку от невзгод: «Под рокот гражданских бурь,\В лихую годину,\Даю тебе имя — мир,\В наследье — лазурь.\\Отыди,
отыди, Враг!/Храни, Триединый,\Наследницу вечных благ\Младенца Ирину!» 2.
Для Цветаевой важно найти связь между звуковой оболочкой имени и судьбой человека, потому что все, что происходит с че-
ловеком, уже дано ему изначально, определено звучанием его имени. Так, в письме к австрийскому поэту Райнеру Марии Рильке
от 9 мая 1926 г. М. Цветаева пишет: «Райнер Мария Рильке! Смею ли я так назвать Вас? Ведь Вы — воплощенная поэзия, должны
знать, что уже само Ваше имя — стихотворение. Райнер Мария — это звучит по-церковному — по-детски — по-рыцарски. Ваше
имя не рифмуется с современностью, — оно — из прошлого или будущего — издалека. Ваше имя хотело, чтоб Вы его выбрали (Мы
сами выбираем наши имена, случившееся — всегда лишь следствие).
Ваше крещение было прологом к Вам всему, и священник, крестивший Вас, поистину не ведал, что творил» 3.
Обращаясь к имени поэта Валерия Брюсова, М. Цветаева предлагает свою трактовку — расшифровку — постижение внутренней
формы имени: «Три слова являют нам Брюсова: ВОЛЯ, ВОЛ, ВОЛК. Триединство не только звуковое — смысловое: и воля — Рим,
и вол — Рим, и волк — Рим. Трижды римлянином был Валерий Брюсов: волей и волом — в поэзии, волком — (homo homini lupus
est) в жизни» 4.
Квазиморфема ВОЛ-, фонетически связывая слова воля и волк, придает им сходство смысловое: трудиться не покладая рук
ради осуществления поставленных перед собой целей. Модуляция звукокомплекса вол — волк привносит дополнительный смыс-
ловой оттенок: не останавливаясь ни перед кем (чем), невзирая на человеческие судьбы. Подтверждением этому служит следующий
фрагмент: «Написала слово цензор. Вдруг осознала: до чего само римское звучание соответствовало Брюсову! Цензор, ментор, дик-
татор, директор, цербер» 5. Перебирая созвучия, М. Цветаева пытается найти наиболее ёмкое слово, отвечающее её характеристике
В. Брюсова, и находит его — цербер. Цербер находится в «смысловой близости» со словом волк, акцентируя значение «хищный, злой,
свирепый» и со словом цензор — «бдительный страж».
Осуществляя этимологизацию фамилий двух поэтов — Бальмонта и Брюсова –, М. Цветаева объясняет разницу в их творческой
манере письма, отношении к людям, опираясь на фоносемантику фамилий: «Бальмонт. Брюсов. Только прислушаться к звуку имен.
Бальмонт: открытость настежь — распахнутость, Брюсов (ю — полугласная, вроде его, мне, тогда, закрытки), скупость, самость
1 
Саакянц А. А. Марина Цветаева. Жизнь и творчество. М. «Эллис Лак». 1997.С. 41.
2 
Цветаева М. Собрание сочинений: в 7т. Т. 1.:Стихотворения. М. «Эллис Лак». 1994. С. 425.
3 
Райнер Мария Рильке , Борис Пастернак, Марина Цветаева. ПИСЬМА 1926 ГОДА. М. «Книга».19909. С. 85
4 
Цветаева М. И. Из очерка «Герой труда» (Записки о Валерии Брюсове). М. «Искусство». 1991. С. 130.
5 
Там же. С. 137.
Section 3. Philology and linguistics 95

в себе.\В Брюсове тесно. В Бальмонте — просторно.\Брюсов: глухо, Бальмонт: звонко.\Бальмонт: раскрытая ладонь — швыряющая,
в Брюсове — скрип ключа» 1.
Имя становится «главным инструментом в идиостиле Цветаевой, возводится поэтом в ранг предицирующего (строящего модель
мира) компонента. Цветаева осмысляет имя как носителя сущности явления, вещи, личности, вслед за философами-имяславцами
признает за именами существование магической силы, определяющей во многом личность их носителей» 2.
Одним из самых любимых поэтов, тех, кто удостоился «имяславческого» стихотворения» Цветаевой, был Блок. Анализ первого
стихотворения цикла «Стихи о Блоке», пожалуй, самого известного — «Имя твое — птица в руке» — представлен в работе Е. Эткинда,
где ученый дает характеристику трем строфам, из которых состоит стихотворение. «В первой — описание фонетического и даже
графического состава слова Блок; во второй — сравнение звуков этого имени со звуками природы; в третьей — эмоциональная
ассоциация (звук поцелуя)» 3. Ученый пишет о семантизации поэтом каждого звука имени собственного Блок, включая характери-
стику губно-губного звука б (единственное движение губ), характер звука л (льдинка на языке).
Способом актуализации содержания ИС Блок в стихотворении «Нежный призрак…» выступают единицы звуко-ассоциативного
ряда, группирующиеся вокруг ядерного звукокомплекса — квазиморфемы призрак: «Нежный призрак,\Рыцарь без укоризны,\Кем
ты призван\В мою молодую жизнь?» 4.
В системе языка в семантической структуре слова призрак лексикографически зафиксированы следующие компоненты значе-
ния: «Образ кого-чего-нибудь, представляющийся в воображении, видение, то, что мерещится» 5. В стихотворении М. Цветаевой
наблюдается метафорическое воплощение образа поэта: Блок — призрак. Исходя из словарной дефиниции, приведенной выше,
можно сделать вывод, что образ поэта для лирического субъекта М. Цветаевой является важным, в какой-то степени навязчивым,
постоянно возникающим в ее воображении, а, следовательно, любимым, желанным. Важность данного образа для лирической ге-
роини акцентируется контекстуальной соположенностью слов, в формальной структуре которых содержатся схожие звуки: рыцарь,
укоризны, призван, жизнь, риза. Таким образом, ядерный звукокомлекс представлен следующими модуляциями: укоризн-, приз-,
изнь-, риз-. (в первом четверостишии). Далее — в трехстишии — наблюдаем следующие модуляции ядерной квазиморфемы — сиз-,
риз-: «Во мгле — сизой\Стоишь, ризой\Снеговой одет».
Данные трансформации позволяют выделить ключевое слово риза, добавляющее в созданный М. Цветаевой образ дополнитель-
ные семантические аспекты — «принадлежность высшему», «святость», «духовное водительство» (наставничество).
Таким образом, в содержании имени собственного Блок происходит совокупность эксплицированных именем значений, по-
зволяющих определить авторское отношение к создаваемому образу.
В следующем четверостишии появляются новые авторские коннотации, отражающие личностное восприятие лирического
субъекта М. Цветаевой: чувство опасности, страх, что находит подтверждение на звуковом уровне аллитерацией Ч: «То не ве-
тер\Гонит меня по городу,\Ох, уж третий\Вечер я чую ворога». Чувство опасности эксплицируется на лексическом уровне сло-
вами гонит, ворог (враг), фонетическом — звуковым повтором –оро- (город, ворог). «Голубоглазый\ — Меня — сглазил\Снеговой
певец» — в слове голубоглазый закодировано ИС Блок (в данном случае следует говорить о последовательной «рассеянности»
фонем, складывающихся в звукокомплекс Блок); лексический и звуковой виды повтора (глаз) способствуют созданию зритель-
ного восприятия образа, опирающегося на внешнее сходство с поэтом. В то же время наблюдаем развитие значения «неприят-
ное\губительное воздействие на кого-либо», эксплицированное в слове сглазил, в системе языка представленного дефинициями:
« 1. В суеверных представлениях: повредить кому-нибудь дурным глазом (взглядом, приносящим неблагополучие, несчастье);
2. Похвалами, предсказанием чего-нибудь хорошего накликать плохое» 6. В данном случае полагаем возможным рассматривать
«плохое\негативное», как идущее от призрака, пытающегося воздействовать на лирического субъекта М. Цветаевой своим по-
этическим даром. Образ Блока манифестируется словосочетанием снеговой певец. Молодая жизнь лирического субъекта М. Цве-
таевой, точнее ее индивидуальность, творчество оказываются под угрозой «захвата», «подчинения» высшему, облаченному в ризу.
Как отмечают современные исследователи, «в самом типе поэтического таланта и в мироощущении Цветаева обнаруживает
особенную близость именно к Блоку».
Это подтверждается следующими строчками стихотворения: «Снежный лебедь\Мне под ноги перья стелет», то есть «показывает
путь (свой путь) к творчеству, и есть соблазн пойти по следу снегового певца, снежного лебедя. Известно, что традиционно лебедь
воспринимается как поэт, человек, наделенный поэтическим даром. «Перья реют\И медленно никнут в снег. \Так, по перьям,\Иду
к двери,\За которой смерть»; он поет, зовет лебединым кликом, преследует как наваждение. И, чтобы спастись, сохранить свой дар,
свою творческую индивидуальность, лирический субъект М. Цветаевой произносит заклинание, дабы оградить себя от наваждения,
«духовного водительства»: «Милый призрак!/Я знаю, что все мне снится.\Сделай милость:\Аминь, аминь, рассыпься!».
Таким образом, мы видим, что словесная инструментовка (звукопись) участвует в формировании единого словесно-ассоциа-
тивно-звукового поля Блок. В структуре поля можно обнаружить полярность «хорошее\плохое». Образ поэта, создаваемый М. Цве-
таевой, обладает двойственностью: как нечто желанное, рисующееся в мечтах, создаваемое творческим воображением (нежный,
рыцарь), так и губительное, опасное для ее молодой жизни.
Кроме поэзии А. Блока, на творчество и жизнь М. Цветаевой огромное влияние оказало знакомство с австрийским поэтом
Райнер Мария Рильке. Ему посвящена поэма «Новогоднее»; сохранилась переписка с ним (1926 г.).
31 декабря 1926 года М. Цветаева, узнав о смерти любимого ею поэта, пишет письмо Б. Пастернаку, а потом еще одно, на немец-
ком: «Год кончается твоей смертью. Конец? Начало! Ты самому себе — самый Новый год… Завтра Новый год, Райнер, —1927, 7 — твое
любимое число… В здешнюю встречу мы с тобой никогда не верили — как и в здешнюю жизнь, не так ли? Ты меня опередил —
(и вышло лучше!) и, чтобы меня хорошо принять, заказал — не комнату, не дом — целый пейзаж. Я целую тебя в губы? В виски?

1 
Цветаева М. Указ. раб..С. 145.
2 
Жогина К. Б. «Феноменология имени» М. Цветаевой//Языковая деятельность: переходность и синкретизм: Сб. статей научно-методическ.
Семинара «Textus»,Вып. 7. Ставрополь. 2001. С. 98.
3 
Эткинд Е. О стихотворениях «Имя твое – птица в руке» и «Кто создан из камня, кто создан из глины…» М. Цветаевой. М. «АСТ», «Олимп».
1996. С. 656..
4 
Цветаева М. И. Указ. раб. С. 288.
5 
Ожегов С. И. Словарь русского языка. Под ред. Н. Ю. Шведовой. М. «Русский язык». 1991 С. 589.
6 
Там же. С. 704.
96 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

В лоб? Милый, конечно, в губы, по-настоящему, как живого… Нет, ты еще не высоко и не далеко, ты совсем рядом, твой лоб на моем
плече… Райнер, пиши мне! (довольно-таки глупая просьба?). С Новым годом и прекрасным небесным пейзажем!» 1.
Исследователь творчества М. Цветаевой А. А. Саакянц отмечает: «с того нового, 1927 года, по фатальному символическому совпа-
дению творчество М. Цветаевой начнет постепенно замедлять свой темп, утрачивать жар, терять интенсивность. Исподволь, неуло-
вимо, но неумолимо. С уходом Рильке бытие Цветаевой как бы вступило в новую фазу, в новый век». А пока 7.02. 1927 г. М.  Цветаева,
по ее словам, «окончательно переселилась в тетрадь». Она работает над «письмом» — поэмой-реквиемом Рильке «Новогоднее» 2.
Актуализация содержания имени собственного Райнер осуществляется при помощи приема поэтической этимологизации, в основа-
нии которого — звуковое подобие слов РАЙНЕР — РАЙ. Для М. Цветаевой важно это созвучие, так как рай — это то, о чем она мечтала.
Подтверждение этому находим в ее эссе «Наталья Гончарова», где М. Цветаева пишет о своем впечатлении от мастерской художницы: «
Конец всех Аидов и адов: свет, простор, покой. После этого света — тот.\Рабочий рай. Мой рай и, как рай, естественно здесь не данный.
В пустоте — в тишине — с утра. Рай, прежде всего, место пусто. Пусто — просторно, просторно — покойно. Покойно — светло. Только
пустота ничего не навязывает, не вытесняет, не исключает. Чтобы все могло быть, нужно, чтобы ничего не было. Всё не терпит чего (как
«могло бы» — есть). — А вот у Маяковского рай — со стульями. Даже с «мебелями». Пролетарская жажда вещественности. У всякого свой » 3.
Звукокомплекс РАЙ является ядерным, формирующим звуковой подтекст произведения, и терминологически может быть пред-
ставлен как консонантное ядро» (термин С. Ю. Косицыной), «квазиморфема» С. Ф. Гончаренко).
Отмеченная С. Ф. Гончаренко способность квазиморфемы «сохранять свое окказиональное значение при перестановке состав-
ляющих ее звукобукв, при вклинивании в нее различного рода вставок и даже при редукции ее «аллоквазиморфа» вплоть до одной
графофонемы» 4 позволяет представить следующие модуляции квазиморфемы –РАЙ-: РАЙ — РАЙНЕР — КРА (j)ем — оКРАИН —
КРАЙНим — КРОВом: « С Новым годом — светом — краем — кровом!»; «С незастРОЙНЕйшей из оКРАИН — С Новым местом,
Райнер, светом, Райнер! С доказуемости мысом КРАЙНим. С Новым оком, Райнер, слухом, Райнер!».
М. Цветаева в своем стремлении «дойти до сути» осуществляет своего рода этимологический анализ, основанный не только
на звуковом сходстве различных по происхождению корней (краем — кровом), но и на восстановлении забытой внутренней формы
слов (край — окраина — крайний). Пара слов КРАЙ — КРОВ образует фонетически связанную пару. Звуковое подобие слов по-
зволяет установить и подобие смысловое (Я. Мукаржовский, Ю. М. Лотман, Л. В. Зубова, Я. Платек и др.).
Край, интерпретируемый И. Бродским как «край света, край вообще, край неба, рай (краю — к раю)», является тем кровом —
местом, где находит свой приют, жилище душа Райнера. Недаром же лирический субъект М. Цветаевой обращается к поэту: «Не оши-
блась, Райнер, — РАЙ — гористый, Грозовой?» 5.
В «Библейской энциклопедии» 6 раем называется то «блаженное жилище небожителей и праведников, которое наследуют они
после Страшного суда». Для Цветаевой, бесспорно, Райнер — небожитель, праведник. Именно в рай — «место злачно» — адресу-
ет она свое «письмо».: «Первое письмо тебе на новом — Недоразумение, что злачном (злачном — жвачном) месте зычном, месте
звучном». Известно, что фразеологизм «злачное место» восходит к православной заупокойной молитве: «Сам, Господи, покой душу
усопшего раба твоего\…\в месте покойне, светле, в месте злачне» (Псалтырь).
Раю небесному в тексте поэмы противопоставлен рай наёмный (санаторий, где умер поэт), тот свет — этому. Пребывание
на том свете наделяет, по мнению М. Цветаевой, способностью к настоящему виденью, всевиденью, ясновиденью: «Верно, плохо
вижу, ибо в яме,\Верно, лучше видишь, ибо свыше…».
Необходимо отметить, что оборот тот свет довольно часто встречается в творчестве М. Цветаевой. Так, в письме к Б. Пастерна-
ку (1926 г.) читаем: «Борис! Борис! Как я знаю тот свет! По снам, по воздуху снов, по разгроможденности, по насущности слов. Как
я не знаю этого, как я не люблю этого, как обижена в этом! Тот свет, ты только пойми: свет, освещение, вещи, инако освещенные
светом твоим, моим». Вот иное «освещение вещи» дает возможность лирическому субъекту М. Цветаевой увидеть себя «глазами
странствующей в пространстве души мёртвого Рильке, и при этом увидеть не себя, но покинутый мир» 7. Для этого, по мнению
И. Бродского, «требуется душевная оптика, об обладании которой кем-либо мы не имеем сведений».
Значение «не-бытия» Рильке, «отсутствия его в земной жизни усиливается при помощи приема словообразовательного повтора при-
ставки НЕ-, повторов частиц НЕ и НИ, а также актуализацией элемента НЕ, входящего в звуковую оболочку имени собственного Райнер:
«Вот и спрашиваю не без грусти: Уж не спрашиваешь, как по-русски NEST? Толк (пусть русского родней немецкий мне, всех ангельских
родней) — как места НЕСТЬ, где нет тебя, нет есть: могила» 8. Как отмечает Л. В. Зубова, «немецкое слово NEST в поэме структурно
и семантически соотносится с омонимичным ему русским архаизмом несть, указывающим на небытие. Слово несть является элементом
библейского фразеологизма «Места несть», представленного в контексте и переосмысленного далее в соответствии с основной идеей
цветаевского максимализма: «Нет есть: могила». В сочетании НЕТ ЕСТЬ небытие показано как временный абсолют в его языковом вы-
ражении, то есть как бытие вне времени и пространства. Итак, «тот свет» представлен «всеязычным» не только декларативно в начале
фрагмента, но и в смысловом взаимопроникновении единиц русского и немецкого языков и во взаимопроникновении разновременных
языковых единиц русского языка, то есть как синтез времени и пространства, возможный только за пределами времени и пространства» 9.
Таким образом, имя собственное Райнер организует текст в семантическом и структурном планах. Индивидуально-авторское
содержание имени раскрывается через ключевые в поэтике М. Цветаевой понятия жизни и смерти, того света и этого.
Постигая имена через их звучание, этимологию, Цветаева восстанавливает то их содержание, которое имплицитно (то есть
тайно, скрытно) присутствует в них, но утратило свою силу явленности в настоящем.

1 
Райнер Мария Рильке, Борис Пастернак, Марина Цветаева. Письма 1926 года. М. «Книга». 1990. С. 204.
2 
Саакяец А. А. Марина Цветаева. Жизнь и творчество. М. «Эллис Лак». 1997. С. 478.
3 
Цветаева М. И. Наталья Гончарова// Мой Пушкин. Алма-Ата. 1990. С. 153.
4 
Гончаренко С. Ф. Символическая звукозапись: квазиморфема как «внутреннее слово» в процессе поэтической коммуникации //Язык-система,
язык-текст. Язык-способность. Сб. статей к 60‑летию Ю. Н. Караулова.. М. ин-т рус.яз. РАН.1995. С. 162.
5 
Бродский И. Вершины великого треугольника//Звезда. 1996. № 1. С. 27.
6 
Библейская энциклопедия. В 2‑х книгах. Репринтное воспроизведение второго издания. М. «NB – press», «Центурион», «АП».1995. С. 98.
7 
Райнер Мария Рильке, Борис Пастернак, Марина Цветаева. Письма 1926 года. М. «Книга». 1990. С. 105.
8 
Цветаева М. Новогоднее//Райнер Мария Рильке, Борис Пастернак, Мрина Цветаева. Письма 1926 года. М. «Книга». 1990. С. 221.
9 
Зубова Л. В. Поэзия Марины Цветаевой: Лингвистический аспект. Ленинград. Издательство ленинградского. 1989. С. 76.
Section 3. Philology and linguistics 97

Mamyrbekova Gulfar Mazhitovna


Candidate of Philological Sciences, Head of the Department of History of language and dialects of the Institute of
Linguistics. A. Baitursynov. Kazakhstan, Almaty.
Мамырбекова Гулфар Мажитовна
Кандидат филологических наук, заведующая отдела Истории языка и диалектологии Института языкознания
им. А. Байтурсынова. Казахстан, Алматы.

Concept and shagatayskogo literary language in the kazakh linguistics


Понятие шагатайского и книжного языка в казахском языкознании
Наш нынешний нормализованный, систематизированный, отсортированный по стильным направлениям литературный язык
не достиг сегодняшних высот за один день. Вышедшие в свет в Тюрском Каганате Орхон-Енисейские, Таласские письменные памят-
ники, считающиеся источником казахского литературного языка, нашли продолжение в следующем периоде караханидов в тради-
ционной тюркской и исламской литературе, в трудах ученых периода государства Золотой Орды.
Всевозможные тюркские письменные памятники широко распространялись и в государстве Мамлюков, правивших чужим на-
родом, расширили направление письменной традиции. Изначальный вид письменной культуры, общий для всех тюркских народов,
наносился на камнях, и лишь в Х–ХІ веках начал появляться на бумаге. Таким образом, письменный язык, начавшийся с древне-
тюркских времен за тысячилетия до нашей эры, подарил нынешнему поколению множество литературных наследий и произведений,
являющихся доказательством нашего духовного и культурного мировоззрения. Все вышеперечисленные письменные памятники,
несмотря на их подчинение строгим нормам письменных традиций своего периода, постепенно привели к развитию определенного
литературного языка каждой отдельной нации. В целом, любой письменный язык претерпевает различные изменения в ходе своего
развития. Веление времени безусловно нуждается в стремительном интенсивном процессе развития, то есть нормы письменного
языка не образовались за один день, они устанавливаются и развиваются в результате духовных поисков и потребностей челове-
чества. Если учесть, что новые тенденции в развитиии языка появляются исключительно на основе старого, то законно и то, что
древние письменные традиции продолжали сохраняться вплоть до начала ХХ века.
Несмотря на то, что к исследованиям истории казахского литературного языка приступили поздно, до сегодняшнего дня учеными
в данной сфере были проведены несколько основательных исследований, сделаны важные заключения. В частности, советскими
и нынешними казахстанскими учеными были исследованы происхождение казахского литературного языка, его периоды форми-
рования и пути развития, язык письменных памятников каждого периода, исторические источники и направления литературного
языка, диалектические основы литературного языка и т. д.
Следующие выводы ученых стали правильным направлением для исследования истории казахского литературного языка: «Ка-
захский литературный язык сформировался в ХV–XVI вв. с момента объединения казахских родов и племен в единый народ, в этот
период сосуществовали устный литературный язык и письменный литературный язык»; племена, создавшие казахский народ,
в своей культурной жизни в течении определенного времени в качестве письменного литературного языка использовали тюркский
литературный язык, бывший хорошо известным и общим для образованного поколения тюркских народов”. (Б. Абилкасымов).
Письменные памятники и образцы необходимы для изучения древней истории, языка, культуры, духовных ценностей любой
нации. Как известно из истории, тюркоязычные племена начали делиться на отдельные народы с ХІV века. К концу ХV века сфор-
мировались такие конкретные нации как узбеки, казахи, кыргызы, татары. С этого периода была заложена основа литературного
языка, присущего каждому народу. То есть, если древний казахский язык существовал как язык родов и племен, составлявших ка-
захский народ до ХV века, то после ХV века он повлиял на формирование устного и письменного языка казахской нации на основе
литературного языка.
В казахском обществе разница между устным и письменным языками продолжалась до второй половины ХІХ века. Письмен-
ный язык с ХV века хоть и был продолжением среднетюрского письменного литературного языка, все же в нем часто встречались
элементы языка местного народа.
При сравнении языка письменных образцов упомянутого периода с среднетюркскими письменными памятниками наблюдается
преемственнность не только в грамматических формах, но и в лексико-семантическом плане. Доказательстом тому являются слова
в художественной литературе: тон (одежда), ата (отец), хуб суратлык (красивый), ау (выходить на охоту) и др.; в официальных
стилях: офат табды (умер), ишандыру (обнадеживать), иуз коришкенде (всречаться), бузгаклар (хулиганство); в публицистических
материалах: талаб алу (грабить), хуким кылды (издал приказ), хош корды (посчитал правильным) и др.
Письменный язык использовавшийся в казахском обществе в ХVІІ-ХІХ веках строго соблюдал среднетюрские письменные
традиции, отличался значительной разницей от устного языка. Поэтому, древний казахский письменный литературный язык дан-
ного периода приобрел чужеродный характер и стал называться термином Книжный язык. Такое название было использовано
в трудах ВВ. Радлова «Наречия тюркских племен, живущих в Южной Сибири и джунгарской степи» вышедший в свет в 1870 г.
В казахском же языкознании определение, касающиеся книжного языка в основном носили отрицательный характер. К примеру,
засоренный язык (В. В.  Родлов), смешанный язык (Е. Е.  Малов), кастовый язык (И. Кенесбаев, К. Жумалиев), и язык религии (С. Аман-
жолов), шагатайский язык с наибольшим внедрением особенностей казахского языка (Н. Т.  Сауранбаев), засоренный чужими слова-
ми, непостоянный язык (М. Балакаев), написанный вперемежку с арабскими словами, непонятный даже грамотным мусульмански
обученным казахам смешанный язык (Б. Кенжебаев). Ученый Г. Мусабаев, напротив, оценил книжный язык как “ язык, понятный
казахскому народу, широко распространенный в массах ”.
Итак, какое значение дает термин Книжный язык? Почему древняя итория нашего письменного языка до сих пор рассматривается
с позиции книжного языка? Что подразумевает книжный язык, книжная лексика? Среди казахских ученых профессор А. Абилкасы-
мов первым обратил внимание на ошибочность термина книжный язык. Ученый говорит о двояком упоминании книжного языка
в казахской литературе: первое — в значении шагатайского или среднеазиатского тюркского литературного языка, второе — как
использованная в произведениях казахских авторов форма шагатайского языка. По его мнению: рассмотрение термина книжный
язык как синоним шагатайского или среднеазиатского тюркского литературного языка, свидетельствует о том, что все образован-
ные казахи, жившие в ХVІІІ-ХІХ веках писали свои произведения на тюркском литературном языке и в совершенстве знали этот
98 EUROPEAN APPLIED SCIENCES

язык. На самом же деле, Шокан, Махамбет и другие казахи, жившие в первой половине ХІХ века, никоим образом не могли писать
письма своим родным и родственникам на шагатайском или тюркском литературном языке. Следовательно, ученый предполагает,
что данный язык правильнее будет назвать «древним литературным языком казахов» 1.
Родственные тюркские народы как узбеки, татары и др. напротив присвоили чужеродный характер в исторических письмен-
ных памятниках как наследие древне-узбекского, древне-татарского языков, неговоря уже об использовании термина «книжный
язык». И это уместно. Потому что, средневековые тюркские письменные памятники бесспорно были написаны на общем языке,
систематически встречаются и отдельные языковые признаки национального характера в письменном языке, сохраненные с времен
формирования нации.
Теперь уделим особое внимание термину «шагатайский язык», использовавшийся в качестве синонима «книжному языку». Для
выяснения основной причины формирования предположений о написании казахской письменности арабской вязью на книжном
или шагатайском языке, сначала надо остановиться на периоды группирования и термины тюркских языков, сформировавшихся
в области исторического языка и тюркологии. Согласно обычаю, установленному в области всемирной тюркологии, история тюрк-
ских народов берет начало с V‑ VІІІ веков, то есть с момента обнаружения Орхон-Енисейских памятников. Известно, что к иссле-
дованию тюркских языков в научно-теоретическом плане приступили лишь с половины ХІХ века. Одним из первых, кто собирал
данные из отдельных тюркских языков, сделал на их основе научные выводы и поднял науку тюркология на новую ступень был
Родлов В. В. С этого момента исследования тюркских языков обрели интенсивное развитие, в результате такие видные ученые как
А. Н. Самойлович, С. Е. Малов, Н. А. Баскаков сгруппировали и классифицировали тюркские языки. Так, А. Н. Самойлович сгруп-
пировал тюркские языки согласно их этническим основам, а С. М. Малов согласно их возрасту, Н. А. Баскаков исследовал, наряду
с этнологией тюркских языков, их общие грамматические принципы, историю их формирования и развития. Н. А. Баскаков разделял
развитие тюркских языков на 6 периодов:
1. Алтайский период
2. Период Хуннов
3. Древнетюркский период
4. Среднетюркский период или Период основания и развития основного языка тюркских племен
5. Новотюркский период или Период образования и развития определенного народа
6. Новый период развития тюркских языков после Великой Октябрьской революции 2. После такой классификации Н. А. Баскако-
ва ученые не придерживались иных взглядов. Напротив, в языкознании укрепилась такая классификация истории тюркских языков.
Ученый Н. А. Баскаков по-отдельности рассматривал среднетюркский период тюркских языков:
а) Период Караханидов (Х–ХІІ в. в.) и
б) Монгольский период (ХІІ-ХV вв.)
Однако, в указываемом ученым монгольском периоде, не смотря на превосходство монгольского господства, их язык не сильно
повлиял ни на один из тюркских языков, и монгольские элементы не были внедрены в лексический фонд тюркских языков в большом
количестве. Арабское же нашествие, совершенное до монголов в VIII веке оказало мощное влияние на языки тюркских народов,
и арабские, пресидские слова были внедрены в них сполна, даже установился обычай написания произведений на арабском и пер-
сидском языках. Основная причина данного явления связана с пользованием арабской письменностью в тюркской земле, то есть
арабская графика в значительной степени повлияла на местный язык. В то время бытовало понятие, что одновременное освоение
принципов арабского и персидского языков демонстрирует грамотность умеющего писать человека. Отсюда мы видим, как графи-
ческие знаки чужого народа оказывают мощное влияние на формирование письменного языка другого народа, на нормализацию
письменной культуры.
Мы считаем, что вышеупомянутый Н. А. Баскаковым монгольский период с ХІІІ по ХV века повлиял на появление термина
«шагатайский язык» в области тюркологии. Например, видный ученый тюрколог Э. Р. Тенишев считает, что нынешние тюркские
народы, до национального периода, в качестве общей формы использовали шагатайский литературный язык и делит периоды раз-
вития тюркских языков на шесть:
1. Древнетюркский (V–X в. в.)
2. Древнеуйгурский (VIII–XVII вв.)
3. Караханидско-уйгурский (XI–XII вв.)
4. Хорезмско-тюркский (XIII–XIV вв.)
5. Шагатайский (XV–XVIII вв.)
6. Тюркский (XIX–XX в. в.) 3.
По мнению ученого, у всех тюркоязычных народов (башкиры, татары, қазахи, карачаи, балкары и др.) шагатайская традиция,
даже более ранняя хорезмская литературная традиция беспрерывно продолжала существовать. Шагатайский письменный язык
постепенно дополнился элементами местных народов, появились варианты письменного языка, используемые местными. Ученые
доказывают это, выражая свое мнение относительно эпоса Молда Нияза, то есть он говорит « эпос написан среди казахов, в поэме
преобладают принципы казахского языка, поэтому этот язык можно считать древнеказахским литературным языком». Здесь
ученый упоминает, что на основе шагатайского языка развился древнеказахский письменный литературный язык, пользующийся
местными 4.
Некоторые ученые говорят, что шагатайский язык использовался в ХІV–ХV веках, что книжный язык в казахском языкознании
является продолжением шагатайского языка и то, что шагатайский язык имел несколько стильных направления относительно ху-
дожественной письменной литературы, деловой документации (письма, указы хана), религиозных трудов 5.
Как видно из вышеуказанных выводов, среди ученых не существует конкретно сказанного ими последовательно-установ-
ленного мнения относительно тюркских языков, входящих в состав шагатайского языка, о периодах, и охватываемых языках,

1 
Абилкасимов Б. Казахский литературный язык во второй половине XIX века. -Алматы: Гылым, 1982. C.121–123.
2 
Баскаков Н. А. Введение в изучение тюркских языков. –М., 1962. C.113.
3 
Тенишев Э. Р. О периодизации истории башкирского литературного языка.//Ядкар. – 2006. № 2. –С. 75–79.
4 
Там же.
5 
Қайдаров Ә., Оразов М. Түркітануға кіріспе. –Алматы: Қазақ университеті, 1992. –248 б. P.95101.
Section 3. Philology and linguistics 99

о появлении термина, о его использовании относительно языка какого-либо периода. В связи с этим, офицальная документа-
ция и письма ХVІІІ-ХІХ веков, офисная документация и язык первых казахских газет был написан в традициях письменного
литературного языка, называемом книжным или шагатайским языком, о чем постоянно говорят исследователи. Однако, если
учесть, что термин шагатайский язык сформировался согласно монгольскому правлению и является синонимом древнеузбекского
языка, то будет ошибочным полагать, что он связан с письменным языком ХVІІІ- ХІХ веков, когда казахский народ полностью
сформировался как нация, не говоря о ХV веке. Потому что, несмотря на использование древнего универсального тюркского
письменного языка в качестве своего письменного литературного языка, в связи с формированием как отдельная нация с ХV века,
казахский народ начал сполна внедрять письменный язык элементами разговорного языка. То есть, мы не можем отрицать факт
систематического использования в письменности элементов народного языка (казахского языка), несмотря на сохранение ор-
фографических знаков и морфологических форм, присущих среднеазиатскому литературному языку, использованный в целях
всеобщего понимания для некоторых тюркских народов (казахский, уйгурский, татарский и др.). Известно, что традиционная
система письменного языка подчиненная строгим правилам, сохраняла свое влияние на казахской земле вплоть до ХХ века. По-
этому, древние и старые элементы, встречающиеся на языке памятников с арабской письменностью не являются его формой,
написанной на шагатайском, да и не существуют языки, с которыми можно было бы сопоставить название «шагатайский язык».
Это название не имеет отношения и к монгольскому языку. То есть, это говорит лишь о имени человека, правящего определенным
краем. Поэтому, вместо терминов «книжный язык», «шагатайский язык» нужно внедрять понятие «дрвнеказахский письменный
язык». Это начинание впервые затронул ученый Н. Уалиулы, который указывал на использование арабской письменности в ка-
захском обществе, не имеющую ничего общего с устным языком, написанный в виде орфографического образца письменных
памятников среднетюркского периода и периода Золотой Орды, а также упоминал о постоянном дальнейшем внедрении элементов
народного разговорного языка в звуковую, словесную систему данного языка 1. Академик Р. Сыздык толкует о том, что книжный
язык, сформировавшийся в период ХV–ХІХ вв., постепенно приобрел казахские черты к концу ХІХ в. и на общенациональной
основе сросся с письменным литературным языком, и в качестве первого образца «древнего казахского письменного языка» упо-
минает «Жамигат тауарих» Кадыргали бия, являющийся памятником ХVІв.
Полностью поддерживая все перечисленные взгляды, выводим следующее заключение: в языке произведений, считавшийся
книжным языком, сохранена структурная система, показывающая древнее историческое развитие казахского языка, также мы
должны принимать письменные памятники, относящиеся к книжному языку, за образцы «древнего казахского письменного
языка», поскольку они проложили путь к формированию национального письменного языка, сохранив до наших дней казах-
скую самобытность общих тюркских элементов древнетюрксого, среднетюркского периодов после их распада на национальные
языки. Они же максимально увеличили государственный словарный фонд нашего нынешнего литературного языка. А также
древнеказахский письменный язык, которого прозвали книжным языком, служил не только маленькой группе грамотных людей.
Потому что, арабская письменность широко пустила корни среди казахского народа с VІІІ в., до принятия кириллицы. Древ-
неказахский письменный язык, оказавший огромное влияние на духовно-культурное процветание казахского общества, в Со-
ветское время носил чужеродный характер «книжного языка», «шагатайского языка», что было тесно связано с политической
идеологией того периода. Работы миссионерского направления особенно оказали влияние на уничтожение всего нашего добра,
написанного арабской вязью. На основании этого миссионеры часто стали говорить о недостатках арабской письменности,
убеждали переходить на кириллицу. «Великие личности казахов», переживавших за нацию, пытались всесторонне защитить
свою письменность, доказывая, что все духовное добро народа дано на арабской письменности, арабская письменность является
историческим корнем, хранилищем народного богатства. Однако, им было предъявлено серьезное обвинение в том, что они яв-
ляются арабистами, сторонниками древности, приверженцами старинного письма, нацистами, религиозниками, прихвостнями
муллы. Нынешняя языковая политика, после обретения независимости, дала возможность охарактеризовать историю нашего
прошлого с национальной точки зрения. Древний казахский письменный язык, берущий начало с средневековой письменности
и переходивший из поколения в поколение до наших дней, в качестве «духовно-культурного феномена» (Н. Уалиулы) останется
источником истории развития нашего языка.
Подводя итоги, можем сказать, что древний казахский письменный язык является одним из широчайших направлений, открыва-
ющих путь к развитию нашего современного литературного языка. Традиционная строгая универсальная норма в структуре древнего
письменного языка, берущее начало с древнего и среднетюркского периодов, пре